Модный дом Emil Shabaev предлагает полный спектр услуг, пошив на заказ и продажа готовых изделий. При индивидуальном пошиве лекала выстраиваются с учетом особенностей фигуры, подбирается вид изделия, размер, разновидность, оттенок меха и других материалов. Таким образом, бренд гарантирует не только идеальную посадку изделия, но и его уникальность. Одной из наиболее востребованных услуг, которую предоставляет ателье, является чистка меховых изделий без химии. Именно такая чистка помогает сохранить качество и долговечность изделий, не принося меху никакого вреда. В ателье представлены самые разнообразные модели, поражающие своим безупречным качеством и исключительным дизайном, начиная от шарфов и воротничков, заканчивая кожаными куртками и полноценными шубами.

Здесь можно приобрести изделия premium-класса из разных видов редкого и более популярного аукционного меха, экзотической кожи, привезенной на заказ. Все изделия шьются из кожи и меха, обработанного на лучших выделках мира. Мех покупается на таких аукционах, как NAFA, Saga и других.

Компания Эмиля Шабаева имеет собственное, оснащенное профессиональной современной техникой, производство в Москве. Это два самостоятельных цеха – кожевенный и меховой. На нашем производстве работают лучшие профессионалы своего дела, опытные специалисты, проверенные временем, а главное, вкладывающие душу в каждое из изделий, ведь примерно 75% нашей работы – ручной труд.

Магазин одежды Emil Shabaev в Москве

Бренд «Emil Shabaev» каждый год представляет новую коллекцию сезона Осень-Зима, а также предоставляет услуги по индивидуальному пошиву. При индивидуальном пошиве лекала выстраиваются с учетом особенностей фигуры, подбирается вид изделия, размер; разновидность, оттенок меха и других материалов. Таким образом, бренд гарантирует не только идеальную посадку изделия, но и его уникальность. Одной из наиболее востребованных услуг, которую предоставляет бутик, является чистка меховых изделий без химии. Именно такая чистка помогает сохранить качество и долговечность изделий, не принося меху никакого вреда. В бутике представлены самые разнообразные модели, поражающие своим безупречным качеством и исключительным дизайном.

При индивидуальном пошиве лекала выстраиваются с учетом особенностей фигуры, таким образом бренд гарантирует не только идеальную посадку изделия, но и его уникальность
В ателье представлены самые разнообразные модели, поражающие своим безупречным качеством и исключительным дизайном. Здесь можно приобрести изделия premium-класса из разных видов редкого и более популярного аукционного меха, экзотической кожи, привезенной на заказ. Все изделия шьются из кожи и меха, обработанного на лучших выделках мира. Мех покупается на таких аукционах как NAFA, Saga и других.
Эмиль Шабаев — дизайнер бренда — с раннего возраста с интересом наблюдал как его мама, по образованию портная верхней одежды, работала в ателье и шила вещи на заказ. С тех пор он начал увлекаться тканями, мехом и пошивом верхней одежды. Свои первые эскизы Эмиль начал рисовать на бумаге боле 10 лет назад – это были кожаные куртки. Затем он начал принимать заказы на пошив курток из кожи и шуб, создавая красивые и эксклюзивные вещи. Поступало все больше заказов, число клиентов быстро росло, возникла потребность в контроле качества всех этапов производства. Для предоставления полного и качественного спектра услуг было принято решение основать бренд.

Упрямство до добра не доведет: САУ Sturer Emil

Во время подготовки к вторжению в Великобританию – операции «Морской лев» – германское командование учло возможность столкновения с тяжелыми английскими танками. Прежде всего, беспокойство вызывали танки Mk IV Churchill, ряд модификаций которых оснащался серьезными 76-миллиметровыми пушками. Эти бронемашины представляли собой серьезную угрозу для большинства немецкой бронетехники первых лет Второй Мировой войны. Кроме того, «Черчилли» имели солидную броню – до 100 миллиметров на лбу. Для борьбы со столь серьезным противником требовалась соответствующая техника.

САУ «Штурер Эмиль» на испытательном полигоне в Куммерсдорфе
В начале 1940 года подобные требования вылились в работы по определению облика перспективной противотанковой самоходной артиллерийской установки. Командование страны затребовало создать две САУ, вооруженные 105-мм и 128-мм пушками. Такое вооружение должно было обеспечить гарантированное поражение всех существующих танков, состоящих на вооружении европейских стран, а также иметь определенный задел в направлении уничтожения танков ближайшего будущего. Тем не менее, через несколько месяцев было решено, что достаточно и одной самоходки. Программу работы по тематике 128-мм самоходного орудия закрыли, а в результате второй программы была создана САУ Dicker Max. В первых месяцах следующего 1941 года германское командование перестало активно готовиться к войне с Великобританией. Актуальной целью стал Советский Союз. За несколько дней до нападения обе произведенные опытные САУ Dicker Max отправились в войска для опытной эксплуатации. О проекте самоходки со 128-мм пушки уже не вспоминали.
Но вот наступил день начала операции «Барбаросса». Танки Вермахта пошли в наступление и встретились с очень неудобными противниками. Это были советские танки Т-34 и КВ. Вооружение и защита немецких танков PzKpfw III и PzKpfw IV позволяли бороться со средними Т-34. Но против тяжелых КВ с соответствующим бронированием их пушки были бессильны. Приходилось привлекать авиацию и зенитчиков с их 88-мм орудиями FlaK 18. Кроме того, свою боевую эффективность показали самоходки со 105-мм пушками. Требовалось срочно усиливать самоходную противотанковую артиллерию.


Тут-то и пригодились почти забытые наработки по САУ с пушкой калибра 128 миллиметров. Всего через несколько недель после начала войны фирмы Rheinmetall и Henschel получили задание на разработку полноценной самоходки. Стоит отметить, что разработка Dicker Max была относительно простой – пушку нужного калибра установили на почти не измененное шасси танка PzKpfw IV. С новой САУ дело обстояло хуже. В первую очередь, сказался вес пушки. Орудие PaK 40 весило более семи тонн. Далеко не каждое бронированное шасси немецкого производства могло потянуть такую «ношу», не говоря уже об отдаче. Пришлось вновь возвращаться к старым проектам. Базой для новой самоходки сделали экспериментальный танк VK3001(H), который в свое время мог стать основным средним танком Германии.

Подвеска шасси VK3001(H) спокойно выдерживала расчетные нагрузки при стрельбе из 128-мм пушки. Однако экспериментальный танк имел недостаточные габариты. На него можно было установить бронированную рубку с орудием, но в таком случае почти не оставалось места для экипажа. Ни о какой эргономике, даже сносной, не могло быть и речи. Пришлось в срочном порядке удлинять исходное шасси. Для этого корму машины нарастили и, как следствие, перекомпоновали трансмиссию. Двигатель оставили без изменений – Maybach HL116 мощностью в 300 л.с. В состав ходовой части пришлось ввести по два дополнительных опорных катка с каждого борта. Ввиду примененной на танке VK3001(H) системы Книпкампа, особо большого выигрыша в длине опорной поверхности это не дало, хотя и помогло исправить центровку всей самоходки.

Первые (они же, как потом окажется, и последние) экземпляры 128-мм самоходной пушки, получившей официальное название 12,8 cm PaK 40 L/61 Henschel Selbstfahrlafette auf VK3001(Н) и неофициальное прозвище Sturer Emil («Упрямый Эмиль»), планировалось переделывать из изготовленных шасси танка VK3001(H). Поэтому бронирование самоходки осталось прежним: лоб и борта корпуса толщиной в 50 и 30 миллиметров соответственно. В задней части корпуса, прямо на его верхней плите, смонтировали бронированную рубку. Она собиралась из стальных листов той же толщины, что и листы корпуса – 50 и 30 мм. Лобовых панелей корпуса и рубки толщиной всего в пять сантиметров было мало. По этой причине на фронте самоходки «Упрямый Эмиль» получали дополнительную защиту в виде подвешенных на лбах корпуса и рубки секций гусеничных траков. По ряду причин, оценить эффективность такого импровизированного бронирования так и не удалось.
По центральной оси машины устанавливалась 128-мм пушка PaK 40 с длиной ствола в 61 калибр. Система ее креплений позволяла осуществлять горизонтальную наводку в пределах семи градусов от оси. Сектор вертикальной наводки, в свою очередь, был значительно больше – от -15° до +10°. Такое расхождение в углах наведения по вертикали имело под собой простое и понятное основание. Поднять ствол пушки выше десяти градусов не позволял ее крупный казенник, упиравшийся в пол боевого отделения. Что касается снижения ствола, то оно ограничивалось только передней частью корпуса машины и целесообразностью. Возимый боекомплект пушки составлял 18 снарядов. Иногда упоминается, что, благодаря большой дальности уверенного поражения большинства советских танков, Sturer Emil мог работать в паре с грузовиком, перевозящим снаряды. Однако вряд ли подобная «тактическая схема» применялась на практике – в отличие от хоть как-то забронированной САУ, грузовик с боеприпасами никак не защищен и представляет собой весьма привлекательную цель.
Экипаж 128-мм самоходной пушки состоял из пяти человек: механик водитель, командир, наводчик и двое заряжающих. Рабочие места четырех из них находились в рубке, поэтому увеличение размеров шасси было более чем необходимым. На случай непредвиденных обстоятельств, а также для борьбы с пехотой противника экипаж имел в своем распоряжении пулемет MG 34, несколько пистолетов-пулеметов MP 38/40 и гранаты.


На заводе фирмы «Хеншель» без дела стояли шесть шасси танка VK3001(H). Два из них и стали платформами для изготовления новых самоходок. Поэтому даже с учетом серьезных переделок корпуса изготовление Sturer Emil не заняло много времени. Первый экземпляр был готов к осени 41-го, а второй пришлось подождать до весны следующего года. Первым делом два прототипа отправились на полигон. Там они показали хорошие огневые показатели. Однако крупный калибр и замечательные показатели бронепробиваемости компенсировались низкой мощностью двигателя и вызванной ею недостаточной подвижностью. Даже на шоссе «Упрямые Эмили», как бы оправдывая свое прозвище, не разгонялись быстрее двадцати километров в час.
После полигонных испытаний обе САУ Sturer Emil были посланы на фронт для прохождения испытаний в реальных боевых условиях. Артиллеристами-испытателями стали бойцы 521-го батальона противотанковых самоходок. Практически сразу после прибытия САУ получили очередные прозвища, на этот раз «личные». Солдаты прозвали их «Максом» и «Морицем», в честь двух друзей-хулиганов из поэмы Вильгельма Буша. Вероятно, причиной возникновения таких прозвищ стали постоянные поломки, которыми досаждали оба «Упрямых Эмиля». Тем не менее, эти самоходки портили жизнь не только механикам. 128-миллиметровое орудие действительно надежно поражало все советские танки, в том числе и тяжелые. Разница была только в дальности выстрела. По имеющимся данным, «Макс» и «Мориц» уничтожили не менее 35-40 советских танков.
В поэме В. Буша судьба хулиганов оказалась совсем не радужной: их смололи на мельнице и скормили уткам, чему никто не огорчился. С самоходными «Максом» и «Морицем» произошло нечто похожее, но с поправкой на особенности войны. Одна из САУ была уничтожена красноармейцами в середине 1942 года. Вторая же дошла до Сталинграда, где и стала трофеем советских солдат. Начиная с 1943 года, один из «Упрямых Эмилей» участвовал в выставках трофейной немецкой техники. На стволе его пушки насчитали 22 белых кольца – по количеству уничтоженных бронемашин. Можно представить реакцию красноармейцев на трофей с такой боевой историей.
Пожалуй, солдаты Красной армии, а особенно танкисты, только обрадовались бы, узнав дальнейшую судьбу проекта 12,8 cm PaK 40 L/61 Henschel Selbstfahrlafette auf VK3001(Н). Слабый двигатель, перетяжеленная конструкция, малый боезапас, а также недостаточные углы наведения пушки стали причиной сомнений в целесообразности серийного производства САУ. Кроме того, на дворе был уже 42-й год – нужно было решать судьбу тяжелого танка PzKpfw VI Tiger. Поскольку фирма «Хеншель» не могла одновременно собирать и танк, и самоходку, ее руководство совместно с командованием Вермахта постановило начинать серийное производство «Тигра». Проект Sturer Emil закрыли и более не возобновляли, но необходимости противотанковой самоходки это не отменило.

По материалам сайтов:

Лучшие шубы Emil Shabaev

В консервативной меховой моде редко кто решается на модные эксперименты, но и здесь, к счастью, есть свои «смельчаки»: Эмиль Шабаев из сезона в сезон удивляет яркими шубами из цветного меха, изделиями с рисунками, декором и ироничным настроением, которого часто так не хватает статусным вещам. Яркую концепцию бренда передают музы дизайнера — харизма и индивидуальность Виктории Шеляговой, Ксении Собчак, Яны Рудковской и Снежаны Георгиевой как нельзя лучше раскрывают идеологию Emil Shabaev в новой съемке бренда. Смотреть стоит не только ради красочных кадров, но и с чисто практической точки зрения: специально для съемок девушки примерили лучшие шубы — главные хиты бренда за 12 лет, которые стали сокровищами в гардеробах модниц.

Виктория Шелягова

Для Emil Shabaev Виктория олицетворяет энергию, радость и любовь к жизни, которые дизайнер вкладывает в свое творчество. Для проекта она примерила диаметрально разные шубы, и классическая коричневая ниже колена на ней ничуть не проигрывает более креативной ярко-белоснежной c геометрическим акцентом в виде красных полос на рукавах.

Виктория Шелягова в пальто из баргузинского соболя вертикального кроя и пальто из норки с английским воротником асимметричного кроя, Emil Shabaev

Ксения Собчак

Уверенность, внутренняя сила и упорство — эти качества символизирует другая муза Эмиля Шабаева, Ксения Собчак. Она примерила шубы геометричного кроя, который придает изделиям визуально четкую структуру и создает точеный силуэт. Самым страстным любителям модной геометрии понравятся пальто из норки в стиле «мозаика», будто собранные из отдельных блоков. Ксения примерила такое в самом ярком, разноцветном варианте.

Ксения Собчак в пальто из норки с карманами из шиншиллы; в пальто из баргузинского соболя вертикального кроя; в пальто из норки в стиле мозаика, Emil Shabaev

Снежана Георгиева

Легкость и непосредственность Снежаны ощущается даже через фотографии — так искренне и чуть смущенно она улыбается вполоборота. Для проекта Снежана примерила шубы Emil Shabaev с инкрустацией: эта особенная техника позволяет перевести на натуральный мех яркий принт, который выглядит ярким и «живым».Так получаются абсолютные хиты бренда — изделия с рисунками из переплетенных ветвей сакуры, забавных космонавтов, бабочек и стеблей бамбука.

Снежана Георгиева в шубах из норки с инкрустациями «Космос» и «Сакура», Emil Shabaev

Яна Рудковская

Романтичная Яна Рудковская примерила самые остромодные шубы. Эти модели стали бестселлерами по многим причинам: и из-за «панельного» дизайна, и из-за геометричного кроя и меха высокого качества, но также благодаря трендовым оттенкам. Нежный небесно-голубой будто специально создан для юных и трогательных особ, а в сочетании с пастельным розовым и контрастным красным подчеркивает оригинальный дизайн и делает шубу особенно выразительной.

Яна Рудковская в пальто из норки с английским воротником и пальто из норки с английским воротником геометричного кроя, Emil Shabaev

Фотограф: Майя Теттер

Стилист: Анна Артамонова

Эмиль шабаев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *