Фильм
Супер Майк!

Кино потрясающее.
Оно очень глубокое, неоднозначное, разноплановое. Это было сразу понятно, исходя из громкого имени режиссера. Содерберг не будет снимать гламурный мюзикл эротического содержания. От него невозможно было этого ожидать. Возможно, ошибка трейлера была именно в таком уклоне, понятно, что многие зрители разочаровались. Но фильм о другом.
За блестящей мишурой, шуршащей позолотой оберткой в виде множественных выступлений стриптизеров, скрывается совсем не слащавая начинка конфеты, оборотная сторона. За показухой в виде красиво сделанных, богатых пластикой номеров скрывается жизнь, обычная жизнь нормального парня, который вынужден зарабатывать на жизнь тем ремеслом, к которому общество относится с ханжеством и презрением, но в то же время это ремесло дико популярно, на него валом валят девицы. Майк не равен себе на сцене. Он пытается быть обычным парнем. Майк просто хочет отвоевать свое место под солнцем. Он гладит смятые пятерки и двадцатки и складывает их в заветную ячейку, чтобы потом выгодно внести взнос по кредиту и завести свое дело, о котором мечтает. Однако жизнь поворачивается совсем иначе. И Майк отдает эти деньги, накопленные таким тяжелым для него трудом, чтобы спасти жизнь друга. Ченнинг снова играет роль хорошего парня, вынужденного в силу жизненных обстоятельств сопротивляться трудной ситуации.
Майк влюбляется. Влюбляется по-настоящему. Это не та девушка, которая считает его красивой куклой. Одна из его подружек, Джоанна так и говорит: «Ты же не говорящая кукла»! Она имеет в виду, что не хочет, чтобы «кукла» говорила — разговор ей не нужен, ей нужна красивая обложка, и ей наплевать на то, что внутри.
Противоположность Джоанне — Брук. Не случайно Брук — врач. Именно она начинает воздействовать на душу Майка, лечить ее. Сначала лечение очень болезненно, но постепенно Майк понимает, что оно необходимо. Брук говорит Майку правду, ту правду, которую он боится сказать сам себе. Но он понимает, что это — правда.
На самом деле режиссер не дает никаких однозначных оценок. Он позволяет каждому выбрать то, что по душе. Если вы считаете, что стриптиз — это хорошо — вы увидите это в фильме. Если считаете, что плохо — увидите именно так. Адам остается в стриптизе, ему кажется, что это верх совершенства для него, и режиссер ему в этом не противоречит, как согласен и с Майком. Вы можете сделать тот вывод, который вам нравится больше. И в этом одна из сторон мастерства Содерберга.
Сюжет абсолютно непредсказуемый. Я в какой-то момент вообще подумала. что все может кончиться очень плохо, даже смертью главного героя. Но режиссер был великодушен и позволил ему отвоевать свое маленькой счастье, начав жизнь с нуля.
Танцы великолепны. Пластика потрясающа. И на первом плане, конечно, Ченнинг Татум — давайте будем справедливыми. Остальные герои — его подтанцовка. Великолепная, повторюсь, подтанцовка. Но главную роль играет именно он, не случайно фильм назван именем героя Ченнинга. Ченнинг играет очень хорошо. Он сумел именно в меру отобразить весь тот спектр чувств, который необходим для героя — простого, вобщем-то, парня, желания которого вполне просты и понятны. Но парня очень хорошего. Настоящего друга, который готов пожертвовать всем, чтобы спасти того, кто ему дорог.
Но это еще не все. Фильм затрагивает еще более глубокую тему — кризис мировой экономики, когда тело продается лучше, чем рабочие руки и талант. Майк работает днем на строительстве, у него есть способности к дизайну, он очень любит это дело, видно, что у него глаза загораются, когда он говорит об эксклюзивной мебели. Однако все, чем он занимается легально, по заработкам не может сравниться с его ночным ремеслом.
Работа оператора заслуживает отдельных аплодисментов. Фон, тона фильма очень необычны. Они не ярки, очень умеренны. Как будто пленка чуть-чуть состарена. Это явно не случайный ход. Отдельно стоит сказать про сцены, когда герой как бы видит мир в ином ракурсе. Это сцены любви Майка и Адама с двумя девицами, празднующими совершеннолетие, эпизод, когда Брук везет Адама в машине. Мир как будто переворачивается для героев, встает с ног на голову.
Символов в фильме на самом деле огромное множество. Нужно уметь их увидеть.
Еще раз повторю, что фильм очень глубок и очень силен. Он лежит не на поверхности, а глубоко под ней. Если вы идете посмотреть на красивые мужские тела и танцы и только — вы скорее всего будете разочарованы. А если увидите то, что лежит не на поверхности, вы будете тянуть вверх большие пальцы после просмотра.

Ченнинг Татум: «Я знаю, что такое мужской стриптиз»

29 июня 2012

Другие новости кино

  • 11 мая 2020: Каннский кинофестиваль 2020 окончательно отменен
  • 9 мая 2020: Мгновение весны: Клуб Kinolibre вышел в онлайн в День Победы
  • 2 мая 2020: Президент Казахстана снял старшую дочь Назарбаева с поста спикера сената

Другие новости культуры

  • 12 мая 2020: Умер писатель и националист Константин Крылов
  • 9 мая 2020: «Праздника большого в этом нет, а есть большое горе»
  • 9 мая 2020: Лента новостей 9 мая 2020 года
  • 8 мая 2020: В Армении найдены украденные картины Сарьяна и Зардаряна
  • 6 мая 2020: К 75-летию Победы: группа Bosáya с друзьями исполнила «Случайный вальс» на шести языках

Также посетите портал «Культура»

28 июня 2012 года в российский прокат вышел фильм Стивена Содерберга «Супер Майк», сценарий которого основан на реальной истории популярного актера Ченнинга Татума («Мачо и Ботан», «Клятва», «Шаг вперед»), подрабатывающего в ранней молодости в стриптиз-клубе.

Ченнинг Татум

Для Майка, как и для Ченнинга, подобное занятие никогда не было целью жизни, но средством для того, чтобы ее достичь. Майк мечтает о производстве мебели ручной работы, а для этого нужен стартовый капитал. Хозяина клуба сыграл Мэттью Макконахи («Призраки бывших подружек», «Линкольн для адвоката»). А роль новичка, которого персонаж Татума обучает основам ремесла, досталась восходящей голливудской звезде Алексу Петтиферу («Я – Четвертый», «Страшно красив»).

Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Ченнингом Татумом на премьере «Супер Майка», которая проходила в рамках ежегодного лос-анджелесского кинофестиваля.

Галина Галкина: Я слышала, что вы были стриптизером, и выступали в ночных клубах Майами?

Ченнинг Татум: Да, это так. Я знаю, что такое мужской стриптиз.

Г.Г.: Это правда, что фильм «Супер Майк» основан на вашей биографии?

Ч.Т.: Да, однажды я рассказал Стивену Содербергу о своей бурной молодости, и он ответил, что это один из самых лучших киносюжетов, которые он когда-либо слышал.

Г.Г.: И он на самом деле снял этот фильм в рекордные сроки. Как это получилось?

Ч.Т.: Содерберг поверил в этот проект, и попросил Рейда Каролина написать сценарий. Вы явно никогда не читали Рейда Каролина, и я тоже. (Смеется). Но он довольно-таки быстро написал отличный сценарий, и работа закрутилась.

До этого еще никто не снимал ничего подобного о мужском стриптизе, и никто так не выворачивался наизнанку, чтобы показать этот мир таким, какой он и есть в наше время. Даже Стивен не снимал ничего подобного, и моя любимая Коуди Хорн не была такой характерной, как здесь. Это странный фильм, но если вы решили его снять, то вам надо делать то, чему он и посвящен – мужскому стриптизу. В этом и состоит его магия, то есть она состоит из магии всех актеров, сыгравших стриптизеров.

Но, на самом деле, этот фильм гораздо более глубокий, чем может показаться на первый взгляд. Он показывает состояние нынешней экономики, когда тело продается гораздо лучше результатов физического труда.

Г.Г.: В фильме ваш персонаж зарабатывает очень много денег. Вам тоже так везло, когда вы работали стриптизером?

Ч.Т.: Нет, я зарабатывал за ночь долларов 150. Мужчины-стриптизеры и мужчины-модели не зарабатывают так много денег, как их коллеги-женщины.

Г.Г.: Почему? Женщины не так щедры, как мужчины?

Ч.Т.: Да, мужчины-зрители быстро входят в раж, и дают стиптизерше купюру за купюрой, чтобы она танцевала для них как можно дольше. А женщины не так одержимы мужским стриптизом, как это показано в фильме.

Г.Г.: Вы были продюсером «Супер Майка», и впереди у вас еще два интересных продюсерских проекта – «Человек-змея», в котором вы будете играть главную роль, и «Йон». Собираетесь продолжать двигаться в этом направлении?

Ч.Т.: Да, я собираюсь сделать продюсирование своим основным занятием, и решил начать с такого малобюджетного фильма, как «Супер Майк», чтобы было не так больно падать.

Я помню, как мой преподаватель актерского мастерства сказала, что мне потребуется лет десять для того, чтобы овладеть этим ремеслом. С тех пор прошло девять лет, и я теперь намного лучше понимаю структуру фильма, и переживаю не только за свой персонаж, но и за весь фильм. В результате я стал более умелым, поэтому если вдруг фильм окажется никудышным, то мой персонаж сможет его спасти. (Смеется).

Я надеюсь, что продюсирование поможет мне перейти на более высокий уровень карьеры в кино.

Г.Г.: Кто ваши кумиры в кино?

Ч.Т.: Мне нравятся братья Тони и Ридли Скотт. Они не перестают снимать фильмы – режиссировать, продюсировать и писать сценарии. Мне бы тоже так хотелось.


Фильм
Супер Майк XXL

Три года назад Майк — успешный стриптизер и обладатель небольшого состояния, собранного в помятых мелких купюрах, — пытался вырваться из порочного круга ночной жизни, взять кредит и открыть собственный бизнес по производству эксклюзивной мебели. Теперь он его открыл. Работать трудно, но он кое-как сводит концы с концами, хотя на страховку пока не хватает. Когда в город приезжает старая команда «Королей Тампы», лишившаяся вожака, Майк решает отправиться с ними на «последнюю работу» — закончить карьеру, триумфально выступив на конвенции стриптизеров. Поначалу никто не уверен в том, что это хорошая затея, но уже минут через пятнадцать сомнения отходят на второй план, а фильм превращается в то, чего все от него и ждали, — громкую вечеринку без страха и упрека.

Снимая первую часть, Стивен Содерберг со свойственным ему едким чувством юмора в глянцевую историю о стриптизерской жизни вложил прямолинейную критику капиталистического общества. Как и Саша Грей в «Девушке по вызову», его главный герой работал круглые сутки — пытался скопить на свой кусок американской мечты, торгуя по ночам собственной сексуальностью на танцполе с тем же усердием, с каким днем отправлялся на стройплощадку. «Супер Майк» был ехидным упражнением в жанре производственной драмы, и ему удавалось делать вид, что он развлекает своих зрителей исключительно ради серьезного разговора, который ведет. Сам стриптиз там показывали в основном затем, чтобы было обиднее наблюдать, как в конце эпизода кто-то из танцоров надрывает спину. Выдержав этот баланс, Содерберг, надо сказать, замечательно капитализировал идею — фильм собрал хорошую кассу и стал прокатным хитом. Вторая часть продает себя менее изящно, но с таким напором и обаянием, что ей тоже трудно отказать, хотя и совсем по другим причинам.

Здесь все встречаются уже с надорванными спинами, больными коленями и без особенных иллюзий. У половины за пазухой ждет своего часа какой-нибудь непродуманный бизнес-план: после финального выступления всем придется придумывать, как жить дальше. Но как только кино разгоняется, становится ясно, что это чистая формальность: люди решили напоследок потанцевать — и они танцуют, а проблемы волшебным образом одна за другой разрешаются, словно в сказке или в старом голливудском мюзикле. В основном усилиями женщин — властной хозяйки частного стриптиз-клуба (выдающийся конферанс Джады Пинкетт Смит), богатой домохозяйки, которой не достает мужского внимания (хороший, но короткий выход Энди МакДауэлл), или случайной продавщицы из придорожного магазина, которую одному из танцоров достаточно рассмешить, чтобы обрести веру в себя. Эта сцена в мини-маркете, кстати, — лучшее, что есть в фильме, который вообще силен не целым, а частностями, так как построен по принципу скетч-шоу. Эпизодические герои и отдельные ситуации тут выходят на первый план, а главной целью вопреки пикантной теме становится не столько возбудить зрителей, сколько заставить их смеяться в голос.

Авторский фильм получил безупречное продюсерское продолжение. Грегори Джейкобс, давний соратник Содерберга, продюсер и второй режиссер на многих его фильмах, справедливо рассудил, что переиграть Стивена на его собственном поле не удастся. Вместо этого он довел идею до предела: вторая часть «Супер Майка» — блистательный и бессовестный постскриптум к первой. Все те же ингредиенты Джейкобс смешал в обратной пропорции. Из главных актеров выбыли все, кроме Татума, но оставшиеся получили более развернутые роли и по паре танцевальных номеров в придачу, а сам Содерберг взялся за операторскую работу, продюсирование и монтаж, уступив режиссерское кресло другу. Отсутствие МакКонахи, который в предыдущем фильме выступал ментором и режиссером для всей труппы, в этом смысле можно прочитать как еще одну злую шутку: первый раз, когда его героя упоминают, Майку вообще говорят, что он умер. Но дело его живет: теперь здесь все сами себе режиссеры — и, поставив во главу угла самовыражение, каждый из них в итоге имеет успех у публики. Разница между тем, что они делали раньше, и их новым «авторским» стриптизом оказывается лишь в свежести идей и в более чутком внимании к потребностям зрителя. Как это все помогает им самореализоваться, фильм умалчивает, но когда ради зрителя так стараются, неясно, зачем зрителю еще что-то возражать и задавать лишние вопросы.

Ченнинг татум стриптизер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *