Мирей Гильяно: Почему француженки не толстеют

Мирей Гильяно

Почему француженки не толстеют

Mireille Guiliano

FRENCH WOMEN DONT GET FAT:

The Secret of Eating for Pleasure

Перевод с английского А.Б. Богдановой

От диет нет никакого толка? Не влезаете в старую одежду, отказались от поездки на юг и, Боже мой, время от времени глотаете пилюли? Любительницы поесть, перед вами книга, которая, преодолев трудности перевода, станет добрым советчиком на пути к стройной фигуре.

Приехав по школьному обмену в Америку, Мирей Гильяно влюбилась в эту страну, но непостижимым образом прибавила в весе двадцать фунтов. Вернувшись на родину, во Францию, она мучилась из-за того, что полнее своих ровесников, пока ей на помощь не пришёл благодушный семейный врач (Доктор Чудо). Он-то и познакомил расстроенную девочку с правилами французской кулинарии, то есть с секретами соразмерного сочетания тех пищевых компонентов. Доктор Чудо вернул Мирей её прежнюю фигуру, попутно открыв ей совершенно новое представление о еде и напитках. Мирей поняла, что стройность и счастье зависят вовсе не от ограничений — именно в них причина несостоятельности любой диеты, и от умения получать удовольствие, не теряя при этом чувства меры. Она усвоила эту стародавнюю мудрость и с тех пор начала с радостью проповедовать её, наслаждаясь жизнью, позволяющей без эксцессов потакать своим многочисленным слабостям и идти навстречу своим желаниям, не опасаясь набрать лишние килограммы. А теперь простые советы Мирей, приправленные увлекательными историями из реальной жизни и десятками рецептов, казалось бы, опасных для фигуры, научат вас есть, пить и двигаться как француженки.

Вино, хлеб, даже шоколад — и никаких терзаний и поясов для похудания? Почему бы нет?

Мирей Гильяно — генеральный директор компании «Шампанское вдовы Клико» (Cliquot, Inc.); живет в Нью-Йорке.

Француженкам, которые не толстеют

Что может быть важнее еды? Разве для самого беспечного прожигателя жизни создание блюд и ритуал их подачи на стол не сродни религиозному обряду? Разве не отражается целая культура в этих скрупулезных приготовлениях, освещающих победу духа над неистовым аппетитом?

Валери

Введение

Как бы ни развивались в будущем франко-американские отношения (временами и впрямь находящиеся на грани разрыва), мы не должны терять из виду замечательные достижения французской культуры. Приходится признать, что одно славное завоевание и по сей день остается в тени, хотя давно известен антропологический закон: француженки не толстеют.

Я не врач, не физиолог, не психолог, не диетолог, ни какой бы то ни было другой «лог», который изучает людей или оказывает им профессиональную помощь. Однако я родилась и выросла во Франции и всю жизнь в оба глаза смотрела на французов. К тому же я люблю поесть. В любом правиле бывают исключения, но в целом француженки ведут себя так, как и я: едят все, что им нравится, и не толстеют. Pourquoi?

За последние лет десять американцы с пользой для себя продвинулись в понимании французской манеры питаться и пить напитки, избегая при этом неприятных последствий. Так, осторожное признание «французского парадокса» побудило многочисленных сердечников и сторонников здорового образа жизни ринуться в винные магазины за бутылочкой красного. Тем не менее премудрости французского рациона и стиля жизни, особенно загадочная способность француженок сохранять фигуру, до сих пор покрыты туманом и мало кем взяты на вооружение. Став живым примером, я за несколько лет с успехом вразумила десятки американок, в том числе и тех, которые работали у меня в нью-йоркской компании «Клико». Тысячи раз я обсуждала тему питания с различными знакомыми.

— Когда же ты напишешь свой собственный учебник? — подтрунивали надо мной американские друзья и коллеги.

И вот le jour est arrivé!

Неужели всё дело только в природе? Неужели за время степенного вращения колеса эволюции на свет появился совершенно особый генотип стройных женщин? J’en doute. Нет, просто француженки придерживаются системы, то есть помнят о трюках — о серии хорошо отработанных приёмчиков. Я родилась среди них и своим счастливым детством и отрочеством обязана урокам, усвоенным от маман, но в юности я вдруг сбилась с верного пути. По обмену я приехала на учебу в Америку, и здесь на меня обрушилась катастрофа, к которой я была абсолютно не готова, — катастрофа весом в двадцать фунтов. Из-за неё мной овладело уныние, и я приложила немало усилий, чтобы вернуться к прежнему состоянию. К счастью, у меня нашёлся помощник — наш семейный врач, которого я до сих пор зову Доктор Чудо. Благодаря ему я заново открыла передаваемую из поколения в поколение гастрономическую мудрость французов и вернула себе фигуру. (Да-да, это самая настоящая американская история — притча о падении и спасении.)

Недавно я посетила город Монреаль и была приятно удивлена: подавляющее большинство французов стройны. Это выглядит необычно в сравнении с «весомым» населением англоговорящей части Канады, и просто неестественно в сравнении с населением США. Здесь я всегда прихожу в ужас от количества безобразно полных людей, полнота которых просто кричит о сопутствующей инвалидности.

Несмотря на англоговорящее окружение, население канадского Квебека общается на французском без угрозы преследования. Возможно в поддержании традиций и кроется секрет стройности французов. Во всяком случае так утверждает Frederic Patenaude, перевод статьи которого я привожу ниже.

«Похоже я во всем разобрался! Все дело не во «французском парадоксе» из-за употреблением красного вина. Во время моего путешествия по Французской Полинезии, там не было вина, и вообще практически отсутствовал алкоголь. Не было там и традиционной французской кухни. Жители этого региона едят местную пищу, в основе которой рыба, продукты из кокосовых орехов и фрукты.

Однако МЕСТНОЕ НАСЕЛЕНИЕ СЛЕДУЕТ ФРАНЦУЗСКОЙ ТРАДИЦИИ И ПРИНИМАЕТ ПИЩУ ВСЕГО ДВА-ТРИ РАЗА В ДЕНЬ. И НИКАКИХ ПЕРЕКУСОВ!

В этом принципиальное отличие. Если вы посетите Гавайи или Майами, то встретите там множество американцев и канадцев. Все они разгуливают по утрам не с пустыми руками. Каждый торжественно несет кофе/латтэ и маффин.

Французы же завтракают сидя. На завтрак у них небольшая чашечка кофе, фрукт, небольшой бутерброд с маслом и джемом, или круассан. И все!

Типичный французский завтрак — в 8 утра, в 12 часов – обед (ланч), а в 7 вечера — ужин (обед). Французы не едят ничего между обедом и ужином. А это приличный перерыв продолжительностью в семь часов!

Во время рабочего дня или путешествия обед французов достаточно прост: салат или бутерброд. Традиционный же французский обед может растянуться на несколько часов и обычно включает в себя вино и сыр. Однако такой обед скорее исключение, чем норма.

Ужин имеет тенденцию быть главным приемом пищи. Он может включать вино. Однако типичное представление о французах как о любителях вина не соответствует действительности.

ДЕТИ ТОЖЕ НЕ ПЕРЕКУСЫВАЮТ. Никто и не предлагает им перекусить. А уж взрослые даже не думают о перекусах.

ФРАНЦУЗЫ СТРОЙНЫ НЕ ИЗ-ЗА СВОИХ ПИЩЕВЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ, А БЛАГОДАРЯ СВОИМ ТРАДИЦИЯМ.

Французские традиции приема пищи противоречат рекомендациям большинства специалистов по питанию. Обычно эти эксперты рекомендует есть каждые 2-3 часа для поддержания стабильного уровня сахара крови. Однако подобные рекомендации не работают.

В других странах также следовали традиции есть два-три раза в день. И не перекусывать между главными приемами пищи. Люди выделяли для приема пищи специальное время, и не беспокоились о микронутриентах, жирах или углеводах. Они не боялись глютена, и тем не менее оставались стройными.И чаще всего жили долго.

Во время путешествия я обычно останавливался в гостиницах, где питание входило в комплекс услуг. Прием пищи там был три раза в день. Мне ничего не оставалось, как придерживаться режима.

Между приемами пищи возможности перекусить просто не было, так как пищу негде было найти. И тут я осознал, что потребность перекусить для меня уже стала укоренившейся привычкой. Пришлось тренировать организм не перекусывать. На это потребовалось несколько недель. Нелегкую задачу облегчило окружение французов, которые строго следовали традициям приема пищи.

Попробуйте и вы выработать привычку есть три раза в день. И никаких перекусов, особенно вечерних. Если уж очень сильно хочется поесть, то выпейте стакан воды или травяного чая.

В свете поддержания трехразового режима питания: если вы съели недостаточно на обед, вы будете сильно голодны к ужину. Если же вы съели мало на ужин, то будете страшно голодны ко времени завтрака. В случае ограничения частоты приемов пищи до двух-трех в день, в конце концов вы будете знать, в каких количествах принимать пищу для поддержания оптимального уровня энергии.

Конечно, существуют и другие причины стройности французов (к сожалению, во Франции растет прослойка людей с ожирением).

Например, французы предпочитают есть пищу небольшими порциями, много ходят пешком и в целом относятся к жизни (и пище) более сбалансировано. И уж конечно, хранящие традиции французы не заглатывают литрами сладкие напитки и не питаются в ресторанах фаст-фуда каждый день. Тем не менее, я совершенно уверен, что дело не в том, ЧТО они едят, а в том, КАК они едят».

Понравилась статья?
Подпишитесь на обновления сайта «Кошелек здоровья» по E-mail

12 3 4 5 6 7 …57

Мирей Гильяно

Француженки не толстеют

Француженкам, которые не толстеют

Что может быть важнее еды? Разве для самого беспечного прожигателя жизни создание блюд и ритуал их подачи на стол не сродни религиозному обряду? Разве не отражается целая культура в этих скрупулезных приготовлениях, освещающих победу духа над неистовым аппетитом?

Валери

Published by arrangement with The Robbins Office, Inc.

© Mireille Guiliano, 2005, 2007

© А. Богданова, перевод на русский язык, 2005

© А.Бондаренко, художественное оформление, макет, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2014 Издательство CORPUS ®

Табличка мер и весов

1 фунт ………….. 453,6 грамма

1 кварта …………. 0,95 литра

1 унция ………….. 28,3 грамма

1 фут ……………. 30,48 сантиметра

1 дюйм ………….. 2,54 сантиметра

Введение

Как бы ни развивались в будущем франко-американские отношения (временами и впрямь находящиеся на грани разрыва), мы не должны терять из виду замечательные достижения французской культуры. Приходится признать, что одно славное завоевание и по сей день остается в тени, хотя давно известен антропологический закон: француженки не толстеют.

Я не врач, не физиолог, не психолог, не диетолог, не какой бы то ни было другой «лог», который изучает людей или оказывает им профессиональную помощь. Однако я родилась и выросла во Франции и всю жизнь в оба глаза смотрела на французов. К тому же я люблю поесть. Из любого правила бывают исключения, но в целом француженки ведут себя так же, как и я: едят все, что им нравится, и не толстеют. Pourquoi?

За последние лет десять американцы с пользой для себя продвинулись в понимании французской манеры есть и пить, избегая неприятных последствий. Так, осторожное признание «французского парадокса» побудило многочисленных сердечников и сторонников здорового образа жизни ринуться в винные магазины за бутылочкой красного. Тем не менее премудрости французского рациона и стиля жизни, особенно загадочная способность француженок сохранять фигуру, до сих пор покрыты туманом и мало кем взяты на вооружение. Став живым примером, я за несколько лет с успехом вразумила десятки американок, в том числе и тех, которые работали у меня в нью-йоркском представительстве компании Veuve Clicquot («Вдова Клико»). Тысячи раз я обсуждала тему питания с разными знакомыми. «Когда же ты напишешь свой собственный учебник?» – подтрунивали надо мной американские друзья и коллеги.

И вот le jour est arrivé!

Неужели все дело только в природе? Неужели за время степенного вращения колеса эволюции на свет появился совершенно особый генотип стройных женщин? J’en doute. Нет, просто француженки придерживаются системы, то есть помнят о трюках – о серии хорошо отработанных приемчиков. Я родилась среди них и своим счастливым детством и отрочеством обязана урокам, усвоенным от маман, но в юности я вдруг сбилась с верного пути. По обмену я приехала на учебу в Америку, и здесь на меня обрушилась катастрофа, к которой я была абсолютно не готова, – катастрофа весом в двадцать фунтов. Из-за нее мной овладело уныние, и я приложила немало усилий, чтобы вернуться к прежнему состоянию. К счастью, у меня нашелся помощник – наш семейный врач, которого я до сих пор зову Доктор Чудо. Благодаря ему я заново открыла передаваемую из поколения в поколение гастрономическую мудрость французов и вернула себе фигуру. (Да-да, это самая настоящая американская история – притча о падении и спасении.)

Большую часть жизни я живу и работаю в Америке. (Мне хочется думать, что я взяла все лучшее от французов и американцев.) Сюда я перебралась через несколько лет после окончания университета, работала переводчиком в ООН, потом в качестве представителя французского правительства популяризировала отечественные продукты питания и вино. Я вышла замуж за замечательного американца и в конце концов нашла себя в бизнесе. В 1984 году я так высоко поднялась по карьерной лестнице, что с тех пор средой моего обитания стали две культуры. Почтенный Дом шампанского вдовы Клико Понсарден, основанный в 1772 году, рискнул открыть в США дочернюю компанию, призванную заниматься импортом и сбытом одноименного шампанского и других превосходных вин. Меня наняли на работу первой, и вскоре я стала самой высокопоставленной женщиной в компании после мадам Клико, скончавшейся в 1866 году. Ныне я занимаю пост генерального директора и президента компании Veuve Clicquot, входящей в группу LVMH, которая специализируется на производстве предметов роскоши.

Все это время я не изменяла привычкам, коим большинство француженок следуют не моргнув глазом. А между тем сейчас меня подстерегают куда более серьезные опасности, чем в молодости. Скажу без преувеличений: бизнес требует, чтобы я поглощала ресторанную еду раз триста в год (знаю, работа не из легких, но ведь кто-то же должен ее выполнять). Длится это уже двадцать лет, и ни о каком бокале вина или шампанского в моем случае не идет и речи (дело есть дело). Обеды и ужины по полной программе – мне нельзя отделаться порцией салата из эндивия или стаканом минералки. И все же повторяю: я здорова и в прекрасной форме. Книга объяснит, как это удается мне и, что еще важнее, как такого же результата добиться вам. Узнайте и испытайте на себе проверенное временем французское отношение к еде и жизни, и тогда задачи, прежде казавшиеся невыполнимыми, станут вам по плечу. В чем здесь секрет? Сначала скажу о том, что известно всем.

Многие женщины несут двойную нагрузку, неустанно трудясь и в доме, и за его пределами, что вряд ли знакомо основной массе мужчин. Вдобавок ко всему, чтобы привлекательно выглядеть, нам нужно ухитряться сохранять здоровье. Однако давайте разберемся: большинству из нас не удается поддерживать устойчивый, здоровый вес даже ценой самоограничений. Шестьдесят пять процентов американцев имеют лишний вес: вмиг раскупаются книги о диетах, написанные подчас как учебники по биохимии. Не важно, каково их количество в данный момент, а на подходе уже новый десяток им подобных. Неужели диетология и впрямь развивается столь же стремительно, как торговля? В любом случае спрос не уменьшается. Почему? Почему миллионные тиражи чудес не покончат раз и навсегда с нашими бедами? Прямо скажем, все это не что иное, как «необоснованный экстремизм».

Большая часть книг о диетах основана на радикальных методиках. Экстремизм французы никогда не поддерживали, если не считать краткого правления якобинцев в XVIII веке. Америку, напротив, привлекают иные системы взглядов, быстрые решения и чрезвычайные меры. Как и во всех прочих сферах, подобный подход давно отразился и на вопросах диеты, но жить так нельзя. Вам гарантируют новый размер одежды, избавление от пирамидальной фигуры и указанного числа калорий. А почему бы и нет? C’est normal! Никого не настораживает то, что одно радикальное указание зачастую противоречит следующему. Кто не помнит дни, проведенные на высокоуглеводной диете? Или жизнь на одних грейпфрутах? А теперь едим только жиры и белки, а углеводы долой. Сначала молочные продукты – наши злейшие враги, а потом – единственное, что мы можем себе позволить. То же самое с вином, отрубями и красным мясом. Негласный закон будто бы сводится к тому, что, если вы истязаете себя продуктами какого-то определенного вида, постепенно у вас вообще пропадет интерес к еде и лишние килограммы непременно исчезнут. В отдельных случаях именно так и происходит. Но что же потом, после того как радикальная программа окончена? Ответ вы знаете. Внимание, вывод один! Прочь диеты! Ни идеология, ни технология не помогут. Вам нужно то, чем обладают француженки, – гармоничное и проверенное временем отношение к питанию и жизни. И наконец, решающий аргумент против экстремальных методов: они упускают из виду особенности нашего обмена веществ. Пишут подобные инструкции, как правило, мужчины, а им редко приходит в голову, что женская физиология – нечто совершенно особенное. Ведь женский метаболизм с годами меняется: двадцатипятилетняя женщина борется с лишним весом иначе, чем дама сорока пяти лет.

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения Бизнесвумен Почему французы едят все подряд, но не толстеют

Всем известно, что французы едят самую разнообразную пищу, в том числе довольно жирную, но у них нет таких проблем с лишним весом, как у американцев, немцев или украинцев. Но до сих пор никто не понимал, в чем дело. Черт возьми, французы едят тонны сыра и хлеба, запивают все это дело большим количеством алкоголя, но все равно не толстеют!
Причем едят они много, и с раннего детства.
Несмотря на то, что уровень ожирения растет и во Франции, общие цифры здесь ничтожны в сравнении с США или, например, Великобританией. В 2001 году от лишнего веса страдало только 8% французов, в 2011 — 14%. Для сравнения: в Великобритании таких людей — 25%, в США — 35%.
Новое исследование, опубликованное в журнале Journal of Agricultural and Food Chemistry, проливает свет на причины «французского парадокса». Кажется, все дело в сыре и в том, что некоторые его сорта ускоряют метаболизм.

За исключением Франции, другие страны западного мира объявили сыру войну. «Есть мясо и сыр — все равно, что курить», — возвещает Women’s Health, опираясь на исследования, доказывающие, что диеты с высоким содержанием жира и белка провоцируют рак. One Green Planet называет сыр главным источником насыщенных жиров в Америке. «Сыр — это адская смесь жира, натрия и холестерина», — утверждают журналисты.
Как же тогда французам остается оставаться стройными и здоровыми при том, что, кажется, как минимум камамбер здесь едят все и всегда?
Датские исследователи из Университета Копенгагена нашли ответ. Они взяли образцы мочи и кала 15 здоровых французских мужчин, которые сообщили, что едят очень много сыра и регулярно пьют обычное молоко. Часть из них также налегала на сливочное масло.
Оказалось, что у любителей молочных продуктов другой состав кишечных бактерий. В их желудке — повышенный уровень бутирата — противовоспалительной жирной кислоты. Она помогает ему усиленно вырабатывать полезные пищеварительные ферменты. Было доказано, что высокий уровень бутирата — залог низкого уровня холестерина, отличного метаболизма и прекрасная профилактика ожирения.
Но вот в чем фишка: сыр сыру рознь, равно как и потреблять его можно по-разному. Американцы и славяне часто добавляют его в макароны и пиццу, делают из него бутерброды. Для француза сыр — самостоятельное блюдо, которое отлично подходит к некоторым фруктам и красному вину. Так вот, уровень полезных кислот и бактерий в желудочном тракте растет именно тогда, когда сыр смешивается в желудке с полифенолами, содержащимися в винограде и некоторых других средиземноморских фруктах.
Плюс ко всему, огромное значение имеют сорта сыра. Залог отличной фигуры — сыр бри и камамбер.
Ну и главное: французы понимают важность сбалансированной диеты. И они крайне редко — реже, чем мы в своих странах — едят полуфабрикаты.
Доктор Жан-Марк Кэтелайн, специалист по вопросам ожирения и известный диетолог, подчеркивает: «Французы знают, как готовить еду. И часто это делают. Эта наша национальная черта неплохо защищает нас от ожирения. Мы — страна с сильными сельскими традициями. Мы с большим уважением относимся к сельскому труду и ценим органическую еду с ферм».
По его словам, от ожирения главным образом во Франции страдают в тех районах, где предпочитают жить иммигранты.
«Когда я был в США, я был поражен тем, что все постоянно что-то едят на улицах. Никакой культуры питания у людей во многих других странах тоже нет. Люди едят бутерброды, запивают их Кока-колой, а потом хотят иметь нормальную фигуру. Для начала: прекратите что-то есть хотя бы за рабочим столом и в автомобилях», — возмущается Кэтелайн.
Бертран Дюбуа, впрочем, говорит, что глобализация и американская культура меняют и французов.
«Мы, французская молодежь, просто копируем то, что видим в американских телешоу. Я сейчас в Париже вижу людей с бутылками газировки в руках. Еще 10-20 лет назад это невозможно было даже представить», — говорит он.
Но Францию защищает еще и то, что в этой стране крайне низок спрос на пищевые полуфабрикаты. А сколько их покупаете вы?

Француженки не толстеют

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *