1. 3 Писатели Битники. Джим Моррисон

Стивен Дэйвис «Джим Моррисон: Жизнь, смерть, легенда»
КНИГА ПЕРВАЯ. Джимми
Перевод: В.Вавикин
ОГЛАВЛЕНИЕ: http://www.proza.ru/2013/08/14/1670
1.3 Писатели Битники
В период с 1956 по 1958 Моррисоны жили в большом, обшитом гонтом доме с башенками в Эдвардианском стиле, по адресу Аламеда Авеню, 1717, на покрытом зеленью острове в пригороде Аламеда, на одной из самых крупных авиабаз ВМФ. Это было относительно спокойное время в жизни Джима – его матери там нравилось, и соседи позже вспоминали о ней только хорошее – и как позднее выяснилось, играло важную роль в становлении артистических притязаний Джима.
Он жил отдельно от всех на чердаке старого дома, слушая Элвиса и Рики Нельсона, в то время как внизу играла музыка его матери – Гарри Белафонте, Фрэнк Синатра и сборники из South Pacific и My Fair Lady. Джим был популярен в школе. Мрачная красота, уже не круглое и не полнощекое лицо. Он был дружелюбным и крайне забавным, мог подшучивать над учителями, которых впечатлял уровень его начитанности и интеллекта, столь редко встречающиеся у подростков. В тринадцать любимым писателем Джимми был Норман Мейлер, и он знал наизусть много пародий и шуток из журналов Mad. Еще школьные записи свидетельствуют разочарование учителей, касающееся гиперактивности Джима, из-за которой в некоторых классах его заставляли сидеть одного, чтобы он не отвлекал других учеников и не срывал занятия своими громкими замечаниями или шутливыми акцентами.
Вдохновленные Mad и другими сатирическими журналами новой волны черного юмора (извращения, рвота, громкое выпускание газов и т.д.) зарисовки в записных книжках Джима становятся более дикими и циничными. Он специализировался на порочных рисунках сюрреалистично огромных половых органов и необъятных задниц, заостряя внимание на выделяемых человеческим телом жидкостях, в особенности на экскрементах, менструальной крови, слизи и сперме. При помощи отцовского катушечного магнитофона Джимми смонтировал поддельную радиорекламу в поддержку мастурбации. (Одна из тех катушек сохранилась, и можно слышать запись почти профессионального качества, сдобренную спецэффектами). Он любил отвечать на звонки домашнего телефона, используя пошлые негритянские диалекты, копируя их из шоу Amos’n’Andy, или пользуясь ярко выраженными восточными акцентами.
Многие часы Джимми проводил в своей тихой комнате на чердаке, вырезая и заново склеивая картинки из комиксов, превращая их в крайне непристойные коллажи, переделывая реплики, выводя черный юмор на новую ступень:
Лакки: Я дам тебе пятьдесят центов, если ты трахнешь меня, Чарли Браун.
Чарли Браун: Накинь сверху еще свой трехколесный велик, и мы договорились, детка!
Его другом в Аламеда был живший по соседству уличный парень по имени Фад Форд, который был таким же беспечным и любящим повеселиться, как и Джимми. У Джима был доступ к спортивному залу ВМФ и бассейнам, и мальчишки часто попадали в неприятности, когда пользовались трамплинами для прыжков в воду. (Форд сказал, что после одного из инцидентов, чья-то офицерская жена, почувствовав себя оскорбленной их поведением, пожаловалась отцу Джима, и тот избил Джима пряжкой своего ремня). Все улицы Аламеда вели к пляжу, так что в жаркие месяцы там было много купающихся и праздношатающихся людей. Джимми и Форд были знакомы с одной очень милой девочкой, и Джимми придумал способ, как прокрасться в кабинку, где она переодевалась для купания, чтобы подглядывать за ней.
В сентябре 1957 Джимми пошел в девятый класс. Он занимался плаванием и выступал за школьную команду, специализируясь на стиле баттерфляй. Уровень его знаний всегда был на высоте, хотя он зачастую и не спешил поднимать руку, зная верный ответ. Он был харизматичным клоуном, источником неприятностей, очень забавным и очень шумным, талантливым мимиком и любителем розыгрышей, чьи резкие, возмутительные выходки получили название «Истории Моррисона» и стали притчей во языцех за десять лет до того, как ими заинтересовались средства массовой информации.
Одной из любимых шуток было притворно терять сознание на лестничной клетке в школе и лежать там, создавая толчею. Он делал это довольно часто в Аламеда и, по видимости, продолжил в своей следующей школе, по крайней мере, пока это было главным способом привлечь к себе внимание. Это было словно «большая шутка Джимми». Одноклассники вспоминают, что он действительно лежал на полу (притворяясь мертвецом, как говорил Фад Форд), не реагируя на попытки других поднять его. Когда он чувствовал, что игра удалась, он собирал с пола свои учебники, выслушивал от дежурного по холлу обещание оставить его после уроков, и уходил с наигранной улыбкой и самодовольным видом.
Но была ли это на самом деле шутка? Или же это был способ избежать унижения, когда он действительно терял сознание и лежал на полу, ничего не понимая в эти унизительные минуты? Или было это то, что древние называли «падучей болезнью», которой страдали короли и пророки? Все кто были близки с Джимом Моррисон позже, в его жизни, в его карьере, не отрицают того, что подобные падения и потери сознания были для него обычным явлением. Он терял сознания во время репетиций, записей, фото-сессий. Коллапсы случались на концертах, во время чтения стихов или блужданий из бара в бар. Он отключался во время автомобильных поездок, авиаперелетов. Сокрушительные театральные коллапсы были введены неотъемлемой частью в концерты Doors — личная драма Джима Моррисона, которая после была облагорожена и принята как кульминация рок-театра.
Но было ли это в действительности частью шоу? Складывая вместе все подтвержденные и нет доказательства, можно прийти к выводу, что Джим Моррисон действительно страдал не диагностированной легкой формой эпилепсии, которая могла начаться у него в четырнадцать или чуть раньше. В выпускных классах эти потери сознания стоили ему многих часов проведенных в кабинете директора. И все говорили о Джиме Моррисоне и обо всем том забавном, но возмутительном дерьме, которые он вываливал на головы окружавших его людей.
Джим пошел в десятый класс осенью 1958, но предпочитал прогуливать школу, посещая места встреч битников в Сан-Франциско. Годом ранее два значительных события встряхнули Америку. Первое, Советский Союз запустил спутник – первый сателлит на орбите земли. Это сенсационное событие заставило Америку усомниться в своем величии и обвинить правительство в том, что они были побиты в сфере космоса русскими. Это положило начало дебатам на тему отставания по количеству ракет от Советского Союза, которые позднее помогли Джону Кеннеди попасть в Белый Дом. Вторым событием была публикация второго романа Джека Керуака «В дороге» — сага демонстрации душевной жизни героев экзистенционально понятой юности, брошенной на произвол судьбы среди обширных шоссе и полуночных улиц Американских городов. Эта книга обратила целое поколение к субкультуре. Она стала бестселлером и иконой для средств массовой информации, и пробила корпоративный, конформистский фасад пятидесятых, оставив его широко открытым. На двух побережьях Америки, беспокойство, вызванное появлением Советского спутника, было снижено спокойствием битников, предлагавших альтернативный способ более комфортного существования в пятидесятых.
Бит-поколение считает, что берет корни от французских поэтов символистов, философов экзистенциалистов и Дзэн-мастеров. Джаз, наркотики, нонконформизм и буддизм – одобрялось, считалось крутым. Серые фланелевые костюмы – отстоем. Бит-писатели, такие как Джек Керуак на Западном Побережье, Уильям Берроуз в Париже и Аллен Гинсберг в Нью-Йорке стали звездами этой ночной, вспыхнувшей совершенно внезапно культуры.
Бит-поэты были наследием Дилана Томаса — талантливого Уэльского поэта, магические кельтские каденции и яркие видения которого распространялись посредством новых технологий долгоиграющих пластинок, в количестве, не уступавшем количеству бумажных книг, пока он не убил себя чрезмерным употреблением алкоголя в Гринвич-Виллидж в 1953. Они так же придерживались традиций радикальных американских писателей, таких как Уолт Уитман и Марк Твен, а так же поэтов модернистов как Уильям Карлос Уильямс, с которым Аллен Гинсберг в особенности идентифицировал себя.
В Бит-вселенной Париж был философией, Нью-Йорк джазом, а Сан-Франциско поэзией. Гинсберг называл этот расцвет «Ренессансом Сан-Франциско». Часто под аккомпанемент барабанщиков, использующих бонго, известные битники выступали в джаз-клубах семь ночей в неделю.
Аллен Гинсберг представил свой бит-эпос «Вой» в Сан-Франциско в 1955. Другие битники, многие из которых отождествлялись с героями «В дороге» — Роберт Дункан, Роберт Грили, Том Паркинсон, Лоуренс Ферлингетти, Гэри Снайдер, Кенет Патчен, Филип Уэйлен, Кенет Рексрот, Майкл Макклур – часто устраивали публичные чтения своих новых работ в кафетериях, художественных галереях, книжных лавках. Сан-Франциско был третьим углом в международном треугольнике битников, городом, где поэты, не атлеты, были местными героями. В Сан-Франциско и соседних Сосалито и Норт-Бич поэзия задавала моду и ритм.
Когда Джимми и его друг Фад Форд пропускали школу и направлялись в город, их первой остановкой обычно была книжная лавка Ферлингетти «Огни города», расположенная по адресу Коламбус Авеню, 261. Вывеска за окном хвастливо говорила: «Запрещенные Книги». Джим любил зависать там. Он носил характерную для битников одежду: толстовка, сандалии, джинсы, и надеялся встретить кого-нибудь из поэтов, которые иногда показывались там. Однажды Джим поздоровался с Ферлингетти, и когда поэт и автор «Coney Island of the Mind» ответил приветствием, Джим покраснел от гордости. Он и Фад посетят «Stairway Records» в Окленде, чтобы купить пластинки Дилана Томаса об англо-саксонском поэте седьмого века Кэдмоне или комедийные альбомы Тома Лерера или Ленни Брюса. Фад отвел Джимми в «Duo Records», в звукозаписывающую лавку «R and B» в Окленде, где Джимми впервые услышал таких блюз-звезд из Чикаго как Мадди Уотерс, Хаулин Вульф и легенду из Нового Орлеана по имени Длинноволосый Профессор (Генри Роланд Бэрд). Джимми и Фад читали «В дороге» и были увлечены мечтами бит поколения, которыми полнилась эта книга, без умолка болтая о невообразимых радостях путешествий автостопом, дешевых мексиканских шлюхах и бесконечных шоссе, освещенных вспышками просвещения дзен-буддизма.
Джим был влюблен в дикую американскую энергию Дина Мориарти, и концепцию Керуака о том, что Дин один из тех кто «безумен, безумен жить, безумен говорить, безумен чтобы стать спасенным, жаждущий получить все и сразу, кто никогда не зевает, не говорит банальности, но горит, горит, горит как мифические римские свечи, взрываясь пауками света среди звезд». Джим практиковался повторять сумасбродный, резкий смех Дина — «Хиииии-хииии-хииии» — пока это не начинало сводить его мать с ума. На его лице начали появляться волосы, и он пытался отрастить себе характерную для битников козлиную бородку, пока мать не заставила его побриться, а заодно и постричься. Она будет кричать на Джима, а он лишь смеяться над ней. Однажды она подойдет, чтобы одернуть его, а он схватит ее за шею, возьмет шариковую ручку и, все еще смеясь, начнет рисовать у нее на руке каракули. Его мать тоже рассмеется и закричит: «Ты не должен драться со слабым полом».
По мере того, как продолжался учебный год, Джимми продолжал свои периодические провокации. Из-за того что он был таким забавным и имел столь странный образ, ему с рук сходили многие его злобные выходки. Но была у него и неожиданная сострадательная черта. Среди его знакомых был Ричард Слэймэйкер, который был тяжело болен лейкемией. Джимми нравилось навещать его после школы, он приносил ему комиксы и комедийные записи на пластинках, чтобы поднять ему дух. Джим вывозил Ричарда на улицу в его инвалидном кресле и катался вместе с ним по улицам. Фад Форд думал, что Джимми, который был очарован смертью, просто изучает Ричарда, изучает, как прогрессирует болезнь и его кожа меняет свой природный цвет. Джимми посещал его почти каждый день, а после того, как Ричард умер, Джимми плакал.
Позднее в 1958, в середине учебного года, Стив Моррисон получил повышение и новое назначение. Родители сказали Джимми, что семья переедет в Александрию, штат Вирджиния, сразу после рождества. Согласно Фад Форду, Джимми был потрясен и не хотел уезжать. На последний день занятий, говорил Форд, Джимми забрался на учительский стол и объявил, что его семья уезжает, и он хочет напоследок «громко хлопнуть дверью», затем он зажег петарду и неспешно вышел из класса до того, как она взорвалась.
В день своего отъезда из Аламеда, штат Калифорния, Джимми пришел в дом к Фаду, чтобы проститься. Затем Джимми забрался в уродливо-зеленый офицерский «Паккард» и ехал, ни разу не обернувшись. Фад Форд позже вспомнит: «Джим был подавлен, он не хотел уезжать в Вирджинию. И это был один из нескольких раз в моем детстве, когда я сам плакал. Они забрали моего лучшего друга».
Джимми был отправлен в Вирджинию прежде, чем туда перебралась вся остальная семья. Это было сделано для того, чтобы он успел пойти там в школу, в январе 1959. Несколько недель Джим жил в семье Мурхаусов, у которых был сын его возраста, Джеф. Это было за пять лет до того, как Джимми смог вернуться в свою любимую Калифорнию навсегда.
1.4 Ницше и Бо Диддли (http://vavikin-horror.ru/page/sdejvis-14-nicshe-i-bo-diddli)

Манга привлекла описанием, понадеялся увидеть психологическую драму о вреде религиозных сект, пусть и с небольшими нф элементами в виде суперспособности ГГ и, может, кого из секты. Господи, как я ошибался.
Итак, по порядку:
Ничего однозначно плохого в сторону рисунка сказать не могу, разве что он под особую вкусовщину, и с моим вкусом не совпал.
Сюжет вообще не затрагивает описание манги. Да, родители в секте. Да, герой про это даже один раз вспомнил. Но их взаимоотношениям не уделили ни малейшего внимания. Их вообще не показали в манге. Я не могу сопереживать тому, что не посчитал важным сам мангака.
Да и история крутится не вокруг секты, а вокруг наемных убийц с суперсилами.
В принципе можно сделать добротную историю даже вокруг такой изъезженной темы, но мангака даже не пытался. Сюжет подается скомкано, постоянно прыгая с одного на другое. Да, есть такой литературный прием, да встречал манги, где он хорошо работал. Но не в каждой чертовой главе и не так неумело. Что уж говорить, если я несколько глав думал, что слизняк это Рё Сугамо.
Что касается персонажей, ГГ пока не интересен, но с потенциалом.
Зимородок слишком штамповано скучен.
Лишь Рё Сугамо выглядит интересной, но пока не раскрытой.
Все остальные — безликие.
Это пока лишь пролог, и может дальше начнется что-то интересное, но пока нет ничего в этой истории, она пуста.
Моя оценка 4/10, читать не советую.

Настоящий король-ящерица: в честь Джима Моррисона назвали древнюю рептилию

Джим Моррисон теперь стал настоящим королем-ящерицей — так он сам себя назвал в одном из стихотворений. Теперь его имя будет носить древняя ящерица, обитавшая на территории современной Юго-Восточной Азии 40 млн лет назад, останки которой были найдены в Мьянме.

Рептилия была по-настоящему королевских размеров. Ее длина составляла около 1,8 метра, в вес — до 27 кг. Это одна из крупнейших ящериц, когда-либо живших на планете. Будучи травоядным, животное успешно конкурировало с крупными млекопитающими в борьбе за пищу.

Теперь эта ящерица получила название Barbaturex Morrison, пишет газета The Herald Sun. Слово «barbaturex» означает «бородатый король». Такая ассоциация пришла на ум палеонтологам из-за наростов на нижней челюсти рептилии, напоминающих бороду. Вторя часть имени («morrisoni») — дань уважения фронтмену The Doors Джиму Моррисону.

Джейсон Хед, ученый из университета Небраски, руководитель исследований: «Я довольно часто слушал The Doors во время работы. В их музыки присутствуют образы рептилий и древних мест. И, конечно, Джим Моррисон был королем-ящерицей. Так все и сошлось».

Джим Моррисон: личная жизнь (жена и дети). Биография

The Doors — одна из самых известных музыкальных рок-групп в истории. Десятки их песен стали настоящей классикой мировой музыки, обретя славу по всей планете. Их песни можно встретить в самых дорогих фильмах Голливуда, выходящих в широкий прокат. И даже спустя полвека их творчество продолжает вдохновлять миллионы. Но вряд ли группы The Doors достигла такой популярности, если бы не ее идейный лидер Джим Моррисон. Его биография оказалась короткой, но невероятно яркой. Личная жизнь Джима Моррисона также заслуживает отдельного внимания.

Предлагаем узнать, кем был великий вокалист при жизни, а также о его творческой карьере, оборвавшейся в 1971 году.

Личная жизнь (жена и дети Джима Моррисона)

Несмотря на безумный ритм жизни и злоупотребление наркотиками, Джим Моррисон обладал яркой внешностью, способной очаровать любую девушку. Вполне вероятно, проживи рок-музыкант хотя бы чуточку дольше, появление жены Джима Моррисона не заставило бы себя долго ждать. Однако музыкант скончался в 27 лет, не оставив после себя потомства.

На фото: Джим Моррисон и Патриция Кеннели

Его единственной известной возлюбленной была Патриция Кеннели, работавшая в музыкальном журнале. Их знакомство произошло в 1969 году, а спустя год парочка обвенчалась. Но до официальной свадьбы дело так и не дошло. Детей у Джима Моррисона также не было. Так что внимание лидера группы The Doors было полностью сконцентрировано на творческой деятельности.

Биография

Джим Моррисон появился на свет 8 декабря 1943 в Мелборне. Он был третьим ребенком в семье, живя с братом Эндрю и сестрой Энн. В молодости Джим подавал большие надежды, проявляя большой интерес к философии и поэзии. Не по годам развитый мальчик стал изучать труды Фридриха Ницше и поэзию Уильями Блейка, творчество которых способны понять даже не все взрослые.

Джим Моррисон в детстве

В четырехлетнем возрасте Моррисону также довелось пережить шок, повлиявший на всю его последующую жизнь. Во время поездки в Нью-Мексико мальчик стал свидетелем горы трупов, вываливающихся из военного грузовика.

Картина произвела на ребенка жуткое впечатление, как признавался музыкант, стала важнейшим событием в его жизни. Пережитый опыт нашел отражение и в его творчестве, фигурируя в стихах и текстах песен.

После окончания школы Джим Моррисон поступил в университет штата Флорида, но постоянные переезды родителей не позволяли молодому человеку сконцентрироваться на образовании. В 1964 году Моррисон перебирается в Лос-Анджелес, где поступает на факультет кинематографии. За время обучения студент успел снять два короткометражных фильма. Но найти свое призвание Джиму Моррисону было суждено именно в музыке.

Музыкальная карьера

Джим с детства увлекался музыкой, будучи поклонником таких звезд, как Элвис Пресли, Фрэнк Синатра и The Beach Boys. Они оказали на его творчество колоссальное влияние. В годы своего обучения Джим познакомился с Рэем Манзареком, вместе с которым решил организовать собственную рок-группу The Doors.

Джим Моррисон и Рэй Манзарек

Вскоре состав пополнили другие участники, что позволило The Doors приступить к живым выступлениям. Первые годы дела молодой группы шли из рук вон плохо. Джим Моррисон страдал от неуверенности в себе и даже выступал спиной к залу. Казалось, затея обречена на провал, но молодой вокалист пользовался безумной популярностью у девушек, приходивших на каждое выступление группы. И за пол года творческой деятельности у The Doors появилась собственная армия поклонников, что позволило музыкантам выступить в крупнейшем заведении города.

Молодость и энергия ребят покорила не только слушателей, но и профессиональных продюсеров. Пол Ротшильд способствует выходу дебютного альбома The Dorrs, попавшего на вершины хит-парадов. На молодых людей обрушилась слава, которой они никак не могли ожидать. Наступила эра «дорзомании», пришедшей на смену не менее звучной «битломании». Вскоре после успеха музыканты стали увлекаться употреблением наркотических веществ. В частности, творчество Моррисона было неразрывно связано с LCD, под воздействием которых сочинялись лучшие тексты группы.

С употреблением наркотиков связаны многочисленные скандалы, преследовавшие Джима Моррисона вплоть до самой смерти. Он редко появлялся на публике трезвым, позволяя себе шокирующие поступки. Но это никак не сказывалось на музыкальных успехах The Doors, выпускавших одну пластинку за другой.

Смерть Джимма Моррисона

Биография Моррисона обрывается в 3 июля 1971 года, когда сердце музыканта перестало биться. О причинах смерти Джима Моррисона до сих пор ходит множество легенд. Смерть настигла музыканта в ванной комнате его съемной квартиры в Париже. По официальной версии судмедэкспертов, Моррисон скончался от передозировки героином.

Но вскрытие тела не проводилось, из-за чего возникло множество альтернативных теорий. В частности, фанаты группы были уверены, что самоубийство было инициировано агентами ФБР, которые вели активную борьбу с движением хиппи, набравшим рекордную популярность в США.

Будущее туманно, а конец — всегда близок.

Джим Моррисон был одним из идейных лидеров движения и представлял для американских властей реальную угрозу. Но никаких доказательств этой теории так и не было найдено.

Интервью Джима Моррисона журналу Rolling Stone (июль 1969 г.)

Кем ты себя считаешь? Поэтом? Рок-звездой? Кто ты?

Наша группа не достигла уровня массового феномена, как некоторые другие группы; мы никогда не вызывали всеобщего поклонения. Поэтому сильного влияния на меня все это не оказало. Наверное я считаю себя сознательным художником, который корпит день за днем, ассимилируя информацию. Мне хотелось бы создать свой собственный театр. Я очень этим сейчас увлечен, хотя мне по-прежнему нравится петь.

Как ты решил стать исполнителем?

Думаю, во мне жило подспудное желание заняться чем-то вроде этого с того самого времени когда я услышал … понимаете, рок-н-ролл родился в пору моего юношества, когда просыпались все мои чувства. Это было так здорово, хотя в тот период я даже не мог позволить себе более или менее реально представить, что сам буду делать рок-н-ролл. Наверное все это время я бессознательно впитывал и слушал. Так что, когда пробил мой час, подсознание все уже подготовило. Я ни о чем не думал. Все уже во мне было.

Я никогда не занимался пением — и никогда даже не помышлял об этом. Я думал, что стану социологом или писателем, может быть буду сочинять пьесы. На концерты я тоже не ходил, раза два в лучшем случае. Кое-что я видел по телевизору, но все равно я не считал себя частью всего этого. Но в моей голове звучало целое концертное представление: с группой, пением и аудиторией — огромной аудиторией. Те первые пять или шесть песен, что я написал, — я просто списывал ноты с фантастического рок-концерта, который шел в моей голове. А когда я написал песни, я должен был их спеть.

Когда ты начал сочинять стихи?

О, где-то в пятом или шестом классе я написал стихотворение «Пони Экспресс». Первое из всех, что могу припомнить. Это было одно из таких стихотворений балладного склада. Но собрать его в единое целое у меня так и не получилось. Я всегда хотел сочинять, но при этом считал, что ничего хорошего не получится, если только каким-то образом рука сама не возьмет карандаш и не начнет им водить по бумаге, а я по-настоящему не должен иметь к этому никакого отношения. Как автоматическое письмо. Но этого у меня так никогда и не получилось. Я написал, конечно, очень много стихов. Скажем, «Конские Широты» я сочинил в старших классах школы. В старших классах и в колледже у меня накопилось множество тетрадей, которые по какой-то дурацкой причине я просто выбросил, когда окончил учебу. Я не знаю ничего другого, что было бы мне сейчас столь же необходимо как две или три из этих потерянных тетрадей. Я уже думал пройти сеанс гипноза или принять пентотал натрия, чтобы постараться вспомнить, ведь я писал эти тетради ночь за ночью. Но может быть и так, что если бы я не выбросил эти тетради, я никогда не написал ничего оригинального — потому что в них главным образом были все те вещи, которые я накопил читая и слушая, как цитаты из книг. Я думаю, что если бы не избавился от них, то никогда не стал свободным.

Недавно цитировалось твое высказывание о том что рок мертв. Ты в самом деле веришь в это?

Пора первоначального расцвета закончилась. То, что называют роком, то, что раньше называли рок-н-роллом — стало декадентством. А потом рок возродился из искры, зажженной англичанами. Он ушел очень далеко вперед. Рок стал ясным и выразительным. Потом он стал отдавать себе отчет во всех своих действиях, что, по-моему, является смертью любого движения. Он стал контролировать свои действия, стал путанным и впал в некое подобие кровосмесительства. Энергия испарилась. Веры больше нет. Я думаю, любое поколение, для того чтобы отстоять свое право иметь открытую всему новому человеческую сущность, должно порвать со своим прошлым. Так что, очевидно, ребята, идущие за нами вряд ли будут иметь много общего с нами в своих ощущениях. Они создадут свой собственный уникальный звук.

А как по-твоему, ты станешь частью грядущего?

Да, но скорее всего я к тому времени буду заниматься чем-нибудь другим. Трудно сказать. Может быть я стану администратором корпорации.

Ты когда-нибудь серьезно представлял себя в этой роли?

Мне в некотором роде образ нравится. Просторный офис. Секретарша.

Я хочу затронуть еще один предмет, но трудно решиться … его так раздули и он оброс всевозможными спекуляциями, кстати, хотелось бы услышать твое отношение и к этому, равно как и истину … Эдипова часть песни «Конец». Так что же эта песня значит для тебя?

Давайте подумаем … Эдип — древнегреческий миф. Софокл писал о нем. Не знаю кто до него. Миф о мужчине, который неумышленно убил своего отца и женился на своей матери. Да, я бы сказал сходство имелось. Определенно. Но по правде говоря всякий раз когда я слышу эту песню, для меня она приобретает какой-то новый смысл. Я и в самом деле не знаю что я пытался сказать. Родилась она как простая прощальная песня. Подобно тому, как сочинял Би Би Кинг. Он ведь писал свои песни не под влиянием извне, это все были переживания личного характера…

Прощальная с кем или с чем?

Вероятнее всего с какой-нибудь девушкой, но я вполне могу себе представить ее и как прощание со своего рода детством. Просто не знаю. Я думаю, песня достаточно сложна и универсальна в своей образности. Настолько, что она может значить все, что хотите. Мне решительно все равно что о ней пишут критики и прочие, но вот одно меня встревожило… Как то вечером я отправился в кино в Уэствуд и заглянул в книжную лавку или небольшой магазин из тех, что продают поделки из глины и календари и всякие мелкие вещицы, ну вы знаете… и ко мне подошла одна очень обаятельная и умная девушка, умная в смысле чувствующая и открытая. Ей показалось она меня узнала, и она просто подошла поздороваться. И именно об этой песне она меня расспрашивала. Ее отпустили на непродолжительную прогулку в сопровождении медицинской сестры. На час или что-то около этого — из Психоневрологического Института при Калифорнийском Университете Лос Анджелеса. Она там жила и ее просто выпустили на прогулку. Очевидно раньше она училась в Калифорнийском Университете. Потом застегнулась на сильных наркотиках или что-то вроде того. Как бы то ни было, мне она сказала, что эта песня — любимая песня многих девчонок в ее палате. Сначала я только и подумал: «О, господи…» — а это случилось уже после того, как я ей некоторое время рассказывал, что песня может иметь много значений, что-то вроде лабиринта или головоломки для размышлений и что каждый должен соотносить ее со своим состоянием. Я не отдавал себе отчета насколько серьезно люди воспринимают песни, и это навело меня на мысль что, может быть, мне следует поразмыслить о возможных последствиях. Но это нелепо, потому что я же сам все делаю; о последствиях просто не думаешь, не можешь думать.

В ходу цитата, приписываемая тебе. Она часто мелькает в печати: «Меня интересует все о восстании, беспорядке, хаосе -«,» — в особенности деятельность, которая не имеет очевидного смысла».

А кого не очаровывает хаос? Но еще более меня интересует деятельность без смысла. Я подразумеваю под этим свободную деятельность. Игру. Деятельность, которая не несет в себе ничего, кроме самой себя. Никаких отзвуков. Никакой мотивации. Свободная … деятельность. Я думаю у нас надо устроить карнавал в национальном масштабе, такой же как Mardi Gras в Рио. Неделя национального веселья … вся работа прекращается, отменяются все дела, прекращение всякой дискриминации, всей власти. Неделя всеобщей свободы. Это станет началом.

Ты сказал, тебе нравится вытаскивать слушателей из кресел и поднимать их на ноги, но не создавать намеренно ситуацию хаоса.

Практически ситуация никогда не выходила из под контроля. На деле все это достаточно иронично. Мы веселимся, ребята веселятся, фараоны веселятся. Создается некий странный треугольник. Иногда я напрягаюсь сильнее и несколько завожу людей, но обычно мы на сцене только стараемся сделать хорошую музыку, вот и все, не более того.

Что ты имеешь ввиду, говоря что иногда напрягаешься сильнее? Несколько заводишь людей?

Ну, скажем, я проверял границы реальности. Мне было любопытно посмотреть что произойдет. Ничего более: чистое любопытство.

А что ты делал, чтобы проверить границы?

Просто давил на ситуацию и расширял ее до тех пор пока она поддавалась.

И при этом ты никогда не чувствовал что все выходит из под контроля?

Никогда.

Король ящерица

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *