vse_horosho

Есть в моей жизни одна статья, у которой своя длинная история. Впервые я увидела эту статью на одном из сайтов, прочитала и поняла – «Да! Вот это да! Точно». Прошло время, где-то через год, разбирая документы на своём компьютере я снова наткнулась на эту статью, снова прочитала и поняла, что в прошлый раз не поняла ни слова. Только сейчас! Это было очень необычно и отрезвляюще. В следующий раз эту статью я увидела снова ещё где-то через год. Угадайте к каким выводам я пришла на этот раз? Правильно. Я будто видела эту статью в первый раз и сожалела, что не «видела» её раньше так, как видела в тот момент.
Сама статья – это интервью Андрея Лапина, которое он дал газете МГУ в середине 90-х. Называется она «Разговор о любви и сексе».
В этом интервью Лапин выделяет 4 характеристики обычной любви:
1.Некрофилия
2.Изнасилование
3.Бизнес
4.Потеря свободы
5.Лишение сил
И рассказывает о том, как он видит Любовь. На основе этой статьи-лекции был поставлен спектакль и снят фильм: «Stand up Comedy. Любовь и секс» (парадоксальный спектакль).
Здесь я выделила основные мысли этой статьи (), что бы иметь возможность к ней возвращаться.
«ВОПРОС: И вообще — что такое «обычная» любовь?
ОТВЕТ: То, что обычно называют любовью, включая её самые сильные проявления, вплоть до полного счастья или несчастья — всего лишь тень той великой мистической силы, которая за этим стоит. Эта Причина и есть любовь; то же, что обычно переживают люди — это страсти, вызванные привязанностями, но это не любовь. Это тень любви, но не сама любовь. Страсти могут быть такими сильными, что доведут вас до самоубийства или до рая на Земле, — но это всё равно только страсти.
Это можно сравнить вот с чем. Представьте старую редкую марку стоимостью несколько миллион долларов, на которой изображена Сикстинская Мадонна Рафаэля. Для коллекционера эта марка может значить больше, чем жизнь. Наконец, он получает её, любуется ею, рассматривает штамп на уголке… Он в этот момент и не помнит о самой Мадонне! Какая там Мадонна! Марка — вот что для него важно! Мадонна послужила причиной написания картины Рафаэлем; картина послужила причиной для выпуска этой марки; но марка, а не Мадонна вызывает бурю чувств у коллекционера, из-за марки, а не из-за Мадонны он радуется или огорчается. Насколько сама Мадонна далека от марки, настолько же и любовь далека от тех страстей, что заставляют людей взлетать на небеса или лезть в петлю.
Итак, есть то, что мы называем любовью, — т.е. всевозможные переживания, — и есть то, что является причиной этих переживаний, — т.е. сама любовь.»
В обычной любви можно найти ряд признаков…

1) Некрофилия.
Вот первый признак человеческой любви — все обычные, хорошие люди являются некрофилами. Они любят мёртвое. Некрофилия — это любовь к трупу. Практически все нормальные люди — некрофилы. Когда вы думаете, что любите живого человека, вы глубоко заблуждаетесь, на самом деле вы любите что-то мёртвое. И этот труп вы изготавливаете сами! Человеческая голова — это мавзолей, где хранится бережно изготовленная мумия возлюбленного.

Изготовление такой мумии не занимает много времени и сил. Происходит это просто: когда вы в кого-нибудь влюбляетесь, то этот человек становится вдруг для вас совершенно необыкновенным, отличным от всех остальных. Вы его выделяете из всей толпы, он становится для вас по-настоящему особым, вы начинаете думать о нём, вспоминать его, мечтать о нём… Любовь заставляет вас возвращаться мыслями к своему любимому. И вспоминаете вы всегда то, что вам в нём нравится. В этот момент любовь проявляется через воспоминания; когда вы разделены, вам доступна только такая любовь — воспоминания. Если до любимого нельзя дотронуться рукой или взглядом, вы дотрагиваетесь мыслями, мечтами.
Это влечёт за собой то, что называется кристаллизацией. Кристаллизация — это создание устойчивого образа того, кого вы любите. Вы кристаллизуете в своей голове образ, и этот образ закрепляется внутри вас. Вы его постоянно дорабатываете, дорисовываете, шлифуете, — работаете над ним без отдыха… Вы создаёте образ, схему, картинку, которую и любите.
Но ведь это не оригинал! На самом деле это только срисовано с живого человека, но это не сам живой человек, это просто схема, не имеющая к реальности никакого отношения. Этот образ может быть очень, очень похож на оригинал. Но он мёртв, он полон только какими-то фиксированными представлениями об этом человеке. Фактически, получается, что вы любите какого-то другого, несуществующего человека — «человека», которого создали вы сами.
И тут случается самое главное, — если вы начинаете знакомиться со своим любимым ближе, начинаете лучше узнавать его, то когда-нибудь вы обнаруживаете, что тот, кого вы любите, отличается от ваших представлений о нём. Он не оправдывает ваших ожиданий, — ведь у вас есть прогноз того, каким он должен быть… В конце концов, возникает какая-то ситуация, когда вы видите, что тот, кого вы любите, — живой человек — отличается от того, что вы хотели бы иметь. Похоже на то, как если бы вы нарисовали картину, а затем обнаружили, что оригинал отличается от вашего изображения.
То, что происходит дальше, не укладывается ни в какие рамки. Вы начинаете исправлять оригинал в соответствии с нарисованной картинкой! Вы исправляете оригинал так, чтобы он стал похож на тот образ, который вы носите в своей голове — на ваши ожидания.
2) Это и есть второй признак любви обычных людей: обычная любовь — это изнасилование, изнасилование того, кого вы любите. Первый признак — некрофилия, а второй — изнасилование живого с целью приведения его в соответствие с мёртвой схемой в голове. А почему начинается это изнасилование? Потому, что, если вы любите по настоящему, то, естественно, вы стремитесь сделать любимого лучше, стремитесь помочь ему. Он ведь, несмышлёный, сердечный, не понимает… Так начинается изнасилование. Причём, всё это продиктовано искренним желанием помочь, исходящим из искренней любви…
Разумеется, такое поведение — некрофилия, изнасилование — не является результатом тонкого расчёта и анализа. Действуя так, вы поступаете, следуя своему настроению, своим эмоциям. Вы поступаете искренне. Но если вы осознаете, что вы делаете…

На самом деле, если вы хотите изменить человека, вы не любите его. Вы лжёте себе, думая, что любите его. В этом случае ваше отношение к нему можно выразить словами годится, но требует доработки. Выходит так: вы взяли того, кто оказался под рукой, был доступен, и хотите этот бедный исходный материал превратить в свою мечту. Будьте честными, — на самом деле вы хотите его исправить «под себя». Сделать его удобным для себя, для своей любви. Чтобы вам было удобнее его «любить», удовлетворять себя. И чтобы при этом он меньше досаждал вам.
Несколько десятилетий назад занялись одомашниванием лис. Для размножения отбирались только те особи, которые обладали смирным характером. К размножению не допускались особи с нежелательными чертами характера. Так вывели домашних лис. Все они оказались очень дружелюбны к людям и не агрессивны. По характеру и поведению эти лисы ничем не отличались от собак. Они перестали быть лисами, они стали собаками. Позже обнаружили, что такие лисы не обладают выраженной индивидуальностью и менее сообразительны — это были очень удобные для людей звери, но они лишились своей дикой природной красоты, грации и силы. «Вычистив» из лис те качества, которые не нравились, вместе с ними потеряли и то, что делало этих животных непохожими на других… То же самое происходит с вашим любимым, когда вы переделываете его.
3) Если быть внимательным, то можно заметить, что обычная любовь — это третье её качество — является просто бизнесом.
Почему обычная любовь — это бизнес? Потому, что вы чего-то хотите от своего возлюбленного, чего-то ожидаете. Например, того, чтобы этот человек был рядом с вами, чтобы вы могли видеть его. Или, чтобы он любил вас. Или (что ещё лучше), чтобы он любил вас в доступной для вас форме. Или, чтобы одевался так, как хотите вы, учился в таком-то институте, говорил вам такие-то слова, дарил то, что вам нравится, совершенствовался, чтобы у него были другие родители… и так до бесконечности…
Требований может быть миллион или всего-навсего одно-единственное — это не имеет значения. Важно то, что вы чего-то хотите — хотите в обмен на свою любовь. Получается так: вы даёте любовь и рассчитываете за неё получить то, что вам хотелось бы. Как только вы видите, что ваше желание не исполняется, ожидание не оправдывается, что любимый не соответствует тому, что вы от него хотите, возникает недовольство.
Это и есть «нечестный бизнес» — вы даёте ему любовь, а он вам взамен не то, чего вы хотите. Когда вы видите, что вас таким образом «обманывают», т.е. «бизнес» нечестен со стороны вашего партнёра по любви, вы начинаете изнасилование…
Оказывается, что обычная любовь условна, т.е. то, любите вы сейчас человека или вы недовольны им, зависит от каких-то условий. Необходимо, чтобы тот, кого вы любите, выполнял какие-то условия, чему-то соответствовал, был таким-то и таким-то. Если этого нет, а ваша любовь при этом искренна, начинается изнасилование, — вы ведь хотите помочь от чистого сердца. Вы хотите сделать того, кого любите совершенней. Вы начинаете бороться с его недостатками, «спасать» его. При этом негласно подразумевается, что вы знаете лучше него самого, каким он должен быть. Вам, как влюблённому в него, видней.
4) Четвёртое свойство обычной любви — это потеря свободы.
Эта потеря происходит из-за лжи. Любя, вы сажаете в тюрьму себя и хотите посадить в тюрьму своего возлюбленного. Во-первых, себя. Происходит это так. Если вы кого-то любите, вы хотите угодить своему любимому, понравиться ему. Вы хотите, чтобы вас тоже любили. Вы раздумываете над своим поведением, анализируете его, оцениваете…
Над каждым шагом, который может увидеть ваш любимый, вы размышляете: «Если я сделаю так, ему понравится? Может, сделать по-другому? Или вообще не делать?..» Вы подбираете наилучший, по вашему мнению, вариант поведения — что одеть, что сказать, как улыбнуться и т.п. — вы переделываете, деформируете, искажаете себя в соответствии с тем, что по вашему мнению должно нравится любимому. Вы что-то добавляете к себе, что-то убираете… Ваше поведение становится искусственным, вы начинаете лгать, чтобы понравиться другому. Так вы теряете естественность, сажаете сами себя в тюрьму.
Выбранное поведение неискренне, искусственно, оно порождено головой, размышлениями, а не сердцем. Сердцем порождается желание понравиться, а то, как этого добиться, придумывает голова. Чаще всего вы не отдаёте в этом себе отчёта, всё это происходит совершенно неосознанно.
То же самое происходит с вашим возлюбленным. Если он любит вас, он начинает, точно так же как и вы, деформировать себя, быть искусственным, неискренним — чтобы понравиться вам. И он тоже лишает себя естественности, свободы, сажает себя в тюрьму. Получается, что двое заключённых любят друг друга.
Но больше того, вы не только сами теряете свободу, вы и другого лишаете свободы — вы ведь позволяете другому быть только таким-то и таким-то — в строго определённых рамках. Точно так же и он: становится неестественным сам и ограничивает вас. Вы являетесь тюремщиком для себя и тюремщиком для него, а он в свою очередь — тюремщик для себя и тюремщиком для вас.
Всё это не плохо, просто так есть, так устроены люди. В этом надо разобраться для того, чтобы ясно увидеть и осознать происходящее с вами или около вас. Тогда может произойти что-то важное, — что-то изменится. Вы перестанете лгать — себе и другому…
5) А вот ещё один — кажется, пятый — признак обычной любви: обычная любовь лишает сил.
Вы теряете энергию. Посмотрите, как заканчиваются все обычные истории любви, как расстаются, разбегаются люди. Люди расстаются, потеряв силы, — взгляд потухший, энергии нет, радости нет, есть злость друг на друга, обвинения, недовольство. Законный вопрос, — неужели это всё с людьми делает любовь? Ведь когда только встретились, был прилив сил, энергия била ключом — спать и есть хотелось меньше, глаза горели, был полёт… Такого человека видно сразу! А расстаются — бессильными, грустными.
Конечно же, не любовь виновата в этом, не любовь это делает с людьми; это то, что люди делают с любовью.
Так что же теперь делать? Не любить? Но волевым решением ни пресечь, ни пробудить любовь невозможно для большинства людей.
Проходя через подобные переживания, человек меняется, — начинает что-то делать по-другому — не от ума, но от сердца, естественно. Любови, которые переживает человек, это моменты счастья, прикосновения к Божественному.

Давным-давно считали, что если вы влюбились в кого-то, значит, стрела амура попала в ваше сердце. Купидона и амура изображают как крылатых мальчиков с луками. Они стреляют в сердца людей стрелами любви, которые заставляют их влюбляться друг в друга. Это символ. Стрела — это «аванс» энергии, который мы получаем с Небес. Это возможность ощутить такое божественное переживание, как любовь, благодаря другому человеку — в тот момент, когда он становится вашим любимым.
Но каждый распоряжается этой энергией, этим авансом по-своему. Если вам дали тысячу долларов, вы можете их либо пропить, либо вложить в какое-то дело, либо накупить на эту сумму книг, либо поехать в путешествие… Точно так же и с любовью. Вы получаете возможность любить кого-то, на это вам «выделяется» сколько-то энергии. Но что вы сделаете с этой энергией? Куда вы её направите? В себя? В партнёра? В чувства? Рассеете, растратите её? Именно от этого зависит, что произойдёт с вами и с вашим любимым человеком…
Но любой из нас сталкивался с проблесками совершенно особой, иной любви. Эта любовь лежит в другой плоскости, в другом измерении. В течение жизни человек имеет возможность хотя бы иногда чувствовать такую любовь. Возможно, это переживание длилось у вас всего одну секунду и было направлено только на одного человека, но забыть его или спутать с другими чувствами невозможно.
Такая любовь отличается от той, о которой только что говорилось, прежде всего тем, что вы любите в этот момент реального человека. Вы любите живого человека. Вы любите его таким, каков он есть — целиком, всего. В такой момент вы обнимаете его своей любовью полностью. Вы не разделываете его, как мясник, на съедобную и несъедобную для вашей любви части. Не остаётся ни одной частички в его душе, в его существовании, в нём самом, которую бы вы не любили бы в это мгновение.
Такая любовь похожа на поведение водоросли в воде. Длинная зелёная водоросль — она настолько гибкая, что полностью сливается с потоком воды. Она отдаётся течению абсолютно, у неё нет никакого желания «исправить» поток воды, изменить его. Она полностью сливается с ним, становится его частью. Её можно заметить только потому, что она другого цвета. Она следует каждому малейшему изменению в движении потока…
Если вы любите человека так, вы принимаете его в этот момент тотально, полностью, всего, целиком. Даже сам жест, символизирующий любовь, — если вы кого-то любите, вы обнимаете его, прижимаете к себе… Такая любовь — это принятие. Принятие того, что есть. Вы принимаете без желания изменить что-то, и без желания иметь что-то в обмен. Без всякой надежды получить что-то в ответ. Вы испытываете счастье оттого, что есть тот, кого вы можете любить.
На Востоке есть легенда о том, что когда-то, в начале времени, Бог был один. Он был абсолютно одинок, но Он был переполнен любовью. Любить Ему было некого — не существовало ничего, кроме Него Самого. Тогда Он создал Вселенную — для того, чтобы Ему было, что любить. И Он благодарен Вселенной за то, что Он может проливать на неё Свою любовь. Также и вы можете быть благодарны своему возлюбленному за то, что он существует, и вам есть, кого любить.

В одном маленьком монастыре я видел эпитафию, на могиле было написано: «Спасибо за то, что ты был». Понимаете, за то, что он был — не за то, что он был любящим отцом или любящим мужем… Просто за то, что он был. На самом деле, это и есть причина любви — существование того, кого вы любите.
Как мама любит маленького ребёнка? Она его любит без видимой причины. Причиной любви является его существование. Она ничего не ждёт от него. Она не перестаёт любить его, когда он обмочил подгузники. Потому что она не ставит ему условий, каким он должен быть. Радость ей доставляет его существование. Вот и всё. Но взрослые мужчины и женщины так любят друг друга очень редко.
Вспомните, как вы любите море или горы. Вы не фиксируете их состояние, не накладываете на них никаких обязательств, не ставите им никаких условий. Наоборот, радость вам дарят разнообразие и изменчивость, непохожесть каждого нового дня. Море очень красиво и в штиль, и в шторм, и в полдень, и ночью, когда свет луны играет с водой, и в ней отражаются звёзды. А утром иногда невозможно найти границу неба и воды, кажется, что они слиты в одно целое — кажется, что купаешься в небе. Также и горы — они красивы и зимой, и летом, и тогда, когда цветут альпийские луга. Вы не ставите условий: «Пусть всегда солнце стоит в зените, это дерево только слегка зеленеет, цветы — только там». Наоборот, разнообразие заряжает вас энергией.
С людьми так бывает редко. Представьте, вы его ждали в семь, а он пришёл не в семь, а в восемь, да ещё утра, и к тому же не к вам, а вы радуетесь разнообразию и спонтанности его поведения! Маловероятно…
Обычная любовь похожа на огромное орудие, которое вы нацеливаете на своего возлюбленного. Вы ловите его в перекрестие мишени и начинаете любить — бам, бам, бам! Но живой человек не стоит на месте. Он двигается, смещается, уходит в сторону. Он меняется. Но ваша пушка весит много тонн (может быть, это Царь-пушка), она такая инертная, что её невозможно сдвинуть в сторону, а уж тем более уследить за двигающейся мишенью — вашим любимым. Гораздо легче силой вернуть этого человека в перекрестие прицела, приковать его к тому месту, куда направлено дуло вашей «нежной» любви, и любить, любить его до гроба…
Но если ваша любовь — это водоросль, а не пушка, тогда всё по-другому. Вы не насилуете, вы только предлагаете. Да, вы можете предлагать тому, кого вы любите, нечто. Ведь любовь — это отдавание. Процесс любви — это процесс отдавания. Вы испытываете наслаждение от отдавания, дарения энергии любви. Энергия исходит из вашего сердца, доставляя вам блаженство. Удивительный факт — чем больше вы отдаёте, тем становитесь более наполненными. Чем больше вы излучаете, тем сильнее становится источник любви внутри вас…
Любя так, вы можете предлагать что-то своему любимому, но вы никогда не насилуете его своим предложением. Дело вашего любимого — принимать или нет. От такой любви вы не теряете свободу, вы не бываете искусственным, вы никак не подстраиваете своё поведение «под него».
И такая любовь не обессиливает, наоборот, она заряжает силой и энергией. Она даёт радость и ещё большую свободу, она освобождает. Чем больше вы погружаетесь в любовь, тем вы чувствуете себя свободнее и возвышеннее.
Такую любовь на Востоке сравнивают с ароматом цветка, с благоуханием розы. Когда вы проходите мимо розы и чувствуете её запах, вы переживаете нечто приятное, какое-то блаженство — вы ощущаете её аромат и наслаждаетесь им. Но когда вы уходите и перестаёте ощущать запах, роза остаётся такой же — она благоухает по прежнему. Запах для вас закончился, вы отошли и не чувствуете его больше, но он остаётся в розе.
Роза пахнет не для вас. Она просто пахнет. Это одно из её качеств, такое же, как количество лепестков, их форма, цвет. Этот кусочек её существования мы ощущаем как что-то очень приятное.
Любовь «пушка» живёт в голове, а любовь «водоросль»- в сердце.
Почему в голове? Потому что вы всё время вспоминаете, сравниваете и планируете. Первый импульс каждой любви всегда рождается в сердце. Но когда вы начинаете думать о любви, энергия покидает сердце и переполняет голову. От этого голова становится огромной, а сердце — маленьким. Голова не выдерживает и, в конце концов «взрывается» — находится случай, когда вы перестаёте быть довольны своим возлюбленным. И вы расстаётесь с ним, — любовь кончилась. Ведь такая любовь конечна. Если нет новых поступлений извне, если нет подпитки, любовь иссякает.
Разумеется, вначале некоторое время вы можете питаться сердечной энергией любви — чувствовать эмоции. В этом случае энергия тратится на эмоции. Но когда эта энергия кончается, когда сердце больше не излучает любовь, вы начинаете «питаться» своим любимым. Обычная любовь, она питается тем, кого вы любите. Вы пожираете своего любимого.
Джебран Халиль Джебран писал в «Пророке»:
…Но пусть близость ваша не будет чрезмерной,
И пусть ветры небесные пляшут меж вами.
Любите друг друга, но не превращайте любовь в цепи:
Пусть лучше она будет волнующимся морем между берегами ваших душ.
Наполняйте чаши друг другу, но не пейте из одной чаши.
Давайте друг другу вкусить своего хлеба, но не ешьте от одного куска.
Пойте, танцуйте вместе и радуйтесь, но пусть каждый из вас будет одинок,
как одиноки струны лютни, хотя от них исходит одна музыка.
Отдавайте ваши сердца, но не во владение друг другу.
Ибо лишь рука Жизни может принять ваши сердца.
Стойте вместе, но не слишком близко друг к другу,
Ибо колонны храма стоят порознь, и дуб и кипарис не растут один в тени другого.
Такая любовь не имеет двух сторон, она едина. Обычная же любовь имеет всегда две стороны. Это радость и страдание, блаженство и боль, счастье и несчастье. Странно, но факт: тот, кто дарит вам счастье, становится причиной вашего несчастья.
Например, вы кого-то любите и вы счастливы благодаря этому человеку. Но вот он вынуждено уезжает, например, в командировку, и вы начинаете страдать. Не он увёз ваше счастье, ведь он тоже его лишается, расставаясь с вами. Вы оба становитесь одинокими и, как следствие этого, страдаете.
Одиночество делает вас несчастными. Ведь до этого вы были не одиноки, вы были вместе со своим любимым. Но вот он уезжает в командировку, и счастью приходит конец. Разве это настоящее счастье, если оно зависит от дислокации вашего возлюбленного? Может быть, это иллюзия счастья?

Полностью слиться друг с другом можно, только оставаясь одинокими. Если вы остаётесь одинокими, вы можете быть бесконечно близки друг к другу. Это не противоречие. Вы можете непрерывно двигаться навстречу друг другу, не застревая на какой-то одной дистанции, — ведь вы остаётесь одинокими, ничто не мешает вам двигаться.
И еще несколько цитат из второй части статьи, где речь идет о сексе.
«…если секс для вас — это половой акт, то между любовью и сексом нет ничего общего: любовь — это состояние сознания, а половой акт — это физиологическое происшествие с участием двух тел.
Если же секс для вас — это проявление любви, её материализация, то между любовью и сексом нет никакой разницы. В этом случае секс и любовь — это одно и то же. В этом случае ваше тело — это язык, на котором вы говорите о любви, а секс — это разговор о любви, объяснение в любви, сама любовь…»
***
«…Для всех людей обычный секс — это просто облегчение. Эта привычка, разрешающаяся как облегчение. Как вы сходили в туалет. Вам стало легче, это приятно. Особенно, если долго вас не пускали перед этим в туалет. Да, но ваш возлюбленный это не унитаз, в который вы сбрасываете свою сексуальную энергию и вам становится легче после этого. Это смешно. Поэтому для большинства людей, для всех, секс является просто потерей энергии. Приятной, но потерей. Оргазм называли раньше «малой смертью» по силе ощущений. Но для большинства людей — это просто плевок в своего возлюбленного вот этой энергией…»
***
Обычный секс лучше всего описал такой выдающийся сексолог и практик, как ослик Иа. Он сказал: «Входит и выходит, входит и выходит…».
Статьи Андрея Лапина и его фильмы можно увидеть На сайте Touching.ru Кстати, поговаривают, что он «вернулся» и вскоре снова будет вести тренинги и встречи. По крайней мере запись на них возобновилась.
Ну и собственно сам фильм-спектакль «Stand up Comedy. Любовь и секс» (парадоксальный спектакль), который построен на идеях статьи «Разговоро о любви и сексе». Если не открывается здесь, то можно посмотреть на youtube% https://www.youtube.com/watch?v=Mo16OAirCQA
Tags: 9 кубков, Лапин, психология

Симпатичные школьницы

Активные темы

  • Какая трагедия, если для нее главное сиськи сделать. (12)

    Nightbot Инкубатор 05:06

  • Штраф до 40 тысяч: за отказ от анализа на COVID-19 придётся запл… (366)

    maxandrey События 05:06

  • Одноногий против полиции (107)

    Торнадо777 Видео 05:05

  • Югославский PAP M92 (81)

    zigizmund Инкубатор 05:04

  • Власти Москвы объяснили отказ от бесплатной раздачи масок (314)

    kbcgv События 05:03

  • После таких вкусняшек не только covid 19 будет! (33)

    slevels Инкубатор 05:03

  • Сложно бороться с режимом, когда ты дебил… (218)

    Млеха Видео 05:03

  • Как в Рязани встречают москвичей (498)

    Profaq Картинки 05:03

  • Исследование прямой кишки (43)

    Q999Q Инкубатор 05:03

  • В Бурятии полицейский оказался владельцем лесного бизнеса (8)

    КузькиМать Инкубатор 05:02

  • кто ответит за серти НЕ от вируса? (47)

    SpMouse Инкубатор 05:02

  • #ДРЯПнем! Чалдонские кнышики с луком и морковью (37)

    РозМалина Кулинария 05:02

  • Теряя свою веру (459)

    1vanov Картинки 05:01

  • Почему в замках и дворцах Европы использовали камины, а не печи? (88)

    Асклепий Инкубатор 05:00

  • Администрация больницы попросила медиков закрыть рты. (29)

    Рита1 Инкубатор 05:00

В рабстве у мужененавистниц (часть 1)

В рабстве у мужененавистниц (часть 1)

Подчинение и унижение

Все началось с того, что я на улице опрометчиво оскорбил, случайно толкнувшую меня женщину лет 35. В ответ она резко повернулась и, подойдя в плотную ко мне, сказала:

— Что? Ты что хамишь, ублюдок?

От такого поворота событий я словно остолбенел. А она продолжала.

— Тебе придется отработать за нанесенное мне оскорбление. Ты станешь моим рабом.

— Да вы что, с ума спятили, — усмехнувшись, ответил я.

— Нет, не спятила, либо ты станешь моим рабом и ответишь за оскорбление, либо тебя просто-напросто найдут и пристрелят, как бешеную собаку. Так что давай, выбирай по быстрому.

— Ну ладно вам, простите меня, — попытался я уладить ситуацию.

— Одними извинениями не отделаешься, давай выбирай, — дав понять мне, что у меня только два варианта.

— Ладно, я согласен стать вашим рабом, на время, — промямлил я.

— На время или нет, будет видно. И раз ты согласен, то придешь через недельку, в следующий понедельник, ко мне домой вот по этому адресу. Понял? — она написала на листке бумаги свой адрес и протянула его мне.

— Да, понял.

— А чтобы ты не передумал, дайка мне какой-нибудь документик, чтобы моим друзьям, в случае чего, легче было тебя отыскать.

У меня в кармане оказался паспорт, и я отдал его женщине.

— Отлично, он пока побудет у меня. И кстати, когда пойдешь ко мне, захвати все свои документы, какие у тебя есть. Я жду тебя к часам десяти утра. И чтоб не опаздывал.

На этом мы расстались.

Всю неделю я провел в раздумьях о случившемся. Я ругал себя за свою опрометчивую грубость. Никак не мог понять, почему я так легко расстался со своим паспортом, словно сдуру, мог бы сказать, что у меня нет с собой документов, хотя как знать, что могло бы быть после этого, может, ни чего бы это и не изменило. В правоохранительные органы я обращаться не решался, да и утешал себя мыслю о том, что мне предстоит не долгое рабство, на пару деньков, как максимум, в качестве работника по дому или что-то в этом роде.

И вот наступил этот злосчастный понедельник. Я нехотя собрался и поехал по указанному женщиной адресу, предварительно посмотрев на карте города район, в который мне предстояло ехать, так как название улицы мне было незнакомо. Этот район был на самом краю нашего города.

Оказавшись там, я увидел, что данная местность представляет собой небольшой жилой массив из редко стоящих кирпичных коттеджей разного вида и крутизны. Я с трудом нашел нужный мне дом, хотя по времени я еще успевал прийти вовремя. Это оказался небольшой двухэтажный коттедж с земельным участком соток на десять, засаженным разными деревьями и цветами. Калитка оказалась открытой, и я свободно прошел во двор. Как только я ступил на крыльцо дома, дверь открылась и на пороге стояла уже знакомая мне женщина. Она скорей всего видела меня в окно, когда я входил во двор. На ней был домашний халат, на ногах капроновые колготки черного цвета с одетыми поверх цветными носками.

— Ну что, пришел? Давай проходи, — с косой улыбкой произнесла она.

Я вошел в дом, разулся у порога, и она проводила меня по коридору до комнаты. Комната была достаточно просторной, но меня сильно удивило то, что пол ее был покрыт каким-то мягким покрывалом, напоминающим один большой спортивный мат, обшитый белой тканью. В углу комнаты стоял домашний кинотеатр. Вдоль стен, за исключением стены с окном, стояли два дивана, несколько кресел и журнальный столик.

— Это будет твое основное место для выполнения своих обязанностей, о которых я сейчас тебе подробно расскажу, — сказала она, что меня тоже очень удивило.

Ведь странно, эта комната не представляла собой ни чего такого, где надо было усилено трудиться и какие тут могут быть обязанности. Мы прошли в комнату, она села на диван, а мне предложила сесть в кресло напротив.

— Ну, теперь слушай внимательно, я расскажу тебе правила твоей жизни в этом доме. Все, что я скажу, так и будет, од-наз-нач-но, это не подлежит спору. Ты понял?

— Да.

— Ты теперь раб. Ты теперь полностью принадлежишь мне, моим двум дочерям, которые сейчас пока отдыхают у бабушки, но в этот четверг вернутся, а также моим подругам и их дочерям, которые иногда будут нас навещать. Так что у нас полностью женский коллектив, и мы все терпеть не можем вас мужиков. А ты, считай, на радость нам попался, для того чтобы мы могли над тобой издеваться, изливая на тебя всю нашу ненависть к мужикам. Но ты не думай, что мы уж звери какие, будешь вести себя хорошо и выполнять все наши приказы и прихоти, мы тоже к тебе будем относиться нормально, но, конечно не ограничивая себя в удовольствии над тобой поиздеваться. Все, что ты должен делать, находясь в этом доме — это служить нам, беспрекословно, я повторяю беспрекословно выполнять абсолютно все наши приказы и прихоти. Основными твоими обязанностями будут вылизывание наших ножек, кисок и попок, будешь служить нам в качестве туалета, мы будем ссать и срать тебе в рот и ты будешь жрать все наши испражнения, и после этого еще будешь подтирать нас языком. И с сегодняшнего дня, ни одна женщина этого дома не будет пользоваться настоящим туалетом, а будет использовать только тебя и твой поганый рот. Ты испробуешь на вкус абсолютно все выделения женского организма, которые, на протяжении всего своего рабства ты будешь регулярно употреблять, вылизывая, высасывая или просто получая как благословенный подарок от своей Госпожи.

— А долго я должен быть у вас в рабстве? — с трудом произнес я, так как от услышанного у меня полностью онемели язык и горло, а душа была полна горечи.

— Пока ты нам не надоешь, но уж не меньше пяти лет это точно. Да, кстати, совсем забыла тебе сказать, ты должен всех нас называть своими Госпожами, в любое свое обращение к нам, да вообще в любое предложение, ты должен вставлять фразу «Моя Госпожа», например: «Да, моя Госпожа», «Хорошо, моя Госпожа», «Госпожа, разрешите поцеловать вашу попку». Понятно?

— Да, моя Госпожа.

— А если будешь забывать про это, мы тебя будем наказывать. И кстати о наказаниях. Вообще, наши издевательства над тобой, в основном будут носить для тебя морально унизительный характер. Физически над тобой издеваться мы особо не будем, нам это не в прикол. Ну, будем, конечно, на тебя оказывать некоторое физическое воздействие, например, слегка пороть, трепать твои половые причиндалы, топтать тебя, но от этого у тебя не будет ни каких особо отрицательных физических последствий. Единственно что, мы обязательно сделаем из тебя импотента, но этот процесс для тебя, я думаю, не будет мучительно болезненным, так как все будет происходить постепенно и само собой. А вот если ты будешь ослушиваться приказов, будешь плохо выполнять свои обязанности, мы будем тебя наказывать, а наказания как раз будут большей частью физическими и возможно с вытекающими из этого не хорошими для тебя последствиями. У нас в подвале есть помещение, что-то наподобие небольшого спортзала, так вот, мы его приспособим для проведения твоих наказаний, сделаем из него, так сказать, пыточную комнату. Но я думаю, что ты все-таки будешь вести себя должным образом, и нам не придется пользоваться этой комнатой. Или как?

— Да, моя Госпожа, я буду делать все, что вы скажете, буду выполнять все свои обязанности как следует — ответил я, почти смерившись с происходящим, но горечь в душе все еще не проходила.

— Хорошо. Да к тому же, я не думаю, что ты захочешь, чтобы все знали о том, как мы тут над тобой издеваемся и унижаем, и что тебе приходиться делать для нас. Не так ли?

вы, ваши дочери и подруги со своими дочерьми, то есть только те, кому я буду принадлежать. Я очень прошу вас об этом.

— В общем, так и будет. Но мы, для себя, постоянно будем фотографировать и снимать на видео то, как мы над тобой издеваемся, будем фиксировать практически все твои унижения перед нами, да и тебя в разных извращенных позах. Так что, пока ты служишь нам, за это время будет постоянно накапливаться вполне приличный компромат на тебя. И если ты посмеешь наотрез отказаться от выполнения какого-то нашего приказа или будешь сопротивляться наказанию, за какую либо провинность, то все наши фото и видео станут достоянием общественности. Ты понял?

— Да, моя Госпожа, как я уже говорил, буду делать все, что вы скажете. Лишь бы все оставалось между нами.

— Ну и отлично. А теперь вернемся к перечислению твоих обязанностей. Все наше ношенное нижнее белье будет проходить обязательную предварительную стирку, только у тебя во рту. Будешь обсасывать наши грязные трусы, чулки, колготки и так далее, и лишь потом, когда они будут уже почти чистыми, по крайней мере, от пота или других наших выделений, сможешь отправлять их на обычную стирку. Кстати, могу тебя обрадовать, ни какую работу по хозяйству тебе делать не придется, к нам для этого каждую неделю приходит служанка. Одинокая женщина, около сорока лет. Она, конечно, будет тебя видеть, и будет знать, что мы с тобой вытворяем, но она, я уверена, будет держать язык за зубами, я ей хорошо плачу и она будет держаться за свою работу. Мы даже наверно дадим ей право над тобой издеваться, если она захочет. И думаю, захочет, не зря она одинокая, видно тоже с мужиками нелады. Также, твоей обязанностью будет обслуживать нас во время месячных. Будем использовать тебя в качестве прокладки. Прижмешься мордой к пизде и будешь слизывать все наши менструальные выделения. Понятно?

— Да, моя Госпожа.

— Та-ак, что еще? — на мгновение она задумалась. — Вот, по-моему, и все, я тебе рассказала обо всех твоих основных обязанностях. Не так уж и много, как ты, надеюсь, заметил. А если что еще вспомню, скажу. Но также, я хотела бы тебя предупредить. Одним бездумным выполнением наших приказов или прихотей ты не отделаешься. Все, что мы тебе прикажем, ты должен не просто выполнять, а стремиться сделать это как можно лучше, чтобы как можно больше доставить удовольствие своим Госпожам. А если же мы почувствуем, что наши указания ты мог бы выполнить лучше, чем выполнил, то мы тебя накажем. Все что ты для нас будешь делать, ты должен делать с превеликим удовольствием, по крайней мере, чтобы все выглядело именно так. Если будешь вылизывать у нас, то вылизывать должен так, как будто это для тебя самое лучшее, что ты, когда-либо делал в жизни. Лизать должен страстно, вкладывать в это дело, так сказать, всю свою душу. Будешь жрать наше говно, пить мочу или же употреблять какие-нибудь другие выделения наших организмов, то должен выглядеть так, как будто ни чего в жизни вкуснее не пробовал. А после того как поешь говна или попьешь мочи, будешь благодарить нас за то, что позволили тебе питаться нашими вкусными испражнениями. Ведь наши говно и моча должны быть для тебя как манна небесная. Когда мы будем над тобой издеваться, ты должен быть просто счастлив и сам стремиться к тому, чтобы мы над тобой поиздевались как можно поизвращенней. И кстати, извращенность наших издевательств над тобой будет ограничиваться только нашей фантазией. А она у нас, поверь, границ не имеет. И вообще, в первую очередь ты сам должен стремиться унизиться перед нами. Это должно быть одной из главных целей в жизни раба. Если ни одна из нас в какой-то период времени не унижает тебя, не издевается над тобой, не заставляет тебя вылизывать ее или еще что-нибудь, то это не значит, что ты можешь спокойно отдыхать в это время. Ты сам должен проявлять инициативу, например, подойти к Госпоже и полизать ей ножки, попку или киску, даже если она тебе это не приказывает. Можешь просто нюхать ее ношенное нижнее белье или, например, потные ножки, кайфуя от вдыхания их прекрасного аромата. Да к тому же, не забывай про свою обязанность предварительно стирать у себя во рту все наше грязное нижнее белье, оно не должно скапливаться. Пока ты в этом доме, у тебя вообще не должно быть ни одной минуты свободной от каких-либо унижений. Даже ночью, или когда мы отсутствуем, ты всегда будешь унижен. Мы всегда перед уходом из дома или на ночь будем придумывать, как тебя оставить при этом в унизительном положении. Например, будем надевать тебе на голову наши грязные трусы или колготки, засовывать их тебе в рот в виде кляпа. Или еще что-нибудь придумаем, все сразу не перечислишь, слишком велика у нас фантазия на этот счет, как я раньше уже говорила. Ты должен всей своей сущностью показывать нам свою абсолютную покорность, свое возвеличивание нас и свою низость перед нами. Мы полностью уничтожим тебя как личность. Мы подчиним себе не только твое тело, но и мысли и эмоции. Вся твоя сущность будет у нас в рабстве, мы сделаем из тебя раба до мозга костей. А если ты не будешь выполнять хоть что-то из того, что я сейчас перечислила, мы будем тебя наказывать. Понятно?

— Да, моя Госпожа.

Она не надолго замолчала, о чем-то задумавшись. Подом продолжила.

— Кстати, совсем забыла, мы с тобой еще не познакомились. Конечно, я уже знаю, как тебя зовут, но мы тебя по имени ни когда называть не будем, так что можешь забыть о нем пока ты здесь. Мы будем тебя называть разными унизительными словами, да и дадим тебе какую-нибудь кличку, как это подобает для раба. А вот нас ты, на всякий случай, должен знать по именам, если тебе понадобиться, например, обратиться к какой-то конкретной Госпоже, или упомянуть в своей речи конкретную Госпожу. Так вот, меня зовут Татьяна Владимировна. Мою старшую дочь, 13-и лет, зовут Анна Николаевна. Младшую, которой 6 лет, зовут Ирина Николаевна. И не зависимо от их возраста, ты должен называть их только по имени и отчеству, конечно добавляя спереди слово «Госпожа», и относиться к ним соответственно. Они для тебя будут такими же Госпожами, что и мы, их матери. Например, самой маленькой твоей Госпоже, Ольге Сергеевне, сейчас всего 5 лет, а она будет абсолютно наравне с нами издеваться над тобой. Ты все уяснил?

— Да, моя Госпожа, я все понял.

— А с остальными твоими Госпожами я познакомлю тебя попозже. Так, что еще не сказала? Будешь ходить в этом доме только голым, у раба не должно быть абсолютно ни какой одежды. Всю твою одежду я спрячу и отдам только тогда, когда мы с тобой расстанемся. Хотя, в принципе, мы здесь тоже будем в основном ходить голыми, чтобы ты всегда беспрепятственно мог полизать у нас в разных местах. Как я уже тебе говорила, эта комната будет основным местом для выполнения твоих обязанностей, именно здесь мы в основном будем издеваться над тобой. Я специально постелила на пол этот мягкий настил, чтобы нам было удобней издеваться над тобой, уж лучше, чем на жестком полу, сам понимаешь. В туалет будешь ходить только с нашего разрешения. Исключением будет, только если мы будем отсутствовать дома, тогда сможешь сходить, соответственно, без разрешения. Если, поначалу, будешь возбуждаться, то будешь с нашего разрешения дрочить, но спускать при этом только себе в рот. Понял?

— Да, моя Госпожа.

— А потом, думаю, мы тебя избавим от необходимости справлять эту нужду, сделав из тебя импотента. Спать будешь, в основном, если не понадобиться нам что-то другое, также в этой комнате. Если будешь хорошо себя вести, то я гарантирую тебе в день трехразовое питание, если ты сам, конечно, захочешь есть, после того, как наешься нашего говна. Так что, мы будем еще заботиться о тебе, при твоем хорошем поведении, ведь мы не хотим, чтобы наш раб быстро вышел из строя. Ты доволен нашей благосклонностью к тебе?

— Да, моя Госпожа, очень доволен, спасибо вам большое.

— И мой тебе совет, тебе лучше сразу смириться со своей участью, так тебе легче будет, ведь ты уже ни куда от этого не денешься, прими все как должное. А сейчас иди в спальню на втором этаже, в самую первую комнату после лестницы, и раздевайся там до гола. Как разденешься, сразу спускайся сюда, но учти, я ждать не люблю. Как войдешь в эту комнату, встанешь передо мной на колени и поцелуешь ноги, и с этого момента для тебя начнется абсолютно новая жизнь. Тебе все понятно?

— Да, Госпожа.

— А теперь бегом раздеваться, я жду тебя.

Продолжение следует…

Грудь школьница

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *