Скандалы, интриги Большого театра. ч.3

Добрый день, Сплетницы!
Наступила весна, а вместе с ней просмотренный недавно фильм Ника Рида и Марка Франкетти «Большой Вавилон», посвящённый Большому театру, вдохновил меня на новый пост. Надеюсь, Сплетницам будет интересно.
Не судите слишком строго, как и ранее, на эксклюзив не претендую, о многом Вы уже наслышаны, ведь речь пойдет о Сергее Филине.
Предыдущие посты здесь и здесь:

Итак, «Большой Вавилон» (как следует из аннотации к фильму) показывает кухню главного театра страны: разногласия между танцорами, интриги, борьбу за роли и невероятные физические нагрузки. На деле же, полтора часа фильма были практически полностью посвящены Сергею Филину и обстоятельствам той трагедии, которая произошла с ним в 2013 году. Немного помелькала Мария Александрова, пожаловалась на тяжелую долю Анастасия Меськова, показал свой суровый характер и личные принципы Владимир Урин, между делом затронули личность Павла Дмитриченко — вот, пожалуй, и всё. Однако тем, кто ранее не следил за личностями «троицы» Филин-Урин-Дмитриченко, будет интересно узнать о них чуть больше.

(Сергей Филин и Владимир Урин)
Так, например, вскользь Владимир Урин обмолвился о том, что ранее работал с Сергеем Филиным в Музыкальном театре им.Станиславского и Немировича-Данченко, и закончилось их сотрудничество на крайне минорной ноте. Эти же слова, но в другой интерпретации, повторил и Филин, добавив, что Урин затаил на него обиду и не может забыть «тот эпизод». О чем именно не может забыть В.Урин и чем будущего генерального директора ГАБТа обидел менеджер-Филин в фильме не раскрывается, но в открытых источниках присутствует следующая информация.

(Владимир Урин)
6 марта 2008 года балетной труппе Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко был представлен новый художественный руководитель — премьер Большого театра Сергей Филин. Как писали издания того года, ни в увлечении педагогикой, ни в балетмейстерских наклонностях Сергей Филин замечен не был. Как не было у него и опыта руководителя. К 2008 году Филин прославился чем угодно, только не верностью. Отличный танцовщик, один из легендарной пятерки Большого (Филин, Цискаридзе, Уваров, Гуданов, Белоголовцев), он был вечной головной болью для начальства. Он все время норовил сбежать с рабочего места на какую-нибудь «халтуру» — и его не волновало, пострадает ли выпускаемая в театре премьера из-за его отсутствия. В любом театре все чтут возможность заработать на каких-нибудь «левых гастролях», но премьера всеми почиталась вещью священной. Всеми — кроме Филина.

(Сергей Филин)
Что же привлекло Владимира Урина в столь спорной кандидатуре? Вероятно, природные данные, артистизм и обаяние — качества, которыми тогда славился Сергей. За работу новый худрук «Стасика» взялся с энтузиазмом, делая всё, чтобы театр перестали считать «второсортной площадкой», попутно раздавая интервью о верности своему новому «дому». Филин позвал на должности педагогов ряд людей, завершивших танцевальную карьеру в Большом театре, и зорко следил за выпуск­никами хореографического училища. Одной из любимиц худрука стала миловидная Анжелина Воронцова, впоследствии выбравшая ГАБТ и получившая клеймо «Не оправдала надежд Филина».

Не прошло и трёх лет, как ГАБТ призвал Филина обратно — Геннадий Янин, который должен был прийти на смену Юрию Бурлаке, прославился порнографическим скандалом («Порногейт», о котором я уже упоминала в первом посте): 8 марта 2011 года в сети появился сайт с 182 гей-порнофотографиями с Яниным. Ссылка была отправлена по электронной почте на тысячи адресов мировых театральных деятелей. Как следствие, место художественного руководителя балетной труппы ГАБТа оказалось вакантным. Филин, что называется, бросился в омут с головой, забыв о прежней верности и преданности «Стасику».

(Дмитрий Медведев, Юрий Григорович и Сергей Филин. Большой театр. Москва 18 ноября 2011)
И всё бы ничего, но, согласно «внутреннему театральному кодексу чести», в театре принято переходить из труппы в труппу летом — чтобы никого не подводить. А тут худрук исчезает в марте и забирает с собой нужных ему артистов — прямо в разгар сезона! Сказать, что Урин был возмущён- значит не сказать ничего. Отдать ему должное, в последующих интервью Владимир Урин крайне корректно отзывался о бывшем коллеге, но, как пишут, когда он встречался с Филиным, выражение его лица было весьма красноречивым.

(Владимир Урин)
В общем, Филин явно надеялся больше не пересекаться с бывшим руководителем, но в 2013 году министр культуры Владимир Мединский, сняв с поста директора Большого театра Анатолия Иксанова, уговорил Владимира Урина возглавить Большой. И Филин снова оказался худруком балета в театре, в котором начальник — Урин.
Но вернёмся в 2011 год, когда до назначения Урина оставалось ещё два года, и поговорим об Анжелине Воронцовой.
(Анжелина Воронцова)
Анжелина Воронцова родилась в Воронеже. На балетном конкурсе в Перми на нее обратили внимание звезды Большого балета Екатерина Максимова и Владимир Васильев. После столь судьбоносной встречи доучиваться Анжелина приехала в Москву. На одном из концертов ее увидел Сергей Филин, который как раз принимал руководство балетом музтеатра. Между Филиным и Воронцовой завязались романтические отношения. Пообещав взять на ведущие роли, а не просто в корд:)ет, Филин, как поговаривают, чуть ли не платил Воронцовой отдельную стипендию и оплачивал аренду квартиры для Анжелины и её матери. Вполне естественно, что Анжелина дала слово стать солисткой «Стасика». Но не сдержала его… То есть балерина действительно пришла и несколько раз выступила на сцене, но после перешла в Большой театр, выбрав в качестве наставника Николая Цискаридзе.
(Анжелина Воронцова и Леонид Сарафанов)
Ожидала ли Анжелина, что в скором времени она вновь столкнётся с Филиным — неизвестно, но, полагаю, что новость о назначении нового худрука балетной труппы не оставила её равнодушной.
(Николай Цискаридзе и Анжелина Воронцова)
По рассказам, большая часть труппы обрадовалась, когда узнала о назначении Сергея Филина: свой человек, знает проблемы коллектива. Но радость быстро прошла. Во-первых, Филин привел за собой целую команду из «Стасика»: советника Диляру Тимергазину (кстати о ней, точнее о семье её сына будет немного в конце поста), помощницу, инспектора балета, помощника по репертуару и составам, а также трех танцовщиков. Чужеродные артисты стали быстро продвигаться по карьерной лестнице, чем бесили коллег, а советница и помощница, по многочисленным свидетельствам, стали вмешиваться в творческий процесс, чем бесили артистов еще сильнее. Во-вторых, для административной команды Филина не было предусмотрено расширения штатного расписания, так что некоторым старожилам пришлось потерять свою работу. Так, Филин пытался сместить главу балетной канцелярии Веронику Санадзе, но за нее заступились Павел Дмитриченко и труппа. Санадзе отстояли, но после этого ссор у худрука и артистов становилось все больше.
(Диляра Тимергазина)
Итак, с приходом Филина у Воронцовой наступили «темные времена». Хотя, наверное, это громко сказано. Анжелина мечтала о роли Одетты-Одилли «Лебединого озера», а танцевала (не без успеха, надо признать) партию Мари в «Щелкунчике».
«Здесь мне не дают танцевать. Вы не можете себе представить, как давно я прошусь танцевать в «Лебедином озере», но они отказывают», — приводит Time признание Воронцовой, сделанное журналисту издания 6 февраля 2013 года, когда танцовщица была на гастролях в Италии.
Апогей конфликта между Филиным и Воронцовой пришёлся на декабрь 2012 г. Балерина попросила у худрука дать ей станцевать «Лебединое». Тот резко ответил: мол, сначала посмотритесь в зеркало, а потом проситесь на такую роль. Как впоследствии объяснял сам Филин, Анжелина слишком полновата для роли Одетты-Одиллии. Негласно в Большом театре её называли «пухляк».
Ну, а далее сплетницы знают: по официальной версии, молодой человек Воронцовой, Павел Дмитриченко, заплатил Юрию Заруцкому 50000 рублей, чтобы тот немного «припугнул худрука», но Юрий по какой-то причине плеснул кислотой Филину в лицо. Правда, на судебном заседании Юрий Заруцкий заявил, что плеснул Филину в лицо не серную кислоту, а купленный в магазине автозапчастей электролит для аккумулятора. По словам обвиняемого, он хотел лишь унизить свою жертву, а не нанести ей увечья и поэтому разбавил едкую жидкость уриной.
(Юрий Заруцкий)
Защитники обвиняемых оспаривали сам факт того, что при нападении на Сергея Филина использовалась кислота, ссылаясь на то, что эксперты не смогли установить, какой концентрации была кислота, остатки которой нашли в пустой банке на месте преступления. Кроме того адвокаты заявляли, что Филин получил не настолько тяжелые травмы, чтобы расследовать дело по статье 111 УК (причинение тяжкого вреда здоровью) и оспорили экспертизу, сделанную по медицинским документам в отсутствие самого пострадавшего. Помимо прочего защитники настаивали, что инициатива облить Сергея Филина кислотой принадлежит исключительно Заруцкому, самостоятельно избравшему способ покушения, а Дмитриченко не было ничего известно об этом.
Как бы то ни было, итог известен: Павел Дмитриченко приговорён к 6 годам лишения свободы (недавно срок сократили до 5,5 лет), с Воронцовой они расстались. Любопытно, что и Павел и Анжелина практически одновременно нашли новых партнёров: Павел женился в 2014 году, а 21 сентября 2015 года Анжелина Воронцова вышла замуж за дирижера Михаила Татарникова и перешла в Михайловский театр.
(Юрий Заруцкий, Павел Дмитриченко)
(Михаил Татарников)
Что касается Сергея Филина, то о его руководстве можно написать отдельный пост, но, если кратко, то:
Тезис номер Один, или П — значит «Подлость»
Когда на Сергея Филина только напали, на условиях анонимности сотрудники Большого делились мнениями: «Филин – человек путинской формации, живет не по закону, а по понятиям: ты мне лижешь задницу – танцуешь. Не лижешь – не танцуешь, буду гнобить. И все это прямым текстом», – утверждает сотрудник администрации. По словам источника, худрук снимал неугодных со спектаклей, задвигал в глубь сцены и не брал на гастроли, приносящие артистам существенный доход. «Весь этот беспредел не мог продолжаться бесконечно, – считает работник художественно-постановочной части. – Ребята пашут как каторжные, не получают от этого ни отдачи, ни денег, ничего. Это напряжение и недовольство росло и должно было вылиться. Обидно, что оно вылилось вот так».
Тезис номер Два, или В — значит «Воровство»
Партийная номенклатура, чиновники, администрация президента, министры, силовики, толстосумы-спонсоры и богатые покровители артистов, желающие влиять на репертуар, жены состоятельных деятелей, билетная мафия и перекупщики, подставные зрители, безумные фанаты – всем есть дело до Большого театра. В ежегодном бюджете у театра отдельная строчка, и в 2013 году Большой должен был получить из казны 4,1 миллиарда рублей. Это не считая прибыли от дорогих билетов, ежегодного президентского гранта, спонсорской поддержки и вклада попечительского совета, в котором состоят Роман Абрамович, Виктор Вексельберг, Зиявудин Магомедов и другие крупные бизнесмены.
В 2013 году МВД заявило, что при реконструкции исторического здания Большого было похищено 90 миллионов рублей, и арестовало генерального директора ООО «ПО «Теплотехник» Александра Семченко. «Во всех театрах России воруют. Главная статья расходов – это декорации и костюмы, все стоит астрономических денег, – на условиях анонимности рассказывает сотрудник администрации театра. – На деле же все стоит в разы дешевле. Артистам хора приносят туфли якобы по шестьсот евро. Цены на костюмы тоже завышены вдвое. Вот, например, художественно-постановочная часть недавно отказалась шить костюм для певца, потому что дорого, около трехсот тысяч рублей. Он, наверное, из платины сшит. Это царство круговой поруки».
(Директор ООО «Теплотехник», епископ и президент Союза церквей евангельских христиан России Александр Семченко)
«У него (прим.от меня — у Филина) очень плохая репутация. Он человек корыстный и меркантильный, если под кадкой увидит десять копеек, не почурается и их достать. У него был фонд, в который артисты вносили деньги, чтобы их поставили на хорошие роли. У некоторых балерин богатые мужья, и они готовы за это платить, потому что роли – это статус». При этом рядовые сотрудники театра и артисты жалуются на низкие зарплаты. «Административная зарплата в 18–25 тысяч рублей считается нормой. В балете самая большая нагрузка у корд:)ета, потому что они в каждом спектакле участвуют. Если тебя ставят в первую линейку, если ты попадаешь на все гастроли, то можешь в месяц нарубить тысяч 60–70, но это каторжный труд». Сотрудники говорят, что средняя зарплата – 25–30 тысяч рублей.
(Сергей Филин с женой Марией Прорвич)
Тезис номер Три, или П — значит «Профсоюз».
В 2006 году в Большом появился новый творческий профсоюз, для балетной и оперной трупп. Председателем профсоюза стал Сергей Филин, помогал ему его старый друг танцовщик Руслан Пронин. Филин сохранил за собой пост председателя профсоюза, когда в 2008 году ушел работать в «Стасик» и даже когда вернулся обратно в Большой в 2011 году. До 2013 года Филин оставался главой профсоюза, потому что это, по словам членов профсоюза, никому не мешало: он не блокировал финансовую помощь сотрудникам театра, соглашался с предложениями. Но разговоры о том, что он не может одновременно быть главой профсоюза и худруком, стали все активнее циркулировать, и профсоюз согласился переизбрать главу. Дмитриченко стоял во главе группы, недовольной положением Филина: как он может решать профсоюзные вопросы, будучи худруком? Перевыборы были назначены на январь 2013 года, но перенеслись из-за нападения на Филина. Первый этап голосования прошел 2 марта, за Павла Дмитриченко проголосовали почти единогласно. Через три дня его арестовали по обвинению в организации покушения на Сергея Филина. Второй тур голосования прошел 9 марта, Дмитриченко избрали главой профсоюза, а в его отсутствие и. о. сделали Руслана Пронина, когда-то друга Сергея Филина.
(Павел Дмитриченко)
Неизвестно, что именно не поделили старые друзья, но известно, что во вскрытой и выложенной в сеть незадолго до покушения переписке Филина фигурировал и Пронин. «Он оказался темным и тащит одеяло на себя, не прикрывает меня, а, наоборот, только разжигает огонь. В декабре буду убирать и назначу Ветрова Сашу, думаю, пока так!» – говорилось в одном из писем Филина (сам худрук настаивает, что письма настоящие лишь наполовину: какие-то части были дописаны хакерами). В день нападения Руслан Пронин по просьбе Дмитриченко уточнял планы Филина на вечер, отчего попал в первоначальный круг подозреваемых. Чуть позже он писал в администрацию театра жалобы на интервью Цискаридзе, за что солист получил один из выговоров, с помощью которых его пытались уволить. В апреле Пронин посетил суд над Дмитриченко, подписался в поручительстве, активно поддерживал ведущего солиста и передавал привет от Анжелины Воронцовой. Через пять дней Пронина уведомили, что с ним разрывается трудовой договор. Сейчас он редко бывает в России, и в театр, по слухам, ему вход запрещен. При этом он оставался и. о. главы профсоюза вплоть до апреля 2013 года.
(Руслан Пронин)
Тезис номер Четыре, или Ж — «Желтушный»
Не могу не ввернуть следующую информацию. До романа с Воронцовой Дмитриченко был женат на артистке корд:)ета Ольге Клыпиной, которой, собственно, он был обязан продвижением в театре. Семья у Ольги очень состоятельная. Когда она вышла замуж за Павла Дмитриченко, её родители захотели продвинуть молодого зятя (раз уж у дочки данных для примы недостаточно), используя финансовый ресурс и его талант. Продвижение артиста в Большом всегда происходит негласно — кому-то что-то обещают и преподносят дорогие подарки. С Дмитриченко занимались лучшие педагоги и ему доверяли роль Яшки в «Золотом Веке», или Злого Гения в «Лебедином»… Павел даже был неплох в «Спартаке». Но случился головокружительный роман с Анжелиной и итог этих отношений Вы уже знаете.
(Ольга Клыпина)
Тезис номер Пять, Н – “Немного повторюсь”
Прима-балерина Светлана Захарова была одной из немногих, кто не аплодировал худруку Сергею Филину, когда он 17 сентября 2013 года выступал на традиционном ежегодном сборе труппы. Захарова сидела в четвертом ряду и отчетливо видела, как Филин читал какие-то листочки, видела, как он встал и взял в руки микрофон, а зал взорвался овациями. Захарова не шелохнулась, только сверлила Филина презрительным взглядом и иногда негромко передразнивала манеру говорить.
(Светлана Захарова)
Немного предыстории из первого поста:
12 июля 2013 года Светлана Захарова должна была исполнить партию Татьяны в премьере «Онегина», о которой она мечтала много лет. За две недели до премьеры Захарову внезапно назначили во второй состав, а в первый поставили талантливую, но молоденькую Ольгу Смирнову, работающую в Большом всего два года.
(Ольга Смирнова)
Официальная версия – так решил постановщик, Фонд Крэнко, владеющий правами на «Онегина». Неофициальная – так решил Сергей Филин, который, как говорят в театре, «совсем потерял голову» от Смирновой. Смирнова замужем за сыном Диляры Тимергазиной, советника Филина, и Филин ей активно помогает. Захарова оскорбилась и в «Онегине» танцевать отказалась вовсе. Ну а дальше: Олимпиада — Тот Кого Нельзя Называть — Снятие с должности Иксанова…
Вывод: понял ли Иксанов, что подставил то его Сергей Филин, наверное, сам того не желая?
(Анатолий Иксанов)
Тезис номер Шесть, А — “А не желал ли?”
Незадолго до нападения хакеры слили скандальную переписку Филина. Из нее следует, что артист сплачивал вокруг себя людей и возможно даже метил на место директора ГАБТа – Анатолия Иксанова. Вот здесь советник Филина, Диляра Тимергазина, советуется с ним по поводу ответных действий против АГ – имеется в виду Анатолий Геннадьевич (АГ) Иксанов:
А вот Сергей Филин сообщает, что весь день был в администрации президента. Не исключено, что он всерьез рассчитывал пытался добиться отставки Иксанова:
Ну а из этих скринов хорошо видно, что Филин – властный человек, который привык распоряжаться судьбами артистов:
Ну, а, может, все было совсем не так, это же всего лишь слухи и сплетни 🙂
КОНЕЦ.

Новые имена Ольга Смирнова

Об Ольге Смирновой заговорили сразу после ее дебюта в главной партии Никии в балете «Баядерка» через полгода после ее прихода в труппу Большого театра – редкий случай для вчерашней выпускницы. 20-летняя Ольга оказалась самой молодой в мире исполнительницей этой сложной партии! Второй сезон 2012/13 ознаменовался для нее новыми большими достижениями – исполнением коронной классической партии Одетты–Одилии в «Лебедином озере» и партии Татьяны в премьере балета Джона Кранко «Онегин». Кроме того, в личной жизни талантливой молодой балерины произошло важное событие – она вышла замуж.

Ольга Смирнова, первая солистка балета Большого театра с 2011 года, родилась в Санкт-Петербурге. Окончила Академию русского балета имени А.Я.Вагановой (АРБ) в 2011 году. Лауреат Международной балетной Премии Dance Open в номинации «Мисс Выразительность» (2013), Премии «Душа танца» журнала «Балет» в номинации «Восходящая звезда», Премии Международной ассоциации деятелей хореографии Benois de la Danse – балетный «Оскар» (2013) за исполнение классических партий в балетах «Дочь фараона» (Аспиччия), «Иван Грозный» (Анастасия), «Драгоценности» (главная партия в 3-й части, «Бриллианты»), победитель телевизионного конкурса «Большой балет».

– Ольга, поздравляю вас с блестящим завершением предыдущего сезона и законным браком. Столько событий за один год! Вы даже не успеваете получать высокие награды, которыми осыпают вас как из рога изобилия!

– Спасибо. Вы имеете в виду «Бенуа-де ля Данс»? Церемония вручения проходила в мае. В это время я находилась в Японии на гастролях по приглашению Владимира Малахова, которого европейские критики называют «танцором столетия» и «балетным богом». В этом сезоне он завершает карьеру как классический танцовщик. Конечно, от такого предложения не отказываются, тем более, что согласие я дала задолго до Бенуа. Изменить уже ничего было нельзя. Это бесценный опыт, тем более что накануне турне я впервые станцевала главную партию в «Лебедином озере» в Большом театре и дополнительная практика, тем более с таким партнером как Малахов, была для меня очень кстати. Три раза с Малаховым мы выходили на сцену в «белом» акте и пять раз – исполнили «черное» па-де-де с моим партнеров по БТ Семеном Чудиным. Кроме того, мне удалось пообщаться и понаблюдать за работой знаменитых зарубежных коллег: Люсии Лакарры, Марлона Дино, Яны Саленко, Дину Тамазлакару… А что касается премии, пообещала организаторам, что станцую на «Бенуа-де ля Данс» в следующем году. Тогда же состоится вручение мне приза. Награды – это, конечно, очень приятно, но, чтобы подтверждать высокое признание, нужен ежедневный кропотливый труд без скидки на регалии.

– А не страшно было впервые выходить на сцену Большого, когда тысячи глаз в зале и на сцене вас оценивают: что это за «птица заморская»?

– Для меня каждый выход на сцену – праздник. Волнение, конечно, присутствует, это нормально, но оно со знаком «плюс». Для меня самое главное, чтобы было предвкушение этого спектакля, и чтобы каждая моя роль была маленьким событием для публики.

– Как решились на переезд в Москву?

– Конечно, была внутренняя борьба. Месяца за три до окончания академии я познакомилась с худруком балета Большого Сергеем Юрьевичем Филиным. В Петербурге проходил тогда ежегодный фестиваль Dance Open, посвященный юбилею легенды балета Наталии Макаровой. Балетная элита посетила наш выпускной класс. После показа экзаменационного урока классического танца Филин предложил мне подумать о работе в Большом. Но я тут же забыла о его словах. У меня даже не было мысли, что я могу работать где-либо , кроме Мариинского театра. Нас к этому готовят с первого класса. И когда видишь один путь, эту сцену, знаешь всех артистов, репертуар, то не помышляешь о другой судьбе. Но в тот момент в Мариинском театре, как мне показалось, не представили четкого плана, благоприятного для начинающих артистов, из которых нужно лепить профессионалов. Как ни странно, но я видела перспективный путь для своего развития именно в Большом театре. Век артиста балета короток – лет 15 в среднем, и хочется много успеть. Только сейчас, по рошествии двух лет работы в БТ, я начала понимать, как важны для начинающей балерины заинтересованность и поддержка художественного руководителя и педагога, когда есть ясный план участия в репертуаре и перспектива творческого роста. К тому же в БТ открылась историческая сцена, значит — возможность больше работать. Было заманчиво попробовать себя.

– Как проходила адаптация в Большом? Как принял вас коллектив?

– Довольно спокойно. Может быть, потому что я сразу окунулась в работу. Думала, будет тяжелей. В Москве совершенно другой ритм, атмосфера, даже люди другие. Трудность была в адаптации к системе работы в театре, потому что в школе совсем другой распорядок, нагрузки, подготовка к спектаклям. Практически все время проводила в театре: класс, репетиции с педагогом Мариной Викторовной Кондратьевой. Ежедневный маршрут был фактически один: между домом и театром. Постепенно я полюбила Москву, хотя в душе навсегда останусь петербурженкой. Ведь и балетные школы двух столиц тоже отличаются. Хотя в последние годы различия смягчаются – питерцы приезжают работать в Москву, москвичи – в Петербург.

– А в чем это различие, если коротко?

– Мне кажется, выпускников Вагановской академии видно всегда. Грамотность, безупречная чистота исполнения, отточенность техники, грациозность танцовщиц, апломб в хорошем смысле, даже имперский шик. Вагановская школа отличается руками, удивительно красивыми, поэтичными. Мариинский театр всегда славился кордебалетом. Идеально подобранные красивые танцовщицы и безукоризненное исполнение. Это выпускницы моей школы.

– Фактически вы очень точно описали себя. Я бы еще добавила – скрытый темперамент, пламя в закрытом сосуде и зрелость не по годам. Значит, эпитет, которым вас вначале наградили некоторые столичные критики – Снежная королева», неточен? Достаточно увидеть вашу любящую и страдающую царевну Анастасию в «Иване Грозном» или Татьяну в «Онегине», где вы наиболее ярко проявили свои качества – лиризм и темперамент, музыкальность, женственность и силу духа.

– Мне действительно нравятся образы, в которых сильно драматическое начало. С огромным удовольствием готовила партию Анастасии из «Ивана Грозного». Люблю этот балет за его особую атмосферу. Для меня до сих пор загадка, как Юрий Григорович справился с такой сложной задачей: в двух актах показать драматическую судьбу царя, эволюцию характера, политическую и любовную линии его жизни. Это есть в музыке, яркой хореографии, в костюмах, декорациях.

– А на меня особенное впечатление произвела ваша Татьяна в «Онегине»: как вам удалось передать танцем всю личную трагедию героини, изменение ее образа от романтической, неопытной девушки до зрелой, любящей, сильной женщины? А в вашей жизни что-то подобное случалось?

– Таких сильных потрясений не было, и, может быть, слава богу. Как все девушки, влюблялась и переживала, но не в таком масштабе, чтобы говорить об этом как о каком-то подвиге. Если что-то и удалось передать, то, скорее, благодаря детальной проработке роли и ее актерского исполнения.
Иногда из-за отсутствия реальных потрясений я придумываю их себе сама. Чаще всего это сомнения, связанные с профессией. Ненавижу смотреть на свое выступление в записи. Хотя это, может быть, полезно – увидеть себя со стороны. Так случилось, например, во время телеконкурса «Большой балет». Мы не имели возможности из-за от сутствия времени наблюдать свой танец на мониторе во время съемок, поэтому, когда позже смотрела по телевизору, хотелось многое поменять. Очень хорошо знаю свои недостатки, даже больше, чем достоинства. К любым трудностям и творческим экспериментам отношусь с любопытством. Академическая классика основана на владении виртуозной техникой, а драмбалет – еще и на создании психологического образа. Мне кажется, это одно из самых интересных качеств моей профессии. В каждом спектакле я стараюсь добиться того, что задумывала, передать зрителям те эмоции, которые заложены в моем персонаже. Мне, конечно, хочется создать на сцене свои образы Джульетты и Жизели. Но я также хочу внутренне дорасти до этих психологически сложных героинь, поэтому всему свое время.

– А как вы относитесь к современной хореографии?

– Отношусь как к новому опыту, расширению своего профессионального кругозора. Очень интересной, считаю, была работа с Йормо Эло в его спектакле «Dream of Dream» на музыку Рахманинова. Хореограф поставил специально для нас с Владиславом Лантратовым замечательный дуэт, отличный от других пар, исходя из нашей индивидуальности, ему
не хотелось нас ломать. Он говорил, что видит в нас олицетворение русской хореографии с русскими эмоциями и широкой душой. В принципе, до сегодняшнего дня в моей жизни не было какого-то открытия, как можно двигаться по-другому. Знакомство с хореографией Джона Кранко в «Онегине», или с предстоящей в этом сезоне постановкой Джона Ноймайера «Дама с камелиями» я рассматриваю как освоение, безусловно, нового стиля хореографии, новой техники, новых взаимоотношений между героями на сцене, но это все же не ломает моего представления о привычном владении своим телом, как инструментом в танце.

– Слышала, во время гастролей балетной труппы БТ летом в Лондоне на «Баядерке» публика очень поддержала балерину, которая в считанные секунды подменила травмированную приму Машу Александрову, исполнив за нее экспромтом положенное фуэте.

– Чем заслужила горячие аплодисменты зала. Да, такое случается. Мы все живые. И со мной было падение на той же «Баядерке». Когда организм перегружен, а ты не чувствуешь, что дошел до физического предела, такое и происходит. Одно дело – приземлиться на отдохнувшую ногу, другое – на уставшую. Поэтому, когда я чувствую себя в работе пере-
груженной, то всегда более внимательно контролирую свои действия на сцене.

– Есть ли у вас кумиры в профессии?

– Не скрываю, что для меня Диана Вишнева – символ того, как балерина может развиваться и меняться бесконечно. Тот репертуар, который танцует Диана, тот поиск, в котором она
постоянно находится, – для меня пример. Я всегда с огромным интересом смотрю ее спектакли и не перестаю следить за ее творчеством.

– Вам никто не говорил, что вы производите впечатление абсолютной отличницы, очень правильной?

– Угадали. Меня многие называют правильной, и моя профессия укрепила такие качества, как дисциплина и ответственность. Я, наверное, не очень общительный человек, интроверт, непросто схожусь с людьми и принимаю в свои друзья. Поэтому у меня не много друзей, но зато я полностью уверена в тех немногих, что у меня есть.

– А в Москве вам удалось обрести друзей?

– У меня много знакомых, появилась близкая подруга и, конечно, муж — мой близкий друг. Когда я переехала в Москву, мы с мамой искали съемную квартиру, тогда я и познакоми-
лась с Димой. Он совершенно искренне стал помогать нам в этом вопросе, просто потому что хотел и мог помочь по человечески советом.

– Насколько мне известно, ваш муж – состоявшийся человек с жизненным опытом, инвестиционный банкир, много лет работал в Америке, вы люди из абсолютно разных сфер, что вас объединяет?

– Нас объединила любовь к театру, драматические спектакли, которые мы посещали вместе. Мне безумно важно поделиться своими мыслями после просмотра и Дима тоже интересно рассказывает о своих впечатлениях. Муж влюблен в балет и никогда не пропускает мои спектакли. В нем я сразу увидела искреннего поклонника, за что ему очень благодарна, ведь это колоссальная поддержка. И во время летних гастролей в Лондоне Дима приезжал на мои спектакли, волновался за меня, дарил заботу. У меня было довольно много спектаклей и все сложные, классические:» Баядерка», «Лебединое озеро», «Бриллианты» из балета Баланчина «Драгоценности» и Фея Сирени из «Спящей красавицы». Все эти спектакли нужно было станцевать за две недели! Для меня этот танцевальный марафон оказался настоящим испытанием, в конце гастролей накопилась нечеловеческая усталость. Дима и педагог Марина Викторовна очень помогали мне ее преодолеть морально. Благодаря их заботе и позитивному настрою я находила силы достойно завершить свои выступления.

– Расскажите подробнее о вашей свадьбе.

– Местом венчания мы выбрали Пушкин и Павловск — это красивейшие и поэтичные пригороды Петербурга. Трудно представить лучшее место для свадьбы еще и потому, что
мы оба находились под впечатлением от недавней премьеры «Онегина». Мне хотелось перенестись назад во времени и почувствовать себя причастной к онегинской эпохе. Этому
способствовала и тщательная подготовка: платье все в кружевах, длинная фата, сюртук Димы, прогулка на карете по Пушкинскому парку и множество приятных мелочей и нюансов. Венчание проходило в очень уютной, с атмосферой пушкинского времени церкви Знамения в парке рядом с Екатерининским дворцом. К тому же батюшка, который нас венчал, оказался поразительно похожим на Александра Сергеевича Пушкина! Весь день складывался как по заказу, как хотелось и как мечталось, даже с погодой повезло – выглянуло солнышко, что для петербургской погоды не свойственно. Поразила одна деталь: когда мы вышли из церкви, прилетел голубь и сел на колокольню, склонив голову и наблюдая за нами. Мне показалось, что это хороший знак. Ведь есть традиция – на свадьбе выпускать голубей в небо как символ любви и верности. Это был незабываемый день! Наш праздник! А уже через день мы вернулись в Москву. У меня начались репетиции нового балета Пьера Лакотта «Марко Спада». Я уже танцевала в спектакле Лакотта «Дочь фараона» и мне знаком стиль этого хореографа. Хотя работа над новым балетом предстоит серьезная, прежде всего потому, что очень много хореографического текста, но это необычайно красивый танцевальный балет. Премьера назначена уже на 8 ноября.

– Значит, вы с хорошими эмоциями начали новый сезон. А как планируете совмещать вашу профессию, творчество с «прозой семейной жизни»? Кто, к примеру, будет у вас готовить?

– У нас, в принципе, не стоит так вопрос. Вообще я из домашней семьи, где ценят уют и семейные ужины. Когда в семье есть традиция вкусной домашней еды, то хочется продолжить эту традицию и в нашей с Димой семье. Я довольно рано научилась неплохо готовить благодаря маме и бабушке, особенно разные вкусности и выпечку. И у Димы готовка хорошо получается. Мне, например, очень нравится его фирменное татарское блюдо Зурбалиш. Довольно сложно в приготовлении, но всегда есть ощущение чего-то необычного. Дима специально для меня «модернизировал» рецепт: он использует только постное мясо и картошку заменил грушей. Очень вкусно получается.

– А как вы относитесь к моде? Артисты, как правило, стремятся подчеркнуть свою индивидуальность.

– С детства не признавала джинсы. В моем гардеробе всегда было больше платьев и юбок. Мне нравится женственный стиль, чуть несовременный, может быть. У меня нет обуви без каблуков и не потому, что это дань моде, просто на каблучках удобнее. Считаю, любой человек, практически, может быть творцом своей моды, стиля, исходя из того, что удобно и в
чем комфортно, что подходит и лучше смотрится, — так у него больше шансов проявить свою индивидуальность и гармоничность. Но специально, я никогда не интересовалась модой, честно говоря, просто нет на это времени.

– Ваш муж старше, у него не возникает желания вами «порулить»?

– Не думаю, что это перспективно (смеется), – я же Скорпион по гороскопу. Мы всегда пытаемся слышать друг друга и понимать. И мне все больше нравится чувствовать, что меня
защищают, оберегают и поддерживают.

Беседу вела ЕЛЕНА КАРАКОЛЕВА

Ольга Смирнова — самая юная прима Большого театра

Каренин ведет из­би­рательную кам­па­нию, Вронский иг­ра­ет в лякросс, Ле­вин ездит на тракторе. Светская да­ма Анна меняет на­ря­ды: почти муж­ской красный жакет для встречи с избирателями, под ним платье с асимметричным подолом для рандеву, черное платье с вырезом для бала и рубашка в психбольнице. В конце марта в Большом театре при поддержке Cartier состоялась премьера «Анны Карениной» в постановке литературоцентричного гамбургского классика Джона Ноймайера. Заглавную партию танцует самая юная и востребованная прима Большого, 26-летняя Ольга Смирнова.

Ветреным днем мы с Ольгой бежим по лужам в одну из кофеен в районе Театральной площади. В голубом пальто, подчеркивающем белоснежность кожи, в шапке с помпоном, с меховым рюкзачком за спиной она выглядит школьницей.

СМИРНОВА — СЖАТАЯ ПРУЖИНА. ТОТАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ И ПЕРФЕКЦИОНИЗМ — ЕЕ КРЕДО. ДАЖЕ РЕПЕТИТОРА ОНА К СЕБЕ НЕ ПОДПУСКАЕТ

На самом же деле Смирнова — сжатая пружина. Тотальный контроль и перфекционизм — ее кредо. Она никогда не опаздывает. Предельно корректна в разговоре. Не болтает с подружками в буфете Большого театра, куда забегает ровно на минуту. И даже ее репетитор Марина Кондратьева — а с личным педагогом у балерин обычно устанавливаются отношения как у мам с дочками — говорит, что Оля к себе не подпускает.

Всматриваясь в омут души Карениной, Ольга не может вынести вердикт своей героине: «Так отдаться увлечению я бы не смогла. И осудить ее — тоже. Анна — сильная натура, не боится испытывать чувства. Попытавшись быть счастливой, она попала в безвыходную ситуацию. Не знаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы на ее месте оказалась я, но я понимаю ее и сочувствую ей».

Средняя из троих детей питерских инженера и электрика, Смирнова в Вагановской академии была не просто отличницей. Она оказалась в центре внимания еще за три года до окончания учебы — получила Гран-при Михайловского театра на Всероссийском конкурсе учащихся балетных школ, и слухи о феноменальной ученице достигли столицы.

Ольга вспоминает: руководитель московского балета Сергей Филин поразил тем, что появился в училище с планом ее дебютов. Сверстница принца в «Лебедином озере», Повелительница дриад в «Дон Кихоте», Мирта в «Жизели» — десяток партий, на которых чеканится мастерство академической балерины. Ради Ольги Большой театр нарушил правила иерархии, пригласив выпускницу сразу на должность солистки, и она — образцовая представительница строгой питерской школы — выбрала Москву. «В Большом должна была открыться после реконструкции Историческая сцена, а две сцены — это больше возможностей танцевать. Возобновление классики, постановки современных хореографов — я считаю, ни один другой театр не предоставит артисту такое многообразие хореографических языков».

И Смирнова учит их, не уставая. Едва придя в театр, она оказалась первой в России исполнительницей партии Татьяны в балете Джона Крэнко «Онегин», Пьер Лакотт увидел ее маркизой Сампьетри в «Марко Спаде», а Юрий Посохов поставил в первый состав «Героя нашего времени» танцевать Бэлу.

Отношению к хореографии как к живому тексту, а не к мертвой форме научил ее глава Балета Монте-Карло Жан-Кристоф Майо, позвавший в «Укрощение строптивой». Он же заставил Ольгу раскрыться. Она не откровенничает на сцене, но заманивает партнера и зрителя в свою закрытость. Этой зимой Смирнова станцевала Кармен, в которой после Плисецкой все терпят фиаско. Оля обошлась без вихляний бедрами. Но если она приподнимала плечо, это было ударом тока. Не отрывая глаз от Хозе и Тореро, она их загипнотизировала, проглотила и выплюнула.

КАРМЕН — РОЛЬ, В КОТОРОЙ ПОСЛЕ МАЙИ ПЛИСЕЦКОЙ ВСЕ ТЕРПЯТ ФИАСКО. СМИРНОВА ОБОШЛАСЬ БЕЗ ВИХЛЯНИЙ БЕДРАМИ, ЗАТО КАЖДЫЙ ЕЕ ВЗГЛЯД БЫЛ КАК УДАР ТОКА

Если так пойдет дальше, Ольга выйдет на недосягаемый для других уровень, как в конце ХХ века сделала Сильви Гиллем. При этом рядом с мужем-финансистом она кажется застенчивой девочкой: «Он человек, интересующийся искусством. Я доверяю его мнению. Он мой советник как в жизненных, так и в театральных вопросах». Отдыхать они любят в Италии и Испании, где сочетают пляжный и познавательный туризм. Муж поддерживает в Оле любовь к классическому стилю — от литературы и музыки до одежды.

Но все, включая съемную квартиру на Петровском бульваре, в жизни Ольги продиктовано профессией: «Когда любишь то, что делаешь, естественным становится то, что другие посчитали бы жертвой». На днях должен приехать Ноймайер, чтобы лично вдохнуть жизнь в балет, который сначала разучи­вали с артистами его ассистенты. Это будет вторая встреча Ольги с мэтром. Первой была постановка «Дамы с камелиями»: «Он собрал нас в зале и начал рассказывать историю Маргариты Готье от сцены к сцене. Объяснял, что чувствуют его герои, так просто и проникновенно, что в конце мы все плакали, он сам плакал. Теперь я снова жду чуда. Джон заставляет поверить, что все, что происходит на сцене, настоящее. Он заряжает надолго вперед. А в театре очень важно не остывать в поиске совершенства, чтобы бежать на репетиции с желанием пробовать, искать, узнавать новое». Безупречная снаружи, пылающая внутри — то что нужно для Анны Карениной.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Данил Головкин

Ольга Смирнова

Просто не могу не спросить про образ виллис. Если я правильно помню, у Гейне, к сборнику которого обращались либреттисты, виллисы — «мертвые вакханки», он описывает их как сладострастных, коварных и очаровательных существ с ярко выраженной женской энергетикой. В балете ни о какой вакханалии не может быть и речи: здесь это бестелесные, отстраненные, строгие девы, вряд ли заинтересованные в том, чтобы попытаться дополучить тепло, любовь, страсть, впечатления, которых не хватило в их короткой жизни. Какое у Алексея было прочтение?

Второй акт со временем трансформировался и стал белой классикой, где ничего не может быть телесного. Здесь все только о духовной любви и прощении. Алексей, так как он использовал нотации первых спектаклей, пытался сделать этот акт более жизненным. Он просил об одной очень интересной вещи: когда Альберт остается у креста, Мирта приказывает Жизели не просто танцевать, но своим танцем соблазнить его и вынудить таким образом покинуть безопасное место. Однако нам никак не удавалось справиться с подобной актерской задачей: могло получиться как-то несерьезно и карикатурно. В итоге от этой идеи отказались. Альберт сам, добровольно, отходит от могилы, тем самым проявляя внутреннюю силу. Так что до вакханок нам, конечно, далековато.

Может, и не было задачи вставать в оппозицию многолетней традиции. Но сам факт, что постановщик задумывался об этом, уже важен и интересен.

Я согласна. Чем больше пересматриваешь материал, тем больше все это встряхивается от пыли и штампов. Зачастую мы забываем реагировать естественно на реплики персонажей, делаем заученные движения, потому что всегда так делали. А Алексей даже специально менял составы на прогонах, так что каждый раз нужно было взаимодействовать с новыми Гансом или Батильдой, чтобы не терять свежесть восприятия и учиться реагировать спонтанно. В итоге всем хорошо знакомый спектакль заметно обновился.

В постановках Алексея Ратманского, по-моему, всегда виден пласт кропотливой интеллектуальной работы. Кстати, что для вас значит слово «интеллектуал»? Что свойственно такому человеку?

Образование и начитанность, безусловно. Это еще и какая-то неуспокоенность: интеллектуалы — люди, которые продолжают узнавать что-то, анализировать, потому что мир меняется, и невозможно оставаться в стороне от этих изменений. Для меня это люди определенного духовного развития, честные, не действующие на показ. В общении такое всегда чувствуется.

Вам везет на таких людей?

Я даже не помню какого-то неталантливого хореографа или педагога на своем пути. Необыкновенное везение! Все то, что я сейчас знаю о жизни и творчестве, пришло как раз от тех людей, которые в меня очень многое вложили. Каждый оставил частичку себя и своих знаний.

Прекрасно, когда работа дает такие возможности.

Если честно, иногда даже сложно смотреть на это как на работу. Самое ценное, когда воспринимаешь профессию как призвание и горишь своим делом. Первые годы в театре у меня был шок: я делаю то, что люблю, а мне еще и зарплату за это дают — такой вот юношеский максимализм. Но нас так учили, так воспитывали в школе: служить своему делу и не жалеть себя. Моему сердцу дороги моменты, когда материальное отходит на второй план и самым главным становятся творческий поиск в зале и спектакли.

К слову про материальность. Ваша профессия предполагает творческие поиски, проживание жизни своих героев, уход, с одной стороны, в мир тяжелого физического труда, а с другой, в мир возвышенного и прекрасного. Понимаю, что существование в некоторой изолированности от действительности — неотъемлемая часть жизни артиста, но все-таки все мы люди и приходится возвращаться к реальности. Что вам помогает это делать? Что вас заземляет?

Я интроверт и восстанавливаюсь в одиночестве. Как у всех, наверное: книги, фильмы. Иногда хочется какой-нибудь совсем дурацкий фильм посмотреть именно для того, чтобы, как вы сказали, заземлиться. Правда, тогда я смотрю его на английском, совмещая приятное с полезным. Еще я год как начала заниматься французским, всегда нравился этот язык. Острой необходимости нет и практики тоже, что плохо, но для меня эти занятия при достаточно загруженном расписании стали отдушиной и возможностью переключиться на что-то другое.

А читаете в свободное время что?

Обычно что-то по совету. Главный источник рекомендаций — это мой супруг, иногда друзья советуют. Обожаю детективные и исторические романы Акунина! Может, толку в этом мало, но иногда так приятно (смеется). Люблю историческую литературу: всегда интересно, как двигаются эти шестеренки, управляющие ходом событий. Сейчас читаю книгу Зыгаря «Вся кремлевская рать» про современную Россию при Путине.

Какая ваша любимая историческая эпоха?

Меня всегда притягивала тема революции и предреволюционное время: начало XX века. Она не то что самая любимая, а самая драматичная по накалу событий, к тому же это время зарождения новой формации балета: Фокин, Дягилев, Павлова, Карсавина — это все те образцы, на которые мы до сих пор опираемся, как и на их наследие. Сложные отношения государства с человеком… Один из романов, которые я читала на эту тему, написан внучкой Римского-Корсакова про советские 20-е годы; называется «Лебединая песнь». Он о судьбе аристократов, которые остались в России после революции. Эту книгу тяжело читать, потому что там сплошные страдания и сплошная боль, но стоит это сделать, чтобы отдать дань памяти людям с особым понятием о чести и достоинстве.

В вас много переживаний, и вы явно эмпатийный человек, тонко чувствующий своих героинь и других людей. Как вы управляетесь с большим количеством эмоций?

Мне, скорее, помогает эта черта в жизни, чем мешает. Она позволяет лучше понимать окружающих. В работе тоже. Раньше, когда были премьеры сложных спектаклей с драматической составляющей, после них было невыразимо плохо: так долго жила со своими героями, что не понимала уже, где они, а где я. Было громадное опустошение, какое-то время после не хотелось ничего делать. Теперь я иногда даже и скучаю по этому состоянию.

Кажется, чтение как раз способствует развитию эмпатии, и это одно из проявлений его воспитательной функции. Работая с детьми и подростками, будущими артистами балета, я не могу не замечать, что, хотя среди них есть увлеченные читатели, большая часть ребят равнодушна к книгам. Это расстраивает. Как бы вы объяснили им, почему танцовщику важно и нужно читать?

Если ты хочешь стать балетным артистом, у тебя должно быть развито воображение, ты должен хорошо в своей голове воссоздавать разные миры. Книги дают эту способность впитывать и затем через тело воспроизводить образы, эмоции. Читая, ты создаешь свою интерпретацию текста, а не просто получаешь готовую информацию, ты становишься художником, творцом, что очень нужно артисту. Каждую роль, которую до тебя танцевали многие артисты балета, ты должен суметь интерпретировать по-своему, и книги тебе в этом помогут.

Наверное, их восприятие профессии в чем-то еще немного наивное, и это нормально. Трезвый взгляд на путь танцовщика без романтического флера и понимание смысла того, чему ты решил посвятить себя, думаю, приходит позже, уже в театре, и трансформируется на протяжении всей карьеры. Будем честны: это отнюдь не только овации, но еще и ежедневная изматывающая физическая работа, постоянное преодоление, иногда эмоциональное истощение. Как вы сегодня отвечаете для себя на вопрос: во имя чего?

Во имя развития. Любое совершенствование — это сложнейшая работа. Неважно, она внутренняя, духовная, или физическая: ни то ни другое не легче. Нужно постоянно двигаться вперед. Я очень часто слышала от старших коллег фразу: «Если тебе перестает чего-то хотеться и ты понимаешь, что сделал все, что мог, нужно уходить из профессии». Наверное, когда я почувствую, что мне нечего сказать или я не знаю, как это выразить, надо будет просто уходить. Если есть вдохновение и стимул меняться, подстраивать свои партии под тот мир, который ты имеешь на сегодняшний момент, тогда интересно. А просто так бесконечные батман тандю и урок, который мы должны делать каждый день по часу, это же, честно, иногда адски скучно! Бывает, думаешь: «Какая-то каторга, на которую я подписалась на всю свою жизнь». Но на сцене получаешь нечто такое, ради чего хочется превозмогать травмы, справляться с болью и усталостью. В эти моменты ясно видишь, что все мучения и жертвы были ненапрасными.

Балерина Смирнова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *