30 сентября 2013 года мне посчастливилось прослушать лекцию — моноспектакль «Загадочная Коко Шанель» в исполнении великолепного и неподражаемого Александра Васильева (Маэстро приезжал в Калининград в рамках «Балтийских сезонов»).
Конечно, его оценка Габриэль Шанель, данная им в книге «Красота в изгнании» в 2008 году, и в настоящее время, скажем так, эмоционально весьма и весьма отличаются (а для себя, узнав некоторые факты из жизни Мадемуазель, я наконец-то поняла, почему я никогда не хотела и не буду покупать винтажные украшения её Модного дома лично для себя).
Но не об этом мой пост, а о том, какую роль в создании легенды «украшения Коко Шанель» сыграли талантливейшие мужчины 20-го века и как научиться отличать «настоящую» бижутерию Шанель от современных подделок…
В отличие от многих иных «домов» украшений, история COCO CHANEL может быть достаточно подробно каталогизирована по датам и темам «времена года», «дизайнеры», «годы». И именно прослеживая изменения в маркировке украшений, можно проследить историю «эпохи Мадемуазель».

Первые украшения Коко Шанель периода 20 — 40-хх годов прошлого столетия не имеют маркировки в привычном нам понимании (на обратной стороне изделий не стоит клеймо). Почему это делалось, можно только гадать. Возможно, считая украшения составной частью всего ансамбля, Мадемуазель намеренно и именно по этой причине не маркировала свои украшения (отдельно линии бижутерии не выпускались). Но, возможно, ещё и потому, что маркировка, например, длинного ожерелья из искусственного жемчуга представлялась весьма проблематичной (тэги ещё не были изобретены). Британский Vogue в 1926 году писал о Шанель: «…она инициирует поддельные ювелирные изделия, чтобы носить их везде, даже на пляже…».

В 1921 году Шанель впервые, наряду с одеждой, представила в своём парижском бутике украшения (бижутерию, в нашем понимании).

В это же время Коко начинает сотрудничать с Домом Грипуа (Maison Gripoix).

Maison Gripoix для Chanel во французском Vogue, 1937 год
Украшения Gripoix для CHANEL 50 — 80-хх годов


Вот примерно так выглядит процесс создания украшения от Грипуа:
Поль Ириб (Paul Iribe) — талантливейший художник, иллюстратор и скульптор, награждённый в 1933 году высшей наградой Франции — Орденом Почётного Легиона, за свою работу в качестве художника — иллюстратора.
Коко Шанель умела использовать мужчин в своих целях, иногда смешивая любовные и коммерческие отношения.
Брошь, сделанная Полем Ирибом в стиле ар деко, изумруд, бриллианты, жемчуг, сапфиры
Иллюстрации Поля Ириба
Роман Коко Шанель с Полем Ирибом существенным образом повлиял на дизайн украшений. Некоторые исследователи «творчества» Габриэль Шанель, например, Patrick Mauries, утверждают, что многие основополагающие принципы при изготовлении её украшений были установлены ещё в 1910-е годы. Так, эти принципы включали в себя использование крупных камней (и неважно, что камни были «фальшивыми»), применение декоративности с использованием новизны и разнообразия, акцентирование пропорций в украшении. Почитатели таланта Ириба отмечали наличие у него вкуса к «безудержному великолепию» в ювелирных изделиях.

Отношения между Шанель и Ирибом были хотя и весьма плодотворными, но, к сожалению, недолговечными — Поль Ириб умер в 1935 году от сердечного приступа в возрасте 52 лет в доме Шанель (имеется версия, что во время игры в теннис).
В 1932 году к Мадемуазель, имевшую уже к тому времени всемирную славу, обратилась «алмазная» компания DeBeers с интересным для обеих сторон предложением разработать и показать коллекцию ювелирных украшений (бизнес компании сильно страдал из-за мировой экономической депрессии, начавшейся в 1929 году в Америке).
Коко заручилась поддержкой Поля Ириба, и, работая вместе, они создали потрясающую коллекцию, которая была показана в течение 2-х недель в ноябре 1932 года в квартире Шанель на 29 Rue Du Fauborg — Saint Honore.
Коллекция ювелирных украшений Deamond Collection от CHANEL, как пишут, принесла DeBeers рост в 20 очков на Лондонской фондовой бирже через 2 дня после начала показа коллекции.
В этой ювелирной коллекции CHANEL присутствовали вариации на три темы — банты, звёзды и перья. При этом создавалась иллюзия отсутствия крепления драгоценных камней; бриллианты были огранены в необычные формы — треугольники, шестиугольники и трапеции; их размер варьировался от очень крупных до самых крошечных. Ювелирные украшения были сделаны, как мы сейчас бы выразились, по принципу трансформеров, т.е. ожерелья, броши и диадемы легко могли «превращаться» в браслеты и кулоны при минимальных усилиях их хозяек.
Шанель объясняла свой интерес к коллекции тем, что в 20-х годах она делала «поддельные» украшения, «потому что они были лишены высокомерия в эпоху слишком лёгкого Luxe», но что сейчас алмазы являются «самой большой ценностью в наименьшем объёме», и что именно в столь трудные времена они получили своё реальное значение и стоимость (в общем, как всегда, Габриэль нужны были деньги).
Другим важным партнёром для Коко Шанель в 20 — 30-хх годах был сицилийский герцог (а, как мы знаем, Мадемуазель очень любила сотрудников с «титулами») Фулько ди Вердура (Fulko di Verdura).
Считается, что вклад герцога — «ювелира» в фирменный стиль CHANEL состоит во включении мотивов мальтийских крестов в украшения и в использовании массивных камней в густо эмалированных частях украшений, особенно — браслетов. В 1934 году Fulco di Verdura переехал в Лос — Анджелес, чтобы присоединиться к ювелирному бизнесу своего друга, а затем переехал в Нью — Йорк в 1937 году, чтобы открыть собственную фирму.
Коко за работой, 1938 год
С октября 1939 года и до 1954 года под маркой CHANEL одежда и украшения не выпускались (хотя имеется мнение, что французский «стеклянный» дом ROUSSELET делал жемчужные сотуары для продажи в бутиках Коко в Париже между 1948-м и 1952-м годами).
НО! есть один очень интересный момент в истории маркировки бижутерии CHANEL — в 40-е годы прошлого столетия одна предприимчивая американская компания CHANEL NOVELTY COMPANY (в последствии изменившая своё наименование на Reinad) стала выпускать бижутерию, маркируя её словом CHANEL.
Неукротимая Мадемуазель, хотя и закрывшая двери своих магазинов, но никому и никогда не продававшая своё имя, подала на «Шанель — Новинку» в суд и выиграла спор!

В настоящее время украшения того времени со «спорной» маркировкой, не являясь оригинальными творениями Дома CHANEL, всё же имеют неоспоримую ценность в глазах коллекционеров, так как олицетворяют собой значительное и бурное время в истории CHANEL.
В 1954 году Мадемуазель, которой было уже за шестьдесят, вновь открывает двери своего бутика на 31 Рю Камбон (по этому поводу Александр Васильев рассказывал следующее — к Шанель явились американские братья Вертхаймеры, которым принадлежало 90% дохода от продажи духов CHANEL №5, и потребовали от Коко что-то придумать, в противном случае пригрозили вообще не выплачивать ей «жалкие» 10% от продаж. Шанель возмутилась в ответ, сказав, что в войну они ей вообще ничего не платили и, в свою очередь, потребовала 9 миллионов долларов за «вынужденный» простой. Видимо, от такой наглости братьям ничего не оставалось, как выплатить «красотке» требуемую сумму. Вот с помощью этих-то денег Коко и вернулась в модный бизнес, тем более что её злейшая конкурентка Скьяпарелли «вышла на пенсию»).
Коко самолично стала составлять украшения, по-прежнему не маркируя их.
Примерно в 1954 году ювелир Роберт Гуссенз начал сотрудничать с CHANEL (через своего работодателя DeGorse), разрабатывая дизайн для украшений модного дома. Став в 1960-м году главным дизайнером украшений дома CHANEL, он внёс собственный вклад в «стиль Шанель» — ожерелья в виде чёток, длинные цепи с искусственным жемчугом и бисером, стеклянные кабошоны pate de verre, прообразами которых были англо — саксонские пряжки, огромные броши — стилизации мальтийских крестов.
Вот с этого-то времени появилась официальная маркировка украшений CHANEL в виде штампа со словом CHANEL или тем же штампом CHANEL с тремя маленькими звёздочками снизу. Доподлинно не известно, по какому принципу ставились такие клейма на украшения, но именно так маркировалась бижутерия CHANEL вплоть до 1971 года — года смерти Мадемуазель.
Крест-ожерелье, 1950-е, Гуссенз, современная цена от 12500 долларов
Позолоченная брошь со стразами и искусственным жемчугом, 60-е годы, Гуссенз, цена от 4800 долларов
Колье — змея, Гуссенз, 60-е, современная цена от 16500 долларов
«Византийская» брошь, Гуссенз, 1956 год, от 12500 долларов
«Византийское» ожерелье 1954 год, Гуссенз, переиздано в 1971 году
С 1971 по 1980 годы компания CHANEL (к тому времени уже полностью перешедшая во владение к братьям — американцам Вертхаймерам) изготавливала и продавала точные репродукции «прижизненных» украшений Коко.
Маркировка на украшениях претерпела ряд изменений, так, на обратной стороне украшений по-прежнему ставилось имя CHANEL, но оно заключалось в круг (очень редко — в овал) с одновременным проставлением знаков авторского права и символом регистрации товарного знака в левом и правом верхних «углах» круга. В нижней части круга выбивалась фраза «MADE IN FRANCE», а между CHANEL и MADE IN FRANCE ставился логотип дома CHANEL в виде скрещённых букв СС («присвоенных» Коко с церковных витражей 16-го века).
Ожерелья также маркировались, но весьма оригинальным способом — на одно из звеньев припаивалась согнутая пополам круглая (или полукруглая) пластина, на которой были выбиты все «шанелевские» маркировки.

Пришедший в CHANEL 1983 году Карл Лагерфельд (он же «Кайзер Карл») первоначально был злобно обвинён в модернизации и переосмыслении классического стиля CHANEL, хотя, по прошествии некоторого времени было признано, что брэнд CHANEL обрёл «второе» дыхание.
С 1980-го года маркировка на украшениях CHANEL была изменена — фраза «MADE IN FRANCE» была удалена, вместо неё ставился знак авторского права и год выпуска украшения.
С 1986 по 1992 год главным дизайнером украшений CHANEL становится Виктуар де Кастеллан, представившая новый вариант маркировки украшений Дома — круглая пластина была заменена на овальную, знаки авторского права и зарегистрированного товарного знака стали ставиться непосредственно возле слова CHANEL слева и справа, в центре пластины помещался логитип «CC», по обе стороны от логотипа указывались сезоны CHANEL (например, если это был 23-й сезон, то ставились цифры 2 и 3 возле «CC»; а всего таких сезонов было 29-ть). Фраза «MADE IN FRANCE» также была возвращена в нижнюю часть пластины.
С 1993 года и до настоящего времени украшения CHANEL маркируются следующим образом — указание на сезоны упразднено, на их месте слева от логотипа «CC» ставятся две последние цифры года выпуска украшения и справа от логотипа — буквы «А» или «Р» («а» — от английского написания слова «осень», «р» — от английского «printemps», осень), реже можно увидеть «С» на украшениях для круизных коллекций или «V» — для летних.
Маркировка может выглядеть и как штамп на изделии, либо ставиться и на припаянной пластине (чаще всего на ожерельях), на браслетах обычно имеются тэги с маркировкой.
При этом фраза «MADE IN FRANCE» с 1998 года всё реже встречается, так как производство украшений частично перенесено в Италию и, соответственно, ставится «MADE IN ITALY».
В настоящее время украшения брэнда СHANEL часто подделываются (например, вешается оригинальный тэг на современную репродукцию украшения, что повышает стоимость подделки в несколько раз; как ещё один пример — вклеивается настоящая пуговица CHANEL (без ножки) в центр броши, по стилю схожей с CHANEL, и в результате продавец «снимает сливки» в несколько тысяч долларов), поэтому очень важно перед покупкой украшения от CHANEL смотреть не только на наличие маркировки, но и на общее состояние вещи, так как её настоящий возраст «выдают» непреднамеренные потёртости позолоты, царапины и наличие патины. Непременно стоит оценивать дизайн всего изделия в целом, а также сопоставлять отдельные части украшения между собой.
На мой взгляд, украшения Мадемуазель стали столь популярны благодаря тому, что она являлась их «ходячей» рекламой на всём протяжении её долгой жизни.
Шанель в 30-е годы с леди Абди
С Сержем Лифарём
И, напоследок, предлагаю полюбоваться ещё несколькими работами всемирно известного брэнда CHANEL.
Источники фото и информации:

Твид — синоним стиля Chanel. Габриэль Шанель впервые начала использовать его 20-е годы прошлого столетия, и с тех пор этот благородный материал неизменно появлялся в каждой коллекции Дома, от prêt-à-porter до haute couture. Но никогда — в High Jewelry. Этой зимой Chanel представили коллекцию высокого ювелирного искусства Tweed de Chanel — умопомрачительно красивую и невероятно сложную в исполнении. Руководитель Креативной студии Chanel Jewelry Патрис Легеро рассказал нам, как создавались эти шедевры.

Прошлые коллекции высокого ювелирного искусства строились в основном вокруг абстрактных образов, связанных с Домом Chanel. Но эта открывает совершенно новую главу. Я отталкивался от любимых тканей самой Мадемуазель и хотел сделать то, что никто до меня даже не пробовал — создать ткань из драгоценных материалов.

Когда я только пришел в Chanel в 2009 году, мне повезло познакомиться с Франсуа Лесажем (знаменитый мастер вышивки, работавший с Карлом Лагерфельдом — прим. HB). Он и показал мне фирменный твид Chanel. Эта встреча произвела на меня неизгладимое впечатление. Твид — часть словаря Chanel, и моей задачей было сделать украшения, в которых бы с первого взгляда узнавался бренд.

Только на скетчи и разработку концепции коллекции у нас уходит 6 месяцев, затем еще около двух лет — на ее создание непосредственно вместе с мастерской. Обычно мы сперва обсуждаем пропорции, используя сэмплы из воска, и, отталкиваясь от точных эскизов, ищем материалы и драгоценные камни. Порой, наоборот, именно самоцветы наталкивают на идею того или иного украшения. Над Tweed de Chanel креативная студия и мастерская работали сообща с самых первых набросков, чтобы точь-в-точь передать мягкость и податливость твида. Все украшения получились подвижными, их элементы переплетаются и ведут себя прямо как ткань. Сделав пару рисунков, я попросил ювелиров изготовить по ним первый образец из металла, чтобы убедиться, что итоговый результат будет предельно близок к оригинальной идее.

Колье-пластрон Tweed Couture — самый сложный предмет коллекции по количеству деталей и сложности работы: все его элементы соединены и создают эффект мягкой, струящейся ткани. Оно открывается, как веер, и идеально ложится на грудь. Я начал с перпендикулярный цепочек, затем создал бахрому и будто слегка потертую текстуру вышивки — где-то более плотную, где-то воздушную, с контрастными или однотонными камнями. Для глубины и объема тона мы использовали несколько оттенков золота, бриллианты, жемчуг и драгоценные камни. Мне хотелось передать многогранность этого материала и его женственность — как когда-то сделала это Габриэль Шанель, включив его в свои коллекции в 20-е годы.

Chanel chavez

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *