Наталья Осипова

Биография

Наталья Осипова входит в пятерку лучших балерин мира, сумевших покорить знаменитые европейские сцены. Карьера девушки развивалась стремительно, в 24 года Наташа уже была примой Большого театра. В последнее время балерина работала в Европе и Америке, но в 2017 году решила поработать на родине, и не где-нибудь, а в провинциальной Перми. Туда позвала ее роль Джульетты.

Детство и юность

Наташа родилась в семье москвичей в 1986 году. Когда девочке исполнилось 5 лет, родители отвели ее на спортивную гимнастику, однако отношения с этим направлением не сложились. Точку в спортивной биографии поставила тяжелая травма спины. Тренеры посоветовали попробовать силы в танцах, так Наташа оказалась в балете.

Наталья Осипова в детстве

За плечами Осиповой Московская академия хореографии. Из стен учебного заведения девушка попала прямиком в труппу легендарного Большого театра, на сцену которого впервые вышла осенью 2004 года.

Балет

Столичная публика влюбилась в юную балерину. Ценители балета не переставали восхищаться блестящими прыжками-полетами, лиричностью образа и совершенной техникой исполнения. Наташе в первом же сезоне стали доверять сольные партии. В Большом актриса продержалась семь лет.

Балерина Наталья Осипова

В 2007 году Наталья Осипова в рамках грандиозных гастролей впервые выступила на сцене знаменитого лондонского Ковент-Гардена. Зрители тепло приняли балерину, которая получила к тому же Британскую национальную премию в номинации «классический балет». А год спустя родной театр удостоил талантливую девушку титула ведущей танцовщицы.

Наташа примерила образы Китри в постановке «Дон-Кихот», Сильфиды в одноименном балете, Медоры в «Корсаре». Бурю восторгов вызвала партия Жизель. Впрочем, блестящее исполнение объяснимо, ведь этот образ у Осиповой самый любимый из всех, которые довелось воплотить. Журналистам девушка признавалась, что, каждый раз выходя на сцену, старалась передать эмоции и переживания волшебной сказки.

Наталья Осипова в роли Жизель

Весной 2010-го балерина достигла вершины карьеры в Большом театре, став его примой. Одновременно на танцовщицу сыпались предложения от руководителей иностранных храмов Мельпомены. Особо настойчивым оказался Американский балетный театра, по приглашению Наталья несколько раз блистала в нью-йоркской Метрополитен-опере, танцуя в «Жизель» и «Сильфиде».

В 2011 году российских фанатов балета удивила новость о том, что Осипова вместе с партнером Иваном Васильевым покинули Большой. Звездная пара отправилась в Санкт-Петербург, где Наталью назначили примой Михайловского театра.

Наталья Осипова и Иван Васильев

Позже актриса рассказала прессе, что в Москве ее «передержали в молодых», репертуар застыл на одном месте – девушке не хотелось оставаться вечной Китри. А в петербургском театре поле для раскрытия потенциала оказалось шире. Танцовщица перевоплощалась в Одетту в «Лебедином озере», Джульетту в «Ромео и Джульетте», принцессу Аврору в «Спящей красавице».

С каждым годом звезда Осиповой разгоралась все ярче. Вскоре девушку пригласили в Лондонский Королевский балет (Ковен-Гарден), в 2012 году она уже выступила на грандиозном концерте в честь 60-летия правления Елизаветы II. Приглашенная солистка успела станцевать три «Лебединых озера», партнером по работе стал Карлос Акоста. В будущем театр подписал с артисткой постоянный контракт.

Наталья Осипова и Карлос Акоста

За короткий срок Наталья сумела стать мировой знаменитостью, выступая с лучшими труппами планеты на сценах Милана, Берлина, Парижа, Нью-Йорка. Стала примой American ballet theatre. Плюс ко всему, Наталья Осипова – обладательница россыпи наград. В ее копилке «Золотая маска», премия Леонида Мясина, приз «Benois de la dance», Гран-При Международной балетной премии «Dance Open».

Было время, когда Наталья изменила классическому балету. Девушка пробовала силы в современном танце.

Личная жизнь

Поклонники балета любовались красивым романом, который разгорелся между Натальей Осиповой и Иваном Васильевым чуть ли не с момента окончания хореографической академии. Фанаты были убеждены, что пара обязательно отправится под венец, однако их настигло разочарование. Прима Большого театра и Васильев расстались. Причиной послужила влюбленность молодого человека в танцовщицу Марию Виноградову, которая в дальнейшем стала его супругой.

Наталья Осипова и Иван Васильев

В итальянском театре «Ла Скала» на репетиции постановки «Жизель» Наталья познакомилась с уже известным актером балета Сергеем Полуниным. До этого мужчина на светских мероприятиях успел засветиться с коллегой по цеху Юлией Столярчук, но однажды поклонники вдруг заметили на руке танцора татуировку-надпись «Наталья». Позднее пара призналась на лондонской пресс-конференции, что у них любовь.

Наталья Осипова и Сергей Полунин

Впервые звезды балета вместе появились на сцене в 2016 году, исполнив партии Бланш и Стэнли в спектакле «Трамвай «Желание». В мае 2017 года поползли слухи, что актеры балета расстались, якобы Наталья предпочла Сергею неизвестного дирижера, хотя в «Инстаграме» пара по-прежнему публиковала совместные фото.

Журналисты в каждом интервью не забывают интересоваться личной жизнью актрисы, но Осипова на сей счет не многословна. В одной из последних бесед с представителями прессы отметила:

«Мы очень хорошо общаемся, у нас по-прежнему хорошие и даже замечательные отношения».

Наталья Осипова сейчас

В 2017 году на официальном сайте Пермского оперного театра появилась радостная новость о том, что Наталья становится его примой. Это было решение Осиповой. Представителям СМИ девушка рассказала, что однажды вечером подумала – давно не танцевала «Ромео и Джульетту», спектакль, работа в котором приносит актрисе огромное удовольствие. Перебрав все мировые театры, нигде не обнаружила постановки, только в российской провинции. Звонок балерины такой величины удивил и несказанно обрадовал Алексея Мирошниченко, руководителя Пермского балета.

Наталья Осипова в 2018 году

Первым спектаклем Осиповой в качестве примы стал спектакль «Щелкунчик», вернее, его оригинальная версия. В нетривиальной постановке авторы постарались передать глубину и трагичность музыки Чайковского. Примечательна работа также тем, что в отличие от оригинала имеет счастливый конец. 1 февраля 2018 года премьера «Щелкунчика» состоялась в московском Государственном Кремлевском Дворце. Наталья танцует в спектакле с актером Никитой Четвериковым.

Весной звезда балета выступала в Мариинском театре в роли царицы Мехменэ Бану в спектакле «Легенда о любви». С хореографом Владимиром Варнавой готовит к августовской премьере в Америке «Золушку», после постановка приедет в Россию.

Трейлер фильма «Танцовщик»

26 мая на «Первом канале» состоялся показ документального фильма о Сергее Полунине «Танцовщик». Исследование жизни танцора представил режиссер Стивен Кантор, объединив семейную хронику, архивные материалы и интервью с друзьями и близкими. Наталья Осипова тоже поучаствовала в создании ленты.

Партии

  • Испанская невеста, «Лебединое озеро»
  • Мари, «Щелкунчик»
  • Царица Мехменэ Бану, «Легенда о любви»
  • Анна Андерсон, «Анастасия»
  • Жизель, «Жизель»
  • Сильфида, «Сильфида»
  • Медора, «Корсар»
  • Эсмеральда, «Эсмеральда»
  • Принцесса Аврора, «Спящая красавица»
  • Джульетта, «Ромео и Джульетта»
  • Лауренсия, «Лауренсия»
  • Китри, «Дон Кихот»
  • Эгина, «Спартак»
  • Жар-птица, «Жар-птица»
  • Кармен, «Кармен-Сюита»

«Не есть — страшное зверство»

Прима-балерина Наталья Осипова не сидит на диетах, больше доверяет своей интуиции, нежели хореографам, и не против съемок в кино. А еще знаменитая танцовщица мечтает о тихом семейном счастье. Обо всем этом она рассказала «Известиям» во время подготовки к премьере спектакля The Mother. Постановку хореографа Артура Питы можно увидеть на сцене МХАТа имени Горького 24, 25 и 26 мая.

— Я читала, что работа над спектаклем The Mother произвела на вас сильное впечатление. Почему?

— Спектакль подарил мне эмоции, которых я еще ни разу не ощущала. Мне пока не довелось испытать любви женщины к своему ребенку, а в спектакле эта тема очень сильно прозвучала…

Вообще в этой постановке переплетаются несколько вечных тем — материнской любви, детства, религии. А с другой стороны, Артур Пита, который поставил спектакль, — человек с довольно черным юмором, любящий мистику. У него такая гуща всего намешана, что грань между настоящим и параллельным мирами стирается как для меня, так и для зрителя.

Фото: ТАSS/PA Images/Jane Barlow Российская артистка, прима лондонского Королевского балета Наталья Осипова на фотосессии к спектаклю «Мама» в постановке хореографа Артура Питы по сказке Андерсена «История одной матери»

— В сольных программах вы предстаете не только как танцовщица, но и как драматическая актриса. Если вам предложат роль в театре или кино, как, например, вашему другу Сергею Полунину, согласитесь?

— Кино мне интересно: я люблю его смотреть и, возможно, смогла бы даже сняться в фильме, если бы позвали. Но брать инициативу в свои руки, нанимать специальных агентов ради этой цели никогда не стану. В глубине души я бы больше хотела сыграть в драматическом театре. Хотя спектакли, которые я делаю, и так близки к драме. Но эти мои мысли о кино и театре — лишь фантазия. И без меня хватает прекрасных артистов. Я же всю жизнь посвятила танцу, многое прошла этим путем и буду продолжать идти.

А играть я действительно люблю, думаю, у меня есть экспрессия, которую хочется выплеснуть. И такая возможность предоставляется, когда я, например, танцую в спектаклях Артура Питы. Сейчас я работаю в Австралии над монопостановкой Two Feet про Ольгу Спесивцеву — это еще одна моя роль на грани безумия.

— Что доставляет вам больше удовольствия — классический или современный танец?

— Сложно ответить однозначно. Я люблю классический танец, но я непременно должна в него углубляться, передо мной обязательно нужно ставить актерские задачи. Самое непростое в серьезных классических работах — станцевать их по-настоящему интересно, чтобы можно было сказать себе: «Да, у меня получилось».

Честно признаюсь, о многих балетах, которые танцую, пока не могу так сказать. Но я продолжаю кропотливо работать, чтобы довести их до нужного результата. А современный танец люблю за его стилистику, за физику, за то, что это просто танец, который выражает мое внутреннее состояние.

— Вы как-то признались, что в современной хореографии чувствуете себя собой. Классический балет этого ощущения не дает?

— Кому-то, может, и не дает, а я в классическом балете всегда предстаю такой, какая есть. На сцене я никакая не Жизель, а Наташа-Жизель. Да, я ставлю себя в условия героини, но реагирую на происходящее, как реагировала бы сама. Какой я проснулась, такой и станцевала: без лишних масок, без кабалы образа и навешанных на него ярлыков. Не хочу быть принцессой — у меня и не получается их играть, абсолютно их не чувствую.

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова Прима-балерина Наталья Осипова выступает на премьере своей программы «Легкое дыхание»

А вот когда я танцевала Татьяну в балете «Онегин», поняла, что всё о ней уже знаю. Эта партия давалась мне настолько легко и естественно, что ничего не надо было придумывать и играть — всё выходило само собой. То же самое было, когда танцевала в Лондоне «Месяц в деревне» по Тургеневу. К сожалению, у меня не так много подобных спектаклей, но я все-таки надеюсь, что будут и Настасья Филипповна, и Анна Каренина.

— Любите русскую литературу?

— Да! У меня были замечательные педагоги, которых я всегда вспоминаю с нежностью — они привили мне вкус и тягу к чтению. Большую роль сыграли и мои родители, прекрасно образованные люди.

— Вы доверяетесь хореографам, с которыми работаете?

— С одной стороны, очень хочется довериться, чтобы меня чему-то еще научили, дали вдохновение. С другой — я до сих пор до конца не поняла, правильно ли это — на 100% отключиться и поверить другому человеку, как себе.

Мне говорят, что со мной не очень легко работать — у меня на всё есть свое мнение, и чем больше я танцую, тем оно сильнее. Думаю, что далеко не за всеми авторами можно слепо следовать, иногда лучше верить собственной интуиции. Но есть такие выдающиеся личности, как Алексей Ратманский, был Кеннет Макмиллан. Его давно нет с нами, но в его постановках я сейчас танцую. Таких талантливых хореографов можно и нужно слушать.

— Сегодня вы — звезда мирового уровня. Высокий статус оберегает вас от интриг закулисья балетного мира?

— Самое главное — это рабочая обстановка и хорошая энергетика. Там, где ее нет, я не только не работаю, но и стараюсь больше никогда не появляться.

Конечно, в моей карьере были неприятные моменты, но благодаря им я оказалась там, где я сейчас, — в лондонском Королевском балете. Что касается «звезды мирового уровня» — ею себя никогда не чувствовала. Каждым спектаклем, каждой новой партией надо что-то доказывать.

— Недавно вы сказали, что вам всё больше нравится находиться среди людей, открываться им. Что способствовало таким изменениям?

— Понимаете, когда твердо идешь по какому-то пути, формируешься, надо быть очень сосредоточенной на себе, чтобы сохранить свой внутренний мир первозданным. Кто-то скажет: искусство — это то, что ты вобрал. Но это только с одной стороны. А с другой — это всё твое, внутреннее, не затененное чужими знаниями и мнениями…

Я всегда любила читать и смотреть, но никогда особо не общалась с людьми. Когда я поменяла страну и повзрослела, многое стало даваться мне проще. В 30 лет уже не будешь, как в 20, в зале до полуночи репетировать. Приоритеты меняются. Вот и мне захотелось пожить нормальной жизнью, пообщаться, что-то почувствовать.

Я уверена, что молодым нужно быть абсолютными фанатиками своей профессии, посвящать ей всё, а дальше можно пожинать плоды и совершенствоваться, но больше уже не вкладывать в профессию такой физики и упорства. Сейчас мне нравится духовно расти, ездить, быть в курсе всего, что происходит в мире искусства.

Звезды мирового балета Наталья Осипова и Иван Васильев во время исполнения первой части нового проекта «Соло для двоих»

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

— Ваш ближний круг — танцовщики?

— У меня не так много друзей-танцовщиков, с ними я дружила в молодости, мы были одной компанией, куда-то двигались. Сегодня я сама себе хозяйка и меня больше интересуют люди других профессий. В основном это хореографы.

— Однажды вы сказали, что вам всё равно, что о вас напишут. Неужели негативные отзывы не огорчают?

— Я какие-то жесткие моменты начала переживать очень рано. Когда ты ребенок, которому 15–16 лет, а тебя унижают и оскорбляют, это очень больно и неприятно. Потом на протяжении 10 лет делаешь карьеру в театрах Нью-Йорка и Лондона и читаешь о себе очень и очень много всего… А затем в какой-то момент понимаешь, что все эти слова вообще ничего не решают. Напишут о тебе плохо или хорошо — зависит только от тебя, от того, насколько упорно ты двигаешься дальше.

— Вы росли в балетной системе координат. Это повлияло на ваши человеческие ценности?

— Да, но я бы не сказала, что это плохо. Восемь лет ты учишься в закрытой школе, общаешься в своем кругу, потом этим же кругом вы все идете в театр. Я получила прекрасное образование, научилась дисциплине. Это только плюс. Думаю, даже для тех, кто не остался в искусстве и в балете, это была хорошая школа. И я бы в любом случае предпочла ее обычной.

— Кто-то из журналистов удивился, увидев у вас в гримерке блюдо с пирожками. Балуетесь запрещенными для балерины лакомствами?

— Я хорошо питаюсь и не очень переживаю по этому поводу. Когда репетирую и играю спектакли, никогда не поправляюсь. Если работа идет на спад и я занимаюсь подготовкой проектов, с весом начинаются небольшие проблемы.

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин Звезда мирового балета Наталья Осипова

В балетной школе мы все страдали от бесконечных диет, а это очень отражается на здоровье. Сейчас предпочитаю нормально есть и, если надо, сгонять вес физическим трудом, а не гастрономическими лишениями. Не есть — страшное зверство. Ограничивать себя в еде — нездорово. А я не хочу быть нездоровым человеком.

— Ваше любимое блюдо?

— Шашлык! И хотя я вегетарианка уже около двух лет, до сих пор с тоской вспоминаю вкус и аромат мяса, приготовленного на костре.

— Майя Плисецкая говорила: «Целью моей жизни всегда был танец, и эта цель достигнута». А ваша цель какова?

— Я чувствую, что у меня есть талант, мне не хочется его предавать. Я привыкла к тому, что всему надо учиться и очень много работать, отдавать себя без остатка. Поэтому моя цель — пытаться расти и получать от этого удовольствие.

Хочу, чтобы у меня всё сложилось как надо: правильные люди встретились на моем пути, правильные проекты, ощущения, искусство, любовь. Верю, что всё это только помогает самореализации.

— То есть вы бы хотели состояться во всех сферах жизни?

— Конечно, я по натуре человек очень семейный, мне бы хотелось, чтобы у меня была любовь, семья и дети. Я не из категории людей, которые хотят жить только в искусстве.

Справка «Известий»

Наталья Осипова окончила Московскую государственную академию хореографии, после чего была принята в труппу Большого театра.

В октябре 2008 года стала ведущей солисткой театра, в мае 2010-го — прима-балериной. С 2009 года — приглашенная балерина Американского балетного театра. С декабря 2011-го — прима-балерина Михайловского театра. В настоящее время — прима-балерина лондонского Королевского балета.

Наталья Осипова: «Я ощущаю себя русской балериной, русским человеком»

Осипову отличают невероятная техника и бесконечная жажда танца — перемещения балерины по миру отследить практически невозможно. Соскучившись по «Ромео и Джульетте», прима-балерина королевской труппы Ковент-Гардена самостоятельно написала в Пермский театр оперы и балета. Там сначала не поверили: «Ужель та самая Наташа?» Поверить и правда трудно — в послужном списке Осиповой не только Большой и Михайловский, но и Парижская опера, и Мариинка, и Американский балет. И главные роли мирового репертуара: Осиповой покорились и Золушка, и Китри, и Жизель, и Сильфида. А еще — современная хореография от Сирби Ларби Шеркауи до Владимира Варнавы. А в постановке Артура Питы, которого называют Дэвидом Линчем современного балета, прима занималась и продюсированием. Мы встретились с Натальей Осиповой, чтобы поговорить о том, зачем ей делать столько дел одновременно и почему она больше не выходит из танцзала в два часа ночи.

— The Mother в России позиционируется как ваш проект. Вы принимали участие в его продюсировании?

— Да, конечно. Мы начинали делать эту историю вместе с продюсером Александриной Маркво, с которой познакомились в Лондоне. Пригласить Артура Питу — моя идея. Это мой проект практически наполовину и длился он очень долго. И большое счастье, что я встретила прекрасного продюсера и человека, который помог эту историю реализовать.

— То есть это вы лично пригласили Питу или все-таки совместно с Александриной Маркво?

— Сначала у нас был в планах абсолютно другой проект. Но потом я подумала, что Артур — один из людей, с которыми я очень много работала и которых я очень люблю. Поэтому приглашение Артура — моя инициатива. Круг людей, который сложился вокруг The Mother, — это команда Артура.

— И затем сказку Андерсена вам предложил уже Пита?

— Да. В какой-то момент Артур сказал: «Наташа, знаешь, у меня есть вот такая идея!» — и принес книжку итальянского художника, который иллюстрировал эту сказку Андерсена. Мы с Сашей посмотрели картинки и вместе загорелись этой идеей, это было то, что нам действительно захотелось сделать. Мы собрали международную команду: знаменитого английского танцовщика Джонатана Годдара, художника-постановщика из Бразилии Яна Сеабру, британских композиторов-мультиинструменталистов Дейва Прайса и Фрэнка Муна, российского драматурга Анну Рулевскую. И начали достаточно быстро работать.

— Вас, наверное, все время об этом спрашивают, но все-таки, как вам удавалось совмещать репетиции с работой в Лондоне, визитами в Пермь, чтобы танцевать «Ромео и Джульетту», и всем остальным? ,>

— Чтобы много успевать, артист сам должен хорошо планировать свое время. Чем больше ты делаешь, тем больше у тебя проектов и хореографии разной стилистики. Но нужно отчетливо понимать, сколько у тебя времени и как работает твое тело. В прошлом июне у меня все было очень загружено: я танцевала «Лебединое озеро» в Ковент-Гардене, у меня были спектакли в Нью-Йорке и между этим мы репетировали «Историю матери». Разработали концепцию этого проекта и вернулись к нему осенью. У нас было около трех недель перед премьерой в Эдинбурге. То есть в целом мы работали чуть больше месяца.

© пресс-служба

— То есть около пяти недель — как на выпуске в Европе?

— Чисто физически — около пяти недель, да. Но, конечно, Артур и все остальные члены творческой группы продолжали работать постоянно. Все знают, насколько я занята и как у меня мало времени, и подстраиваются, чтобы я могла получить всю нужную мне информацию. Я умею очень быстро концентрироваться и работать, просто нужно, чтобы у меня сразу были все вводные.

— Почему в Москве вы выбрали МХАТ им. Горького?

— Когда выбираешь площадку, много всего должно совпасть. Мы пробовали массу вариантов, но так сложилось, что мы сыграем во МХАТе имени Горького, и я этому рада.

— Сейчас обсуждается предстоящий ремонт МХАТа, насколько этот театр соответствует вашей постановке? Очевидно, что вы выступаете на площадках, явно превосходящих МХАТ.

— В нашей постановке нет ничего суперсложного, чего-то, с чем любая профессиональная площадка не сможет справиться. Все зависит от людей, с которыми мы работаем, а не от места. У нас очень интересная декорация. Множество комнат по ходу действия постоянно передвигаются по кругу. Когда заканчивается одна сцена, героиня выходит в дверь, декорация начинает вращаться, и она попадает в другую комнату.

— The Mother — ваш первый опыт продюсирования? Может ли быть так, что и дальше вы будете выступать не только как танцовщица, но и как продюсер? ,>,>

— Я даже не думаю, а уверена в этом. У меня прекрасная работа в Королевском балете — я с большим удовольствием танцую мои спектакли и роли. Когда я провожу время в театре, то стараюсь не отвлекаться, работаю серьезно. Но при этом я занимаюсь очень многим. Только в этом сезоне у меня было четыре собственных проекта, связанных с фестивалями: драматические спектакли, танцевальные, программа современного танца. И, конечно, я буду продолжать. В идеале я бы хотела открыть свою танцевальную компанию — собрать людей, с которыми мы могли бы заниматься этим вместе.

1 из 7 Постановка The Mother © пресс-служба © пресс-служба © пресс-служба © пресс-служба © пресс-служба © пресс-служба © пресс-служба

— Что именно вы называете «чисто своими» проектами? Ваше выступление с одним из прошлых партнеров, Иваном Васильевым, на юбилее вашего педагога в Большом, полеты в Пермь — они считаются?

— Каждый сезон — это разные истории. В этом сезоне моя основная работа — это Королевский балет в Лондоне. Кроме того, у меня был большой проект в Австралии на фестивале искусств в Аделаиде — спектакль, посвященный балерине Ольге Спесивцевой. В сентябре был проект с Сэдлерс-Уэллс, одним из самых передовых театров в Лондоне. Там я подготовила программу современного танца. Летом была премьера балета «Айседора» Владимира Варнавы в театре Станиславского в Москве. The Mother — четвертая работа, которую мы сейчас показываем. У меня много выступлений в театрах Мюнхена, Нью-Йорка и других. Бесконечная история в разных жанрах. Я очень много работаю.

— Балет — символ сначала имперской России (благодаря Дягилеву), потом — СССР. К балетным артистам всегда повышенное внимание. Ощущаете ли вы себя «амбассадором» российского балета?

— Конечно, я ощущаю себя русской балериной, русским человеком. Просто так сложились обстоятельства, что я работаю за границей и живу там. Отчасти потому, что я люблю разные стили и направления. У меня много интересной работы, которая связана с хореографами не из России. И так получилось, что свой дом на сегодняшний момент я нашла в Лондоне, потому что мне очень комфортно здесь. Но я русский человек, я воспитана на русской культуре. Амбассадор — очень правильное слово. В каждом спектакле, в каждой роли — моя русская душа. «Русская балерина» — только так меня и воспринимают.

— А как быть с повышенным вниманием общественности? Про одного из ваших бывших партнеров, Сергея Полунина, постоянно что-то говорят. Например: «Как! Он сделал татуировку с Путиным». Но по большому счету, какая разница, какая у него татуировка, пока он безупречен на сцене? Есть ли у вас ощущение, что к тому, что вы говорите и делаете, приковано пристальное внимание и оно не всегда связано с вашими партиями?

— Нет. Я непубличный человек. Я не занимаюсь соцсетями, не люблю вечеринки, куда надо с кем-то ходить и с кем-то общаться. Я занимаюсь своей работой. Думаю, если я интересна кому-то, то исключительно моим близким. Тем, для кого я — дочь, женщина, друг… А в остальном хотелось бы, чтобы меня воспринимали как артистку, которая творит на сцене. Я абсолютно согласна с вами, что артиста можно судить только по тому, что он делает на сцене, по его профессии. Вообще, пришло время интернета, не совсем для меня понятное.

— А вам было бы проще, если бы вы были прима-балериной во времена советского балета? Например, современницей Майи Плисецкой?

— Мне было бы некомфортно. Я очень люблю свободу, люблю перемещаться, организовывать компанию с людьми, с которыми мне интересно. Я думаю, что во время СССР это было бы тяжело. Я восхищаюсь Майей Плисецкой, которая умудрилась в это время столько всего интересного привезти в Советский Союз и самой это исполнить. Это было здорово. Но у меня такого характера нет. Я бы вряд ли смогла пробивать стены и бороться.

Я умею очень быстро концентрироваться и работать, просто нужно, чтобы у меня сразу были все вводные.

— Есть известная фраза Плисецкой: «Семей с детьми много, а Майя Плисецкая — одна». В последних интервью вы довольно часто говорите, что вам интересна роль матери в балете Питы, да и вообще вам хотелось бы через какое-то время обзавестись детьми. ,>

— У многих балерин есть дети. Сейчас с этим проще, потому что все поняли, что ничего страшного с твоим телом после рождения ребенка не происходит, что материнством жертвовать не надо, оно только помогает. Можно восстановиться очень быстро. Приятно видеть балерин, у которых есть дети, когда они возвращаются на сцену и танцуют во много раз лучше, чем прежде. Я не хочу ограничиваться только ролью балерины.

— Чья-то карьера стала для вас примером, после которого вы поняли: «Я тоже могу это себе позволить», или это, скорее, смена некого общественного настроения в балете?

— В каждом искусстве есть люди, которые преданы своему делу. Если у них есть талант, они стараются реализовать себя на 100%: быть в ногу со временем, делать что-то новое. Талант сам несет тебя по жизни. Нужно только четко понимать, что ты хочешь сделать, что тебе нравится, с кем ты хочешь поработать. Если это происходит и ты чего-то хочешь — ты это сделаешь. Я не люблю людей, которые просто сидят и ждут, когда к ним все придет. Нужно действовать самим. Я этим и занимаюсь уже достаточно долго.

— Поэтому вы уехали из России? Вам удалось создать ощущение дома за границей?

— Я не говорю об ощущении дома. Я человек, который любит танец и живет в нем. Я искала людей, хореографов, новые впечатления, эмоции, новую хореографию. И я постоянно перемещалась. В итоге осталась в Лондоне — просто потому, что этот театр оказался гостеприимным. И главное — тут есть репертуар, который мне интересно танцевать. Если бы сейчас, например, в России появился хореограф, который ставил бы что-то невероятное, я бы уехала из Лондона не задумываясь. Даже если бы пришлось ехать не в Россию, а в Африку. Меня тянет туда, где я могу работать с интересом. Мне кажется, что все люди, которые хотят реализовать свой талант, так делают.

— Говорят, когда вы предложили Пермскому балету станцевать «Ромео и Джульетту», вам сначала не поверили и спросили, неужели ли вы «та самая Наташа».

— Да, директор был не уверен, что ему написала действительно я. Сейчас мы прекрасно дружим. Пермский балет — это фантастическая труппа, там чудесный балетмейстер — Алексей Мирошниченко, плюс Теодор прекрасный (Теодор Курентзис — художественный руководитель Пермского театра оперы и балета. — «РБК Стиль»). Считаю, что вместе мы сделали прекрасные проекты. Пермский театр оперы и балета — театр очень высокого, потрясающего класса. Туда всегда очень приятно возвращаться.

— В чем разница между Большим театром, театром Станиславского и Немировича-Данченко, Пермским театром и Королевским балетом?

— В репертуаре, в отношениях внутри труппы и в менталитете людей.

— А как же дисциплина? Говорят, работа в Лондоне и в Москве — принципиально разные вещи.

— Тут все зависит от того, как сложатся отношения с директором. В Лондонском Королевском балете прекрасный директор — Кевин О’Хейр, — он пригласил меня в качестве прима-балерины, у меня с ним очень хорошие отношения. Он один из лучших. Он не хореограф и не артист, он человек, который заботится о том, чтобы в труппе была хорошая атмосфера, не было нездоровых отношений, чтобы репертуар всем подходил. Для меня это самый лучший директор.

© пресс-служба

— То есть вам совершенно необязательно, чтобы художественное руководство осуществлял бывший гениальный танцор?

— Абсолютно. Чем более люди гениальны и интересны, тем больше в них амбиций и своего вкуса, а у таких людей не всегда получается гармонично руководить театром. Мне кажется, лучшие руководители труппы — это хореографы. А Кевин очень здорово руководит театром. Сколько в моей памяти было трупп и театров, везде и всегда случаются конфликты, это неизбежно. Главное, чтобы это было в каких-то адекватных рамках.

— То есть стекло в пуанты никто не подсыпает? Или это в принципе мифы?

— Нет, конечно, не подсыпает. Я думаю, что и в России сейчас прекрасная атмосфера для творчества и работы.

— Сергей Полунин собирается добиваться того, чтобы у артистов была такая же страховка, как у спортсменов. Вам было бы интересно заняться борьбой за права других?

— Я согласна с тем, что артистам нужно помочь. Не в каждом театре тебя отправляют к лучшим врачам. Но жизнь артиста — не самая плохая. Это искусство. Я живу ощущением искусства и тем, что я должна успеть дать людям на сцене, пока у меня есть эта возможность. Потом я готова отдать это место другим и помогать им. Но сейчас я должна концентрироваться на том, что я делаю на сцене. Ведь этот момент пройдет: еще буквально пять–шесть лет, и все. Поэтому сейчас я хочу отдать весь свой талант и все, что я имею. А потом уже переключиться на что-то другое.

— У вас было два выдающихся партнера — Иван Васильев и Сергей Полунин. Насколько для вас важно повстречать партнера, с которым можно пройти какой-то отрезок вместе? Или важнее встретить своего хореографа?

— Встретить хореографа. Несомненно. Это даже не обсуждается. Хореограф — это человек, который на тебя ставит, с которым вы вместе творите искусство. Но и партнер — это здорово. С Иваном Васильевым мы прошли долгий путь, сделав много прекрасных спектаклей. На тот момент мы как дуэт понимали друг друга до мозга костей. И это было очень здорово. Я вспоминаю то время с большим удовольствием. Просто потом все изменилось: я, он. У нас разошлись пути, я встретила других партнеров. Этот процесс продолжается бесконечно. У меня есть уникальный партнер Дэвид Холберг, с которым мы через всю жизнь проходим. Сейчас в Лондоне танцуем «Ромео и Джульетту». Я могу сказать, что встретить фантастического партнера — это огромное счастье. Но получить и хореографа, который ставит для тебя, — это уникально.

— У вас был партнер, с которым изначально что-то не складывалось, но из-за желания станцевать именно у этого хореографа именно эту партию все получилось?

— У меня такого не было. Если не складывается, я либо не танцую, либо пускаю все на самотек.

— У вас есть партия и партнер мечты?

— Есть очень много проектов, о которых я мечтаю. Точнее, я мечтаю, чтобы их поставили на меня. Я уже несколько лет занимаюсь поиском хореографов, режиссеров, с которыми я могла бы сделать эти спектакли. Еще я очень хочу сделать вечер на музыку Рахманинова, — такой очень смешной вечер, где будет происходить что-то непонятное с людьми, которые заперты в одном пространстве. Такое некое подобие ситуации, которая показана в фильме «Гараж». Вообще сейчас у меня восемь проектов, из которых я должна выбрать, какие станут следующими.

— Как вы осуществляете этот выбор? Слушаете, к чему больше сердце лежит?

— Наверное, выбираю то, что лучше складывается. Когда, например, быстро собирается команда. Это хороший знак. Значит сейчас мы это сделаем. А если команда собирается дольше, значит, еще не время, мы сделаем это позже.

— Когда вы стали заниматься contemporary, некоторые ценители вашего таланта балерины довольно ревностно приняли это решение. Сейчас вроде бы все смирились. Что вам как классической балерине дал опыт современного танца?

— На самом деле, я стала интересоваться современным танцем и театром еще со времен школы и училища. Я собирала огромное количество кассет, записей, смотрела разных хореографов. Классический балет никогда не был для меня вершиной. Я люблю танец как таковой в любых направлениях. Например, когда я вижу, как аргентинское танго танцуют фантастические танцовщики, — это же просто космос. Это должно быть на лучших сценах мира. Мне всегда хотелось быть универсальной, делать все, использовать танец во всех направлениях. Поэтому как только я добилась определенного статуса в классическом балете, я тут же стала пробовать. Что касается критики. Знаете, одна работа бывает плохой, другая — неплохой. Я просто хочу работать, двигаться и развиваться.

Чем более люди гениальны и интересны, тем больше в них амбиций и своего вкуса.

— Читаете ли вы, что о вас пишут критики?

— Целенаправленно — нет. Но до меня все как-то само доходит. И плохое, и хорошее. Но критика — это просто мнение, которое не имеет никакого значения для твоей жизни и творчества. У меня есть свой вкус. А когда у людей что-то не сложилось, и им начинают ставить какие-то диагнозы… Это мне особенно смешно. Есть очень мало людей, чьему мнению о танце и арте я доверяю. Что касается танца, то в нем я и сама понимаю неплохо. И всегда готова согласиться, если сработала плохо.

— Вы готовы преподавать через какое-то время?

— Преподавать я не хочу. Я не хочу учить людей, как надо танцевать. Я хотела бы сама танцевать. Поэтому я и хочу просто иметь свою компанию и давать людям идеи и опыт. Репетировать с ними, рассказывать о танце.

— О вашем трудоголизме ходят легенды. А Майя Плисецкая, которую мы сегодня уже вспоминали, говорила: «Моя долгая жизнь на сцене была возможной потому, что я всегда знала, где можно не дотянуть ногу». Что вы думаете на этот счет?

— Я полностью согласна с Плисецкой. Ко мне это понимание пришло недавно. Нужно давать себе возможность отдохнуть, не перенапрягаться и оставить свои мысли и состояние в покое — так ты продлишь свою балетную жизнь. Я думала, что надо выкладываться, как сумасшедшая, лет пять–десять назад. Сейчас я полностью изменилась. У меня есть профессионализм, но чтобы создать образ или пластику, часто требуется больше душевной работы. Я этим занимаюсь дома в ванной. И получается гораздо продуктивнее, чем раньше, когда я до двух часов ночи в зале портила свои ноги.

— У вас есть мечта, не связанная с балетом? Или танец — это та самая часть вашей идентичности, которую уже невозможно от вас отделить?

— Конечно же, невозможно. Но все-таки я разделяю, у меня есть и земные радости. У меня есть мои собаки, любимый человек, есть желание создать семью. Так что у меня много интересов помимо танца. В выходные я пытаюсь не думать о танце. И знаете, жить стало интереснее. Когда ты растешь, тебе надо добиваться определенного уровня, идти к нему. А вот когда ты этого уровня достиг, тебе надо удержаться, и надо, чтобы жизнь тебя обогащала. Обогащает твоя семья, твои чувства. Поэтому для меня сейчас так важно соблюдать баланс между жизнью, ее удовольствиями и искусством.

Угличанам, любящим высокое искусство, повезло – на обновлённой сцене Дворца культуры перед ними выступил Московский классический балет под руководством Кристины Хамнус.

«Спящая красавица» впервые на сцене была поставлена очень давно, со временем были различные редакции, а угличане увидели классическую версию с хореографией Петипа, основоположника классического балета, которая была показана с небольшими сокращениями, потому что физически тяжело смотреть балет на протяжении пяти часов.
Красочный балет-феерия с шествиями, танцами полонез и менуэт погрузили зрителя в стародавнюю эпоху. В балет были введены необычные вставки: так, в третьем действии представлены герои сказок Шарля Перро неслучайно, ведь он – создатель сказки о Спящей красавице.

Труппа выступающих состоит из 30 человек, трое из которых – исполнители главных партий Наталья Клеймёнова и Дмитрий Петров, а также Юлия Балашова (Фея сирени) – именитые танцоры из театра Станиславского и Немировича-Данченко.
Главную партию Авроры исполняла Наталья Клеймёнова. Она – ведущая балерина московского театра Станиславского и Немировича-Данченко. С 2003 года и по сей день работает в театре после окончания московского хореографического училища.
– Мне нравятся лирические партии, а роль Авроры – моя любимая, – призналась прима.
Партию принца Девире исполнял муж Натальи Дмитрий Петров. Он закончил хореографическое училище в Саратове, затем приехал в Москву, познакомился с Натальей на работе, в театре.
– Танцуем вместе на подмостках театра мы редко (но его присутствие за кулисами вселяет в меня спокойствие), чаще всего выступаем на гастролях, – улыбаясь, продолжает Наталья. – Очень нравится выступать в небольших и средних городах России – в них принимают особенно тепло. В Москве совершенно другой зритель, который серьёзно оценивает и нечасто дарит цветы. И сложные па в Угличе одобряли аплодисментами – это очень приятно.
Не каждый человек может позволить себе сходить в знаменитый театр, а Кристина Хамнус приглашает именитых танцоров для гастролей с её театром, и мечта зрителя отчасти становится явью. Ведь миссия балета, по мнению Кристины, чтобы люди верили в добро, попадали в сказку, которой не хватает в жизни, ощущали красоту, волшебство. Угличане тоже в неё поверили.

Елена Наумова:

– Появление такого балета – это культурное событие для Углича. Меня восхитили несравненная музыка, костюмы. Что касается мастерства балерин, мне сложно судить, я не видела таких па, которые завораживают с технической точки зрения – сложных фуэте или чего-то подобного. Главная героиня совершенно великолепно стояла на одной ноге в конце первого отделения, когда к ней женихи подходили, но всё равно не хватает сложных элементов.
Музыка для взрослых привычная, классическая, постановка известная, но из-за отсутствия программок, к сожалению, неизвестно, кто исполняет главные партии, нет либретто и, как я поняла по шёпоту вокруг, далеко не все понимали, что происходит на сцене. Я, например, помню сюжет и рассказала его ребёнку. Можно было бы повесить историю, происходящую на сцене, в фойе, чтобы люди прочитали, ведь в балете не разговаривают, а жесты танца иногда непонятны.
Есть ещё один факт, который меня, несомненно, радует, – мы сидели у сцены, и когда я перед началом балета оглянулась на зал, я не увидела ни одного свободного места. Это значит, что угличанам нужны такие зрелища, они расположены приходить и видеть прекрасное.

Антон Ермилов:
– Балет очень понравился, нечасто можно увидеть на сцене Дворца культуры подобную красоту. Танцоры молодцы, чувствуется их профессионализм. Честно говоря, я впервые на балете, и для меня это было открытием. Мы ожидали увидеть нечто фееричное, и ожидания сбылись. Костюмы волшебные, пластичность танцоров впечатляет.

Вера Зиновьева:
– Я думаю, что этот балет для семейного просмотра, потому что детей нужно приучать к классической музыке, к балету, к культуре. Сказки мы читаем, и историю, происходившую на сцене, ребёнок понял без объяснений. Мы в восторге – костюмы шикарные, балетная труппа показала высокий уровень мастерства.

Ольга Курнышова:
– Достойный балет. К сожалению, я не видела творения Таранды, сейчас жалею. Я почему-то всегда думала, что на сцене Дворца не может быть поставлен балет, сцена небольшая. Моя подруга была на балете Таранды, а сегодня я сама удостоверилась, что была не права, и как только буду узнавать, что в город приезжает балет, обязательно буду покупать на него билет.
Прекрасный вечер, музыка Чайковского на все времена, её приятно слушать, порадовали профессионализм танцоров, удивительно красивые костюмы и декорации. Видимо, отношение к провинции меняется, ведь раньше нас не баловали таким великолепием.
История балета была понятна и мне, и моему внуку, она похожа на «Сказку о мёртвой царевне и семи богатырях», на такой балет нужно приходить всей семьёй. Я получила большое удовольствие от увиденного.

Анастасия ТОМИНА Фото Павла КАРПОВА

Балерина Наталья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *