Ей снова снится мама. Снова снится сказка, конец которой тонет в тумане. Гвендолин открывает глаза ещё до будильника, открывает глаза так просто, будто бы и не спала. Небо за окном белое, такое ощущение, что резко наступила осень, но на дисплее телефона светится двадцать третье июля, поэтому сомнения развеиваются, когда она поднимается с кровати. На улице туман, настолько белый и густой, что даже не видно верхушки соседнего дома. Кристи выходит на балкон, чувствуя пробегающие по коже мурашки и скрещивая руки на груди. Она давно такого не видела, поэтому сейчас стоит и смотрит на то, как город теряется в молоке. Странное сравнение, но… Лето утыкается мокрым носом в ногу хозяйки, и девушка опускает голову. — Доброе утро, — улыбается Гвен, опускаясь и обнимая пса. Тот прижимается к ней, прикрывая глаза. Гвендолин думает, что если бы домашние животные умели разговаривать, люди бы не страдали от одиночества так сильно. Хотя, как вообще можно страдать одиночеством, когда рядом с тобой такой милый мальчик? Лето, словно прочитав мысли хозяйки, начинает вилять хвостом и лижет руку, погладившую его по морде. — Пойдём гулять.

⚔ ⚔ ⚔

Может быть, из-за тумана или белого неба, но настроение странное. Оно вроде и не плохое, но и не хорошее, оно абсолютно никакое. Чувство пустоты внутри вдруг наполняет голову, и Гвен тормозит, задерживаясь взглядом на паре маленьких цветов, пока Лето ищет что-то в траве. Из-за того, что в паре метров ничего не видно, город кажется пустым. Пару раз она в интернете видела фотографии мегаполисов, будто погружённых в сон. Возвращаются они с прогулки через полчаса, и Кристи сразу же идёт собираться на работу. Тело какое-то ватное, глаза моргают медленно, будто кто-то поставил замедленную запись. Из-за тумана? Белого неба? Вчерашнего? Хотя вчера всё было нормально, да? Она замирает с щёткой во рту, вспоминая двух милых маленьких дам. Они обе похожи на него, хотя младшая всё же больше. Вспоминая восторженные взгляды на игрушки, Гвендолин улыбается и сплёвывает пасту. Из зеркала на неё смотрит до сих пор сонная девушка, Кристи усмехается и проводит влажной рукой по зеркалу. Её изображение начинает искажаться, и она наклоняется, чтобы умыться.

⚔ ⚔ ⚔

В университете она думала, что рассказы приятелей про надоедливых родственников всего лишь шутки, приукрашивание действительности. Каково было её удивление, когда вопросы, принадлежащие обычно родственникам, стали задавать знакомые старше всего на пару лет, уже замужние и с детьми. Вопросов было много, особенно про детей, потому что цветы жизни и всё такое… Гвендолин вспоминает и кривит губы, когда входит в офис, здороваясь сразу же с Эмилией, сонно идущей в кухню. Разве дети не должны появляться, когда они желанны? Многие её знакомые, разумеется женского пола, выскочили замуж и уже тогда всё распланировали. Кристи не может сказать, что она не любит детей, просто… пока не время. В лет тридцать, если появится муж, она может задуматься об этом, но сейчас думать о ребёнке глупо. Хотя бы потому, что у неё есть работа, люди на которой сойдут с ума от её долгого отсутствия. — Доброе утро! — радостно улыбается Дэниел, а она лишь кивает в ответ, потому что добрым это утро назвать сложно. Каким-то аморфным — да, но так никто не здоровается. Она опускается за свой стол, включает компьютер и ждёт, пока система загрузится. Бездействие подталкивает мозг к ненужным мыслям, она опирается подбородком на руки, замечая проходящую мимо их кабинета знакомую фигуру. Наверное это странно, но она подмечает совершенно другую походку и другое выражение лица. Николай не выглядит угрюмым с утра, как обычно, он улыбается чему-то, наливает себе воды в белую чашку и таким же бодрым шагом идёт в свой кабинет. — Я смотрю, кто-то нашёл подружку на выходных, — заходит в кабинет Эмилия, улыбаясь и поправляя осветлённые волосы. — Как мало мужикам для счастья надо, — Гвендолин хмыкает, слабо кивнув. — Ты ничего не знаешь! — вдруг отвечает коллеге Дэниел. — Мы вот вчера видели его с дочерьми, на него смотреть было приятно. Счастливый папа, не иначе. — Да ну? — фыркает Кларк. — Счастливый папа? Я лично слышала, что бывшая жена забрала у него дочек, из-за того, что он слишком был загружен работой и не смог уделять время семье, — Кристи делает вид, что занята проверкой счёта, присланного на почту. Эмилия же мешает сахар в своей кружке и потягивается в кресле. — Вообще, если так посмотреть, наш, а точнее новый шеф Гвендолин, очень интересный мужик. Он к нам пришёл злым, а вот сейчас вроде добреньким ходит. Ставлю всё своё состояние на то, что если Гвен накосячит, он её только по голове погладит, да, Гве… — Эмилия поворачивает к ней голову, видя за прямоугольным монитором прищуренные глаза. — Понял, принял, умолкаю. — Лучше начинайте работать, — хмыкает Гвендолин, понимая, что цифры перед глазами плывут. Снова.

⚔ ⚔ ⚔

Туман к одиннадцати часам утра покидает город, уходит, забирая с собой серость и унылость. Взглянув раз в окно, Кристи даже радуется постепенно голубеющему небу, хотя отсутствие жары очень даже кстати. В час дня она выходит в коридор, чтобы налить себе чая, там и присаживается на диванчик, понимая, что от кресла спина устала. С её работой нужно двигаться чаще, а она только и умеет, что сидеть дома. Чужие знакомые голоса слышатся отдалённо, за стеной переговорной, она поворачивает голову, видя через прозрачное стекло Николая и Чарльза, стоящих над столом. По правде говоря, она же ничего не знает о нём, ни его прошлого, ни его настоящего. Как и он о ней. Единственное, что их связывает — это сны, но они другие, из другой вселенной, из паралелльного мира. Хотя… кто ж знает? Может быть, они оба просто сходят с ума. Одна болезнь на двоих. Романтичненько, ехидно скрипит внутренний голос. Они не знают друг о друге ничего, и почему-то в мыслях это вызывает нездоровый провал. Будто не хватает чего-то, какой-то информации. Будто ты пытаешься вычислить и найти икс из уравнения, а он машет тебе ручкой и посылает… — Бездельничаешь? — его голос вызывает секундную дрожь в руках, она поднимает голову. Николай наливает себе кофе, отдалённо думая, что лучше чаепитием заниматься в кухне, но, кажется, они все забыли о ней, кроме иногда обедающих там девушек. Гвендолин опускает голову, надеясь, что сейчас не начнётся. — Да, — спокойно выдыхает она, отпивая чай из своей кружки. — Ничего не снилось больше? — он присаживается рядом с ней, опирается спиной на мягкую спинку диванчика и вытягивает ноги, а она поворачивает к нему голову. В месте, где они сидят, уже давно перегорела лампа, но никто так и не додумался её поменять, поэтому они сидят в полумраке, потому что стёкла на входных дверях неподалёку тёмные, а свет из кабинетов будто удаляется, когда она разглядывает его. — Нет, только мама. — А мне ничего, может быть, потому что вчерашний день был очень… насыщенным. — Может быть, всё закончилось? — тихо спрашивает Гвендолин, и теперь уже он поворачивает к ней голову, замирая. Молчание длится около минуты, а может меньше… или больше. Он смотрит в её глаза, поглаживая бока кружки пальцами. Они оба хотели, чтобы это кончилось. — Я надеюсь, — тихо хрипит он, а потом резко встаёт. Гвендолин провожает его непонимающим взглядом. Что-то не так? Разве конец этого всего нельзя назвать хорошим? Она больше не будет просыпаться в поту и слезах, больше не будет видеть кровь и мечи. Больше она не будет видеть его… так близко. Эмилия тихо смеётся, когда она заходит в кабинет. Кристи кидает на неё короткий взгляд и опускается за свой стол, сворачивая все программы, открытые на рабочем столе. Бескрайние водяные просторы заставки наполнены разными папками и файлами. Она поднимает взгляд на часы и поджимает красные губы, пока Николай в своём кабинете смотрит на то, как кружка в его пальцах дрожит.

⚔ ⚔ ⚔

Уже вечером, готовясь ко сну, Гвендолин снова смотрит на себя в зеркало, пытается разглядеть хоть что-то в отражении, найти ответы в голубых глазах. Лето сидит рядом, вяло виляет хвостом и смотрит на хозяйку, опирающуюся руками на раковину. К горлу подступает тошнота. Она не вытирает лицо после умывания, позволяет каплям скатываться за край домашней футболки и возвращается в комнату, замечая мигающий телефон. В общем чате Эмилия присылает фотография, а Софи шлёт удивлённые смайлики. Софи: нет, ну вы посмотрите, Гвен врушка! Эмилия: в смысле? Софи: она говорит, что между ними ничего нет, но ты посмотри только! Кристи закатывает глаза, благодаря всех богов за то, что Николай вышел из этого чата. Вы: если вы не угомонитесь, я устрою вам весёлую жизнь. Эмилия: это что, УГРОЗА, ГВЕНДОЛИН КРИСТИ? Ужасающийся смайлик на секунду вызывает улыбку. Вы: ложитесь спать и хватит писать бред, лучше бы так усердно работали. Дэниел отправляет ржущий смайлик и на этом всё утихает. Гвендолин прикрывает глаза, собирает светлые волосы в маленький хвост и ставит будильник, сразу же выключая лампу. Пёс устраивается около кровати на полу, потому что там прохладно. После утреннего тумана город к вечеру снова накрыло солнечными лучами, в квартире было немного душно. Кристи думает о сделанном Эмилии снимке. Там они с Николаем, сидящие на диванчике в коридоре и смотрящие друг на друга. Фотография тёмная и странная, будто со своей атмосферой, с тёмной и пронизывающей до жути. Они оба надеются, что всё кончилось, что сны больше никогда не повторятся, а они смогут спать спокойно. Тогда для чего всё это? Для чего были фильмы, для чего была пролитая кровь? Для забытья после? Для, чёрт возьми, конца, у которого не было границ? Гвендолин вздыхает и зажмуривается, желая, чтобы сон поскорее пришёл. Там её должна снова встретить мама, рассказать сказку на ночь. Кристи крепче обнимает подушку, перекидывает ногу через одеяло и вздыхает. Простынь и подушка пахнут кондиционером для белья. Она прикрывает глаза и тяжело вздыхает, когда они открываются сами. Только бессонницы ей не хватало для полноты картины. Она поворачивается на спину, вспоминает события уже позавчерашнего дня, улыбки двух девочек почему-то запоминаются особенно сильно, Оли и, кажется, Лиза смотрят на неё недолгим взглядом, а потом отворачиваются. Возможно, она бы даже хотела себе детей, девочку или мальчика, это не так важно. Просто… для ребёнка требуется семья. Желательно счастливая, чтобы всё было нормально, было чем кормить, во что одевать. Чтобы не было ссор, чтобы ребёнок не видел, как отец с матерью ругаются. Гвендолин вспоминает крики мамы и отца, поджимает губы и мотает головой, отгоняя наваждение. К чёрту детей, к чёрту ссоры и отношения, просто… можно поспать? Лето поднимает голову с лап, когда хозяйка поднимается с кровати, как-то дёргано открывая дверь балкона и выходя в ночную прохладу. Влажность оседает на коже, вызывает мурашки, Гвендолин падает в кресло, стоящее в углу и нервно выдыхает, чувствуя, как под руку забирается пёс. — Как бы нам с тобой заснуть сегодня? — хмыкает девушка, откидывая голову назад. Небо не чёрное — жёлтое от городских фонарей, блеклое и некрасивое. Гвендолин прикрывает глаза и надеется, что свежий воздух позволит ей заснуть. Как бы не так.

⚔ ⚔ ⚔

— Как ты смотришь на то, чтобы прогуляться сегодня? — Софи стоит около её стола, крутит в руке ручку, взятую из подставки и улыбается. Гвендолин отвечает лишь пожатием плеч. Таблицы перед глазами плывут, потому что она не выспалась, не получилось заснуть даже на пару часов. Уже ближе к утру, когда солнце начало подниматься, лучи обожгли, было жарко. Кристи вздыхает и поджимает накрашенные губы. Тёрнер смотрит на подругу как-то странно и обходит стол, резко заключая девушку в объятья. От такого проявления нежности, Гвен ненадолго замирает, поднимая удивлённый взгляд на подругу. — Я не знаю, что с тобой происходит, не знаю, что творится в твоей жизни такого, чего ты не можешь мне рассказать, — тихо говорит Софи. Дэниела и Эмилии нет в кабинете, они ушли на обед. Вовремя, усмехается Гвендолин. — Но я хочу помочь, хочу до слёз, потому что ты совсем другая, ты стала не похожей на себя, Гвен. Крепкие дружеские объятья не раздражают и не приносят дискомфорта. Кристи хочется уткнуться носом в рыжие волосы и долго с придыханием рассказывать о том, что происходит, но её не поймут, не в обиду подруге, она не сможет помочь, как бы ей этого не хотелось. — Прости, — тихо выдыхает Кристи, сжимая пальцы на худой руке, лежащей на своём плече. — Я очень плохая подруга. — Гвендолин Кристи! — её голос настолько громкий, что бьётся о сиреневые стены. Кажется, маленькие картины, висящие на гвоздях, начинают дрожать. — Не заставляй меня бить тебя! — слова вызывают улыбку. — Сегодня идём по магазинам и в салон. — Зачем? — удивляется Гвендолин. Софи наконец отлипает от неё, выпрямляется и трогает пальцами кончики своих волос. — Мне нужно немного подравнять, а тебе что-нибудь придумаем, — подмигивает девушка. Кристи провожает её растерянным взглядом.

⚔ ⚔ ⚔

Идея пройтись по магазинам и даже зайти в салон не кажется такой уж плохой, потому что домой идти не хочется. Она чувствует небольшую вину, потому что после работы её обычно ждёт Лето, но у пса есть еда и вода, с голоду не помрёт, а до вечерней прогулки ещё несколько часов. Софи, видимо, слишком рада, потому что смеётся и веселится, рассказывает о своём парне, с которым они всё-таки начали встречаться. Гвендолин улыбается и говорит, что рада за подругу. Она правда рада, слушает рассказы о романтических вечерах, маленьких подарках и завтраках в постель. Несмотря на то, что парню на работу нужно позже, он встаёт наоборот пораньше, всё готовит и радует свою новую симпатию. Кристи не может не улыбаться, потому что рядом человек, заражающий своим счастьем. После бессонной ночи — Тёрнер именно тот комок энергии, который нужен, чтобы подзарядиться. В салоне Софи болтает с парикмахером, пока Гвен просматривает всякие журналы с причёсками и нарядами. В студенчестве она перепробовала много цветов, какой только не была, в итоге остановившись на одном цвете. Чарльз не имеет ничего против столь… необычного самовыражения, но партнёры на встречах смотрели бы на неё диким взглядом, придя она с синими или красными волосами. Впрочем, блондинкой ей даже лучше, поэтому она из раза в раз подкрашивает корни и довольствуется тем, что есть. — Не хотите сменить стиль? — она едва заметно вздрагивает, не заметив рядом с собой девушку. — Нет, спасибо, — вежливо улыбается Гвендолин. — Ну, если всё-таки надумаете, можно сделать вот эту, вам подойдёт, — перед Кристи открывают тридцатую страницу. Слишком короткая для неё, такой длины её волосы были только в детстве, потому что бабушке нравилось, когда ничего в глаза не лезет, всё убрано и вообще хорошо. Тогда пятилетнюю Гвендолин никто не спрашивал. — Спасибо за совет, я подумаю. Она ещё недолго разглядывает напечатанную девушку-модель перед собой, а потом слышит голос Софи и закрывает журнал. Короткие волосы придётся мыть и укладывать каждое утро, пока что ей нормально и с таким гнездом на голове. — Ну, по магазинам?

⚔ ⚔ ⚔

Кажется, Тёрнер не совсем рада тому, что подруга смотрит себе не как обычно блузки или футболки, а обычные мужские толстовки. Софи решает промолчать, пока Гвендолин выбирает между серой и чёрной. Скоро осень, надевать пальто на прогулку с Лето будет лень, значит нужно просто купить себе пару толстовок и забыть. Кристи всего раз оборачивается на подругу, которая крутится перед зеркалом в зелёном платье, идеально подходящим к её фигуре. Секундная зависть исчезает из головы вместе со счастливой улыбкой рыжеволосой. Хорошо, когда есть девушки, которым идёт всё. Гвендолин смотрит на пиджаки с блузками, решая, что двадцатый пиджак ей, кажется, не помешает. Тёрнер лишь закатывает глаза, когда они выходят из магазина. На удивление, такси сегодня отменяется, потому что около торгового центра их ждёт новый парень подруги. Кристи коротко здоровается с молодым человеком и чувствует себя откровенно неловко, видя чужой поцелуй. Софи быстро пересказывает, где они сегодня были, показывает небольшие пакеты с покупками и предлагает Гвендолин подвезти её до дома. Парень не против, она вроде тоже.

⚔ ⚔ ⚔

Лето встречает её радостным лаем, прыгает вокруг и залезает мордой в пакеты, после грустно посмотрев на хозяйку. Гвен смеётся и опускается прямо на колени, обнимая питомца. Кто-то обнимает по вечерам любимых, кто-то детей, а она собаку. Любимую и самую дорогую собаку, которая несётся из парадной со скоростью света поскорее на улицу. Кристи думает, что Лето немного сошёл с ума, это бывает. Вечер спокойный и тихий, во дворах слышатся детские смех и крики. Гвендолин сначала наблюдает за псом, а потом, не мешая делать ему свои дела, обращает внимание на зелёную листву, которой усыпан весь район. Усыпан весь город. В её снах никогда не было настолько ярких картин. Как-то она слышала, что комедии делают яркими, а боевики и триллеры тёмными, чтобы создать атмосферу. Её сны смело можно назвать триллерами, потому что в нём даже при светящем солнце никогда не было слишком ярко. Она помнит только оранжевые языки пламени, помнит голубое небо, закрытое дымом. — Эй, — она вздрагивает второй раз за день, видя рядом незнакомого человека. Или знакомого? Блядь. Двойное осознание того, кто перед ней стоит бьёт прямо по голове. — Давно не виделись, подруга. Он ниже её, что неудивительно, конечно же, бородатый, рыжий и такой знакомый, чёрт возьми. Одичалый мужчина из её снов и любовничек на одну ночь, с которым она познакомилась тогда в клубе. Снова становится стыдно за себя и свой поступок. — Доброго вечера, — губы не могут улыбнуться, словно застывают искривлёнными на лице. — Как поживаешь? Добилась-таки своего Джейме? — боже, почему он это помнит? — Нет, простите, мне нужно идти, — тихо говорит она, дёргая пса на себя и разворачиваясь в сторону дома. — Давай я провожу, — его голос громкий. Как блядский гром без преувеличения. Он направляется следом за ней. — Я живу тут недалеко, переехал недавно. Твою мать, думает Гвендолин. Только этого ей и не хватало. — Как ты всё-таки поживаешь? — он догоняет ей, пытается идти в ногу, а она жалеет о том, что не может посылать людей куда подальше. В своих снах она тоже не сделала этого, за неё это сделал… — Я вот встретил девушку, но она странная какая-то, то плачет, то смеётся, думаю, не больная ли она. — Гвендолин вдруг останавливается, понимая, что довела мужчину до своего дома. — Я извиняюсь, но то, что между нами было — было всего один раз и больше не повториться, так что смысла в продолжение общения я не вижу, — она старается улыбнуться, не выглядеть слишком грубой. Он слегка осекается, а потом вдруг смеётся. Она понимает Николая и реакцию его на ужасный смех. Этот смех и правда ужасен. — Ой, да ладно тебе, я не настаиваю, но если захочешь — можем повторить, — короткое подмигивание, и она бледнеет, не прощаясь, унося ноги от мужчины, имя которого знает только… в другом мире. Твою мать. Твою мать. Твою мать. Как она не узнала его при первой встрече?

⚔ ⚔ ⚔

Уже ставший обычным ритуал рассматривания самой себя в зеркале сегодня заканчивается чуть раньше. К десяти часам вечера глаза начинают болеть, напоминать о ночи без сна и просить нормально отоспаться. Гвендолин снова убирает волосы в хвост, опускается на постель и заводит будильник, попутно думая о мужчине, с которым встретилась вечером. Как он её узнал вообще, как запомнил? Кристи закрывает лицо руками и тяжело вздыхает. Мало было ей мыслей, сейчас прибавиться ещё одна. Телефон вдруг начинает мигать. Эмилия: а я настаиваю, чтобы вы были тут! Николай: Эмилия… Эмилия: что? вам что, так сложно просто присутствовать в чате? Гвендолин блокирует телефон и откладывает его на тумбу. Нужно попытаться заснуть. Выспаться и идти на работу со светлой головой. Телефон продолжает мигать, и она ставит его на авиарежим. К чёрту всё, нужно просто закрыть глаза и заснуть.

⚔ ⚔ ⚔

Он открывает глаза, когда слышит первый раскат грома. Просидевший на диване половину ночи, поворачивает голову к окну, где высоко в небе грозовые тучи начинают обхватывать луну и скрывать её от города. Третий день он не может спать, с понедельника пытается закрыть глаза и хоть ненадолго уснуть, но нет, не сегодня. Кажется, не завтра и больше никогда. Николай вздыхает и опирается локтями на колени, массирует виски и склоняет голову, пытаясь подумать о чём-то отдалённом, о счастливом. В мыслях появляются дочери и новость о том, что он может забирать их каждые выходные, если хочет. — Лиза сказала мне, что у тебя появилась девушка, — голос на том конце трубки ироничный. — Не завидую бедняжке. — Ты позвонила, чтобы поговорить об этом? — Нет. Видимо, ты слишком изменился, раз дочери просятся к тебе, чего раньше не наблюдалось. Можешь забрать их в субботу, — Николай задерживает дыхание. — Но если я услышу от них что-то такое, что мне не понравится, всё станет по-прежнему. — Я понял. Теперь он сидит, переполненный счастьем, что может видеть девочек чаще, и раздражённый тем, что сон, кажется, окончательно решил добить его. Пусть со снами, пусть с кошмарами, страхом и ужасом, он просто хочет поспать. Хотя бы час, в котором не будет просыпаться, не будет вскакивать и оглядываться по сторонам. Завтра у него день рождения, а он чувствует себя так, будто умрёт этой ночью. Люди же умирают от бессонницы, да? Вальдау поднимается с дивана, доходя до балкона и видя первую вспышку молнии. Если она ударит по нему — будет даже лучше. Гроза начинается медленно, будто выныривает из-за облаков, превращая небо в свою обитель. Звёзд не видно, тёмного неба, впрочем, тоже. Чтобы увидеть звёздный горизонт в полной своей красе, нужно ехать за город. Нужно ехать куда-нибудь в поле, остановившись в центре и подняв голову. Глупые мысли, глупые желания. На часах полночь, двадцать седьмое июля наступило, и он стоит, в свой очередной день рождения, ждёт наступления грозы и того, что она спасёт его. Она заставит его заснуть. Дождь начинает стучать по оконным рамам через десять минут, через двадцать минут ливень обрушивается на город. Через два часа он всё ещё не смыкает глаз.

⚔ ⚔ ⚔

— Снова не спала? — Гвендолин улыбается устало и снова возвращается взглядом к монитору. На работу ещё силы есть, а вот на остальное нет, потому что идёт четвёртый день и она не спит. Совсем. Ну, два часа перерывами за всю ночь не считаются. Софи вздыхает, оставляет чашку с горячим чаем на краю стола и уходит. Кристи смотрит на напиток, вздыхает и благодарит себя за то, что не накрасила глаза. Пальцы давят на веки, она пытается более-менее привести себя в порядок, но не выходит. Нужно собраться, нужно купить снотворное, закинуть таблеток пять и попробовать снова. Она пытается пробовать снова каждую ночь, но в итоге сидит и смотрит на тёмное небо. Сегодня с утра началась гроза, и должно было стать легче, потому что звук дождя успокаивал, но всё тщетно. — Вы представьте, у шефа день рождения сегодня! — громкий голос Эмилии вызывает мурашки по рукам. Кристи становится слишком чувствительной и это… плохо? Хорошо? Голова раскалывается. — У кого? — не понимает Дэниел. — У Ника, у кого же ещё, — фыркает Кларк. — Он нам даже не сказал! Нужно что-то придумать до вечера с подарком. Гвендолин отрывает глаза от монитора, замечая фигуру, проходящую мимо их кабинета. Николай совсем не похож на того, кто радуется своему дню рождения. Хотя, они уже взрослые люди. В детстве день рождения, да и все праздники казались чем-то волшебным, а сейчас никакого предвкушения, никакой радости. Ещё один обычный день, ещё один прошедший год. Кристи поднимается из-за стола, обращая внимание коллег на себя, улыбается по-прежнему натянуто и выходит из кабинета, направляясь за чаем и кофе. Никто, кажется, не знал о маленьком празднике. Она наливает себе чай, во вторую кружку кофе, наблюдает за мужчиной, стоящем на крыльце и думает пару секунд, перед тем, как направится к выходу. Николай курит. Затягивается едким дымом и выдыхает его во всё ещё пасмурное небо. Дождь будет снова, он оборачивается на секунду, когда слышит звук открывающихся дверей. Гвендолин неловко улыбается ему и протягивает чашку с кофе. На улице. — С днём рождения, — он дёргает уголком губ и принимает скромный подарок. Кристи встаёт рядом с ним, наблюдая за висящими низко тучами. — Ты спишь? — В смысле? — вопросом на вопрос, дым выдыхается вместе со словами. — По ночам. Ты спишь? — повторяет она свой вопрос, отпивая горячий чай. Внутри становится теплее, но это не помогает. — Нет, — кажется, их обоих сегодня не тянет на долгие диалоги. Значит, в очередной проблеме они снова вдвоём. — Не будешь праздновать? — Не буду. — Понятно. Начинается мелкий дождь. Успевший высохнуть после грозы ранним утром асфальт снова покрывается маленькими точками. Гвендолин вздыхает и просто хочет опуститься на ступеньки, потому что свежий воздух отрезвляет. В кабинете сидеть совсем невыносимо. — Я надеюсь, что когда-нибудь это закончится, — будто рычит Вальдау, поворачивая к ней голову. — Я надеюсь, что… — он осекается, видя направленный на него взгляд. Гвендолин смотрит устало, без каких-либо эмоций, просто смотрит, а потом слышится звук разбитого стекла. На счастье, кажется. — Чарльз убьёт меня, — почему-то тихо смеётся Кристи, а Николай держит в руках свою кружку и думает, что ещё немного и они оба сойдут с ума. Сны, что идут уже очень давно, вдруг перерастают в бессонницу. Словно отталкивают их, прогоняют. Гвендолин растерянно смотрит на разбитую чашку и пролитый недопитый чай, а он смотрит на неё, почти чертит взглядом линию накрашенных красным губ, чертит длинные ресницы, светлые волосы и тоже хочет разбить что-нибудь, но тогда их точно убьют. — Я устал, — тихо говорит он, и тогда она поворачивает к нему голову. Без слов соглашается и слабо кивает. Уголки красных губ дёргаются в замедленной съёмке, а он разворачивается, потому что на фоне тёмных туч, гудящего высоко ветра и вспышки молнии, она смотрится слишком ярко. Она ослепляет его.

Джилли (ориг. Gilly) — одна из одичалых, дочь и жена Крастера. Мать Сэма.

История Править

Джилли жила в замке Крастера. Крастер постоянно женился на своих же дочерях, а если у кого-либо из них рождался мальчик, он отдавал его белым ходокам в качестве платы за свою неприкосновенность.

Сезон 2 Править

Отряд Ночного дозора, совершающий поход за Стену под руководством Джиора Мормонта, прибывает в замок Крастера. Лорд-командующий разговаривает с Крастером, а Джилли подаёт вино. Мормонт предлагает одичалому и его семье укрыться в Чёрном замке, так как в землях за Стеной становится опасно. Однако Крастер велит Джилли рассказать лорду Вороне, как им хорошо живётся. Джилли произносит явно заученную речь, в которой говорит, что Крастер защищает её и её сестер, и они предпочитают жить свободными, а не умереть рабами. («Север помнит»)

Призрак пугает Джилли

Во дворе замка Крастера Сэм Тарли видит, как лютоволк Джона Сноу Призрак подходит к Джилли и облизывается на освежеванного кролика, которого она держит в руках. Сэм отгоняет Призрака, и отводит Джилли к Джону. Беременная девушка умоляет дозорных забрать её с собой, опасаясь того, что сделает Крастер, если у неё родится мальчик. Однако она отказывается сказать, как именно Крастер поступает со своими сыновьями. Ночью Джон становится свидетелем того, как Крастер относит новорождённого сына в лес. Он следует за одичалым и видит, как младенца забирает белый ходок. («Ночные земли»)

Сэм упокаивает Джилли

Перед уходом из замка Крастера Сэмвелл Тарли отдает Джилли напёрсток, который когда-то принадлежал его матери. Он говорит, что читал маме книги, когда она шила, но отец заставил прекратить эту практику. Сэм объясняет, что эта вещица — единственная память о матери, которая подарила напёрсток перед отправкой сына на Стену. («Что мертво, умереть не может»)

Во время сбора дров для костра Сэм в разговоре с Эддом и Гренном заявляет, что Джилли даже после того, что с ней сделал Крастер, не утратила надежды на лучшую жизнь. В ответ Эдд замечает, что на самом деле Сэма больше всего привлекает в Джилли то, что она сказала ему целых шесть слов. («Валар Моргулис»)

Сезон 3 Править

Дозорные, выжившие в битве на Кулаке Первых Людей, возвращаются в замок Крастера. Они слышат крик Джилли, у которой начались роды, и Сэм находит девушку. К их ужасу новорождённый ребёнок оказывается мальчиком. Сэм и Джилли понимает, что Крастер принесёт его в жертву белым ходокам. («Аллея Наказания»)

Сэм навещает Джилли, которая обеспокоена судьбой своего новорожденного сына. Он спрашивает, выбрала ли она имя младенцу, но одичалая не видит никакого смысла называть ребёнка, если он будет принесен в качестве человеческой жертвы. Она возвращает Сэму наперсток его матери и говорит, что ей нет дела до таких глупостей, и всё, что ей нужно — сохранить жизнь своего малыша. Она спрашивает Сэма, сможет ли он ей помочь.

Сэм и Джилли бегут из замка Крастера

После того, как Раст, Карл и несколько других дозорных поднимают бунт, убивая Крастера и лорда-командующего Джиора Мормонта, Сэм мчится в хижину Джилли и заявляет, что они должны немедленно бежать. Сэм и Джилли с её ребенком покидают замок Крастера. Раст кричит им вслед, что «Хрюшке» следует бежать быстрее и спать вполглаза, иначе он найдет их и перережет Сэму горло. («И теперь его дозор окончен»)

Сэм и Джилли направляются к Стене. Во время привала Сэм показывает Джилли клинок из драконьего стекла, который он нашел на Кулаке Первых Людей, и рассказывает ей о Чёрном замке. («Восхождение»)

Джилли с маленьким Сэмом греется у костра

Сэм и Джилли собираются устроиться на ночлег в разрушенной хижине, расположенной у подножия чардрева. Они разводят огонь и начинают придумывать ребёнку имя. Сэм упоминает своего отца Рэндилла, объясняя Джилли различие между именами и фамилиями. Когда Джилли отмечает, что Рэндилл — красивое имя, Сэм просит не называть так мальчика. Их разговор прерывает карканье множества ворон, а потом появляется белый ходок, которого Сэм уже видел во время битвы на Кулаке Первых Людей. Джилли знает, что ходок пришёл за её сыном. Сэм пытается обороняться, но ходок голыми руками ломает его меч. Сэм достаёт клинок из драконьего стекла, найденный ранее, и втыкает его в спину противника, который превращается в кусок льда и рассыпается на части. («Младшие сыновья»)

После убийства ходока Сэм и Джилли продолжают свой путь к Чёрному замку. Сэм сообщает, что они находятся рядом с Твердыней Ночей, самой первой крепостью Ночного дозора на Стене, заброшенной со времен короля Джейхериса I. Он рассказывает о существовании потайного хода, ведущего сквозь Стену прямо в подземелья замка, по которому он сможет провести их к югу от Стены. Джилли удивлена тем, что Сэм знает так много историй благодаря чтению книг. («Дожди в Кастамере»)

Джилли и Сэм прибывают в замок Твердыня Ночи, где встречают Брана, Ходора, Жойена и Миру, которые намерены отправиться за Стену в поисках Трёхглазого ворона. Сэм, увидев лютоволка Брана и Ходора, сразу догадывается, что перед ним — брат Джона Сноу. Он отговаривает Брана идти за Стену, рассказывая о белых ходоках и армии мертвецов, но его не слушают. Перед тем, как разойтись, Сэм отдаёт Брану клинки из драконьего стекла и объясняет, что с его помощью можно убить ходоков. Сэм и Джилли отправляются в Чёрный замок, остальные идут за Стену.

В Чёрном замке Сэм и Джилли встречаются с мейстером Эймоном, который полагает, что ребенок Джилли — от Сэма, а значит, дозорный нарушил присягу. Сэм говорит, что помнит свои обеты, и объясняет, что Джилли — одна из жён Крастера, и это его сын. Сэм рассказывает об угрозе, надвигающейся из-за Стены. Эймон приказывает Сэму написать письма и отправить воронов, которые есть в Чёрном замке, во все уголки Семи Королевств, чтобы предупредить лордов о возвращении белых ходоков и попросить у них помощи. («Миса»)

Сезон 4 Править

Джилли и Сэм.

Ночной дозор определяет Джилли работать на кухне. Сэм опасается за её безопасность, так как многие дозорные — бывшие преступники, которые могут изнасиловать девушку. Поэтому он отвозит Джилли в Кротовый городок и снимает ей одну из комнат в борделе. Он договаривается с хозяйкой заведения, что Джилли будет помогать по хозяйству. Джилли расстроена, что ей приходится покинуть Чёрный замок. Девушка думает, что Сэму просто стало с ней скучно, поэтому он отправил её жить подальше от себя. («Разрушительница цепей»)

Проститутка из Кротового городка подходит к Джилли и жалуется на плач её ребенка. Проститутка пытается угрожать, Джилли грубит в ответ. Они слышат шум снаружи. На Кротовый городок нападают одичалые во главе с Тормундом и Стиром и убивают всех жителей. Игритт убивает проститутку, но решает пощадить Джилли, увидев её малыша. («Гора и Змей»)

Джилли готова дать отпор

Джилли с сыном возвращается в Чёрный замок, Пипар не хочет её впускать. Подошедший Сэм кричит на него матом, что очень удивляет Пипа, который раньше никогда не слышал, как Сэм ругается, и он открывает ворота. В это время раздаются два сигнала рога, извещающих о начале атаки армии Манса. Сэм прячет Джилли в кладовой. Джилли просит Сэма остаться вместе с ней, но он объясняет, что его долг — находиться рядом с другими дозорными и сражаться с одичалыми. Сэм обещает Джилли, что не умрет, они целуются, Сэм уходит. Позже на Джилли в этой же кладовой натыкается сбежавший с места боя Джанос Слинт. Сэм воссоединяется с Джилли после того, как Ночному дозору удается отбить атаку Манса. («Дозорные на Стене»)

Сезон 5 Править

Джилли и Сэм в Чёрном замке.

Сэм и Джилли разговаривают на тему того, что грядут выборы нового лорда-командующего. Сэм боится, что могут выбрать Аллисера Торна, который точно выгонит одичалых, в том числе и Джилли с ребёнком, из замка. Джилли просит Сэма не позволить ему выгнать их. Тот говорит, что в этом случае пойдёт вместе с ними, но Джилли напоминает, что Сэм дал обет и не может покинуть замок. («Грядущие войны»)

Джилли проводит время в библиотеке вместе с Сэмом и принцессой Ширен. Ширен учит Джилли читать. Они также разговаривают про болезнь девочки, серую хворь, и про то, что от этого недуга страдали некоторые из сестёр Джилли. В отличие от Ширен, которую вылечили мейстеры, о сёстрах Джилли некому было позаботиться: Крастер выселил их из замка в лес, где они и умерли. («Чёрно-белый дом»)

Джилли прощается с Ширен.

Джилли удивляется количеству книг и свитков в библиотеке Чёрного замка и спрашивает, собраны ли здесь все книги. Сэм отвечает, что эта библиотека скорее даже маленькая, а самая большая — в Цитадели мейстеров в Староместе. Он сам хотел бы стать мейстером, но так уж случилось, что он — дозорный. В каком-то смысле это даже хорошо: так он ближе к приключениям и именно благодаря этому он познакомился с Джилли. Позже вместе с Сэмом они провожают Станниса Баратеона, отправляющегося в поход на Винтерфелл. Принцесса Ширен пытается помахать Джилли на прощание рукой так, чтобы этого не заметила мать, но Селиса замечает и награждает Джилли презрительным взглядом. («Убей мальчишку»)

Джилли у постели умирающего Эймона.

Вместе с сыном и Сэмом сидит у постели умирающего мейстера Эймона. Мейстер советует Джилли перебираться на юг, подальше от опасностей. Позже присутствует у погребального костра Эймона. Ночью двое дозорных, Дерек и Брант, оставляют пост и пробираются на кухню. По пути они замечают Джилли и собираются её изнасиловать. Избивают Сэма, который попытался вмешаться, но сбегают при появлении Призрака. Позже Джилли промывает раны Сэма, затем забирается к нему в постель и Сэм нарушает клятву дозорного. («Дар») Джилли смазывает раны Сэма. Сэм спрашивает, как ей то, что произошло накануне. Тут приходит Олли, приносит Сэму еды и хочет задать вопрос. Джилли оставляет их. («Суровый Дом»)

Сэм просит Джона отправить его в Старомест, обучаться на мейстера в Цитадели: здесь и ему, и Джилли оставаться небезопасно. К тому же от мейстера Сэма проку будет куда больше. Джон, скрепя сердце, соглашается. На следующий день Сэм с Джилли и её ребёнком отправляются в долгий путь. («Милосердие матери»)

Сезон 6 Править

Сэм и Джилли на корабле

Сэмвелл, Джилли и ее маленький сын погружаются на корабль и плывут в Старомест. У Сэма начинается морская болезнь, и его постоянно тошнит. А вот Джилли чувствует себя хорошо и радостно, она не может дождаться того, как увидит город, ведь ей сказали, что он очень красивый. Сэмвелл сообщает, что его планы изменились. Джилли нельзя быть в Цитадели, ведь мейстерами могут стать только мужчины. Оставлять ее с ребенком в городе он тоже не хочет. Сэмвелл собирается отвезти Джилли в Рогов Холм, чтобы его мать и сестра о ней позаботились. Девушке такая перспектива не очень нравится, но после недолгого обсуждения она соглашается делать так, как велит Сэм. («Клятвопреступник»)

Сэм и Джилли в Роговом Холме.

Сэм просит Джилли не рассказывать другим представителям семейства Тарли, что она из одичалых, и вместе они придумывают подходящую легенду. Как и ожидалось, мать и сестра Сэма тепло приветствуют Джилли с сыном в Роговом Холме. Ее одевают в нарядное платье, а ее волосы красиво укладывают. За ужином Рэндилл Тарли начинает нападать на Сэма, а тот сидит и молчит. Джилли вступается за друга, и по ее разговору все догадываются, что она из одичалых. Это становится последней каплей, и лорд Тарли просит сына убираться прочь и никогда больше не возвращаться в Рогов Холм. Позже Сэм приходит к Джилли, чтобы проститься с ней. Самой девушке позволено остаться в замке и работать на кухне. Спустя несколько мгновений после своего ухода Сэм возвращается и говорит, что не может расстаться с Джилли и ее маленьким сыном, и они покидают Рогов Холм все вместе. («Кровь моей крови»)

Вместе с Сэмом Джилли прибывает в Цитадель. Сэмвелл представляется регистратору и объясняет, зачем он приехал. Позже Тарли приглашают пройти в библиотеку, а Джилли заходить туда запрещено. («Ветра зимы»)

Сезон 7 Править

Джилли вместе с сыном живёт в Староместе, пока Сэмвелл Тарли проходит обучение в Цитадели. В один из вечеров Сэмвелл, находясь дома, изучает книги о белых ходоках, тайком украденные им из мейстерской секции библиотеки. Джилли читает название одной из книг — «Легенды Долгой ночи». Неожиданно Сэмвелл обнаруживает на страницах одной из книг карту Драконьего Камня с нанесёнными на ней залежами драконьего стекла. («Драконий Камень»)

Джилли читает записи Мейнарда

Джилли читает записи верховного септона Мейнарда, содержащие среди прочего информацию о количестве ступеней в Цитадели и количестве окон в Великой септе Бейлора. Сэм находит все эти сведения бесполезными и пропускает мимо ушей важную информацию о том, что Мейнард расторг брак принца «Раггера» с Элией Мартелл и женил его на другой женщине во время тайной церемонии в Дорне. Таким образом Джон Сноу является законным сыном Рейгара и Лианны, а не бастардом. Сэм, расстроенный тем, что архимейстеры не прислушались к его словам и игнорируют угрозу, исходящую от Короля Ночи и армии мертвецов, решает покинуть Старомест вместе с Джилли и её сыном. Джилли спрашивает, действительно ли он хочет бросить обучение, и Сэм отвечает, что устал «читать о достижениях великих людей», цитируя слова своего отца. («Восточный дозор»)

Сэм и Джилли прибывают в Винтерфелл. Сэм рассказывает Брану Старку информацию о браке между принцем Рейгаром и Лианной Старк, которую он узнал от Джилли. («Дракон и волк»)

Сезон 8 Править

Джилли с сыном и Сэм.

В Винтерфелле идет подготовка к грядущему бою с мертвецами. Во дворе Винтерфелла обустраивают кухни, чтобы кормить северян, ищущих укрытия в замке. Проходя по двору, Джилли замечает девочку, которая уговаривает Давоса взять ее в бой. Джилли говорит, что вместе со своим сыном укроется в крипте, и ей будет спокойнее, если девочка будет с ними, чтобы защитить. Та соглашается. Позже Джилли лежит на кровати вместе с сыном и Сэмом, ожидая неизбежного нападения белых ходоков. («Рыцарь Семи Королевств»)

Во время битвы за Винтерфелл Джилли с сыном укрываются в крипте. Им удается остаться невредимыми, даже когда на них нападают покоившиеся в крипте Старки, которых оживляет Король Ночи. («Долгая ночь»)

После окончания битвы и уничтожения белых ходоков Джилли и Сэмвелл остаются в Винтерфелле. Джон Сноу, покидая замок и отправляясь на юг, прощается с Сэмом и Джилли. Он догадывается, что Джилли забеременела от Сэма. Джилли говорит, что собирается назвать сына в честь Джона. («Последние из Старков»)

Родственники Править

  • Отец: Крастер
  • Сын: Сэм
  • Другие дочери и жёны Крастера

Интересные факты Править

  • Имя Джилли происходит от названия цветка левкоя (англ. gillyflower). В сериале, впрочем, её имя звучит как Гилли: либо сценаристы, либо сам Мартин запамятовали книжное объяснение имени.
    • В официальном переводе серии романов используется вариант Лилли, это имя, по аналогии с именем в оригинале, происходит от названия цветка.
  • В книгах Сэмвелл не отправлял Джилли жить в Кротовый городок, они прибыли в Чёрный замок позже, после битвы с одичалыми.
  • В книгах Джилли также уехала из Чёрного замка с Сэмом, но с ней был чужой ребёнок. Дело в том, что в книгах у Манса была жена, умершая при родах, и ребёнок. Хотя по законам одичалых этот малыш не мог считаться королём после смерти Короля-за-Стеной Манса, Джон боялся, что Мелисандра этого не поймёт и убьёт младенца. Ведь если, по её мнению, в ребёнке течёт королевская кровь, его можно использовать для колдовства. Поэтому Джон оставил сына Джилли в замке, а девушку попросил забрать сына Манса.

Галерея Править

Поцелуй Сэма и Джилли перед началом битвы за Черный замок. («Дозорные на Стене») Джилли в библиотеке Чёрного замка. («Убей мальчишку») Джилли с сыном на похоронах мейстера Эймона. («Дар») На похоронах мейстера Эймона. («Дар») К Джилли пристает Дерек. («Дар») Сэм защищает Джилли от Дерека и Бранта. («Дар») Джилли с Сэмом покидают Чёрный замок. («Милосердие матери») В серии «Кровь моей крови» В серии «Ветра зимы» Сэм Тарли и Джилли за чтением книг. («Драконий Камень») В серии «Драконий Камень». Сэм и Джилли прибывают в Винтерфелл. («Дракон и волк») В серии «Рыцарь Семи Королевств». С Давосом Сивортом. («Рыцарь Семи Королевств») В крипте. («Долгая ночь») Джилли и Сэм провожают Джона. («Последние из Старков»)
Добавить фото в галерею

Появления Править

Появления во втором сезоне
Север помнит Ночные земли Что мертво, умереть не может Костяной сад Призрак Харренхола
Старые Боги и Новые Человек без чести Принц Винтерфелла Черноводная Валар Моргулис
Появления в третьем сезоне
Валар Дохэйрис Тёмные крылья, тёмные слова Аллея Наказания И теперь его дозор окончен Поцелованная огнём
Восхождение Медведь и прекрасная дева Младшие сыновья Дожди в Кастамере Миса
Появления в четвертом сезоне
Два меча Лев и роза Разрушительница цепей Верный клятве Именуемый первым
Законы богов и людей Пересмешник Гора и Змей Дозорные на Стене Дети
Появления в пятом сезоне
Грядущие войны Чёрно-белый дом Его Воробейшество Сыны Гарпии Убей мальчишку
Непреклонные, несгибаемые, несдающиеся Дар Суровый Дом Танец драконов Милосердие матери
Появления в шестом сезоне
Красная женщина Дом Клятвопреступник Книга Неведомого Дверь
Кровь моей крови Сломленный Никто Битва бастардов Ветра зимы
Появления в седьмом сезоне
Драконий Камень Бурерожденная Правосудие королевы Трофеи войны Восточный дозор За Стеной Дракон и волк
Появления в восьмом сезоне
Винтерфелл Рыцарь Семи Королевств Долгая ночь Последние из Старков Колокола Железный трон

Создание Рамси Болтона, музыка и другие факты об Иване Реоне

13 мая 2020 года отпраздновал день рождения британский актер и музыкант Иван Реон, которому исполнилось 35 лет. Артист запомнился российскому зрителю по роли психопата и садиста Рамси Болтона во франшизе «Игра престолов». По данным опросов, персонаж, созданный Реоном, обошел по накалу и сомнительным успехам Ганнибала Лектера. Интересные факты и подробности творческой биографии актера — в материале 24СМИ.

Об имени

Иван Реон родом из Уэльса. Актер утверждает, что эта страна преимущественно деревенская, с чистым воздухом и национальными пословицами, поговорками и песнями. Кстати, имя Иван оказалось распространенным в Уэльсе. «Не как у вас в России, но одно из основных. Это производная от John, такая же, как Ewan, Ivan и все остальные», — говорит в интервью актер.

О ролях

Актеру проще дать согласие на участие в проекте, если он доверяет создателям. В случае, когда актер не знаком с людьми, которые предлагают роль, Реон подробно обсуждает прописанного персонажа. Самое сложное для артиста — это принять решение о съемках. «Остальное — удача и большая работа», — подчеркивает Иван.

О сложностях карьеры

Вживаясь в отрицательных персонажей, актер старается представить, как герой рос, воссоздает в фантазиях обстановку в семье, вплоть до запахов. В качестве ролевых моделей, помогающих создать образ непредсказуемого Болтона, Реон выбрал Хита Леджера, Денниса-мучителя и Лиама Галлахера — солиста группы Oasis.

Трудности в творческой биографии актера вызвала сцена насилия в «Игре престолов». Подготовка к эпизоду стала психологическим испытанием для Реона. После съемок актер вместе с партнершей по кадру Софи Тернер отправился сыграть в бильярд и отметить окончание неприятного момента в работе.

Однако в творчестве Иван Реон старается создать образ, далекий от личных характеристик, чтобы потом было легче вернуться в свое тело. Был период, когда актер даже опасался, что станет заложником амплуа злодеев в фильмах. Позже эти страхи ушли, и он принял решение, что будет отказываться от ролей, которые ему не нравятся.

View this post on Instagram

A post shared by Soft Lace (@lacycats) on Jan 25, 2017 at 7:20am PST

О творческих мечтах

В одном интервью Иван Реон подчеркнул, что мечтал бы сыграть шекспировскую роль на сцене театра. В жанре фэнтези Ивану интересна трилогия Толкина и образ Бильбо Бэггинса. А в кинематографе артист хотел бы поработать с «оскароносным» Кристофером Ноланом, знаменитым кассовым режиссером современности.

О хобби

Музыкой актер занимается с 12 лет. Но актерство помешало развитию в этом направлении. Чтобы не мешать группе гастролировать, актер переключился на акустическую музыку. Собственные песни он пишет, не задумываясь о том, как их воспримет публика. Музыка для артиста — это вид творчества для себя, высвобождение энергии, в том числе и негативной. «И да, должен предупредить вас, что я, что называется, певец горлом», — подчеркивает артист.

О личной жизни

Иван Реон не афиширует личную жизнь. В Санкт-Петербург в 2019 году он прибыл с женой и сыном, однако запретил фотографировать их без разрешения. И даже в социальных сетях нет фотографии супруги актера или кадров счастливой семейной жизни. По неподтвержденным данным, женой Реона стала актриса Зои Грисдейл.

Забота об экологии

Иван Реон стал послом Всемирного фонда дикой природы в Уэльсе. Он считает, что следует отказаться от бумажных стаканчиков и пластиковой упаковки, ходить в кофейню со своей чашкой и не тратить понапрасну еду и воду. Кроме того, артист убежден, что угроза глобального потепления реальна, и мы должны заботиться о чистоте океана уже сейчас.

Также интересно7 российских звезд, борющихся за экологию

Игра престолов джилли

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *