Конспект урока литературы на тему «Любовь в жизни и творчестве В.В.Маяковского».

Тема: «Любовь в жизни и творчестве В.В.Маяковского. Какая она?» (По произведениям В.В.Маяковского)

  • Цели: дать учащимся представление о любовной лирике Маяковского, о том, как поэтом воспринималось это чувство; помочь проникнуть в художественный мир поэта; познакомить с ещё неизвестными фактами биографии Маяковского;

  • закрепить умение анализировать лирическое произведение; уметь обобщать;

  • заставить учащихся задуматься о том, что значит для них это чувство, как они сами его понимают, каким оно должно быть.

Тип урока – урок-анализ лирических произведений.

Оборудование

  • фотографии о жизни Маяковского

  • тексты стихотворений

  • презентация (фотографии, голос Маяковского» А вы могли бы?», произведения С.Прокофьева, песня «Маяк» группы «Сплин», Вальс Е.Доги, «Письмо Татьяне Яковлевой», «Лиличка! Вместо письма», «Неоконченное»)

Ход урока

  1. Сценка.

«Выступление В.Маяковского в политехническом музее».

Заранее подготовленные ученики одновременно выкрикивают:

«Долой Маяковского! Долой!», «Да здравствует Маяковский!». И тут на середину класса выходит ученик – Маяковский и говорит:

— А я все-таки послушаю тех, кто кричит: «Да здравствует Маяковский!». Итак, начинаю.

Вопрос из класса Аскеров:

-Мы с товарищем читали ваши стихи и ничего не поняли.

Ученик Вова – Маяковский:

-Надо иметь умных товарищей.

Вопрос из класса Света:

— Маяковский, ваши стихи не волнуют, не греют, не заражают.

Ученик – Маяковский:

— Мои стихи не люди, не печка и не чума.

Вопрос из класса Фатима:

— Маяковский, как вы чувствуете себя в русской литературе?

Ученик – Маяковский:

-Ничего не жмет. Я прочитаю вам ещё стих «Секрет молодости» (Вова)

Учитель:

— Итак, мы продолжаем входить в своеобразный мир Маяковского.

(Под звуки кл. музыки (Вальс Е.Доги) звучит стих «Послушайте!». Читает подготовленная ученица

— О чём заставляет задуматься известное вам стихотворение?

(заставляет задуматься о жизни, о месте в ней человека, о неограниченных возможностях его.)

Введение темы: Мы будем говорить о самом важном вместе с Владимиром Маяковским. Не верите? А зря… Владимир Владимирович может даже задать свой вопрос вам! (Звучит голос поэта «А вы могли бы?». Запись)

— Как видите, какой разный поэт: и тонкий лирик,

легкоранимый, сомневающийся, и нарочито грубоватый.

Я своё, земное, не дожил,

На земле своё не долюбил…

Маяковский

— Как вы думаете, какое слово будет сегодня главным в теме урока?

Правильно: ЛЮБОВЬ. Но данное слово не может быть формулировкой темы одного урока. Необходимо её несколько конкретизировать:

Нежные!
Вы любовь на скрипки ложите.
Любовь на литавры ложит грубый.
А себя, как я, вывернуть не можете,
чтобы были одни сплошные губы!

В нескольких строках Маяковский рассказал о трёх вариантах любви.(чувственная, любовь, основанная на физическом влечении и любовь- громада, отдающая себя без остатка) Как вы думаете, какими словами можно дополнить тему? («Какая она – любовь?» (По стихотворениям В.В.Маяковского)

Наша с вами задача: познакомиться с некоторыми стихотворениями Маяковского, посвящёнными теме любви, и понять, как же выражал это чувство великий поэт, с помощью каких выразительных средств, и найти ответ на вопрос: «Надо ли нам, жителям 21 века, выражать это чувство? И если надо, то как?»

Учитель: Любовь – вечная тема, вечный сюжет. Любовная лирика Маяковского – это зеркало душевных переживаний поэта? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо найти связь между поэтическим и личным. Разобраться, какие обстоятельства, переживания подтолкнули поэта к написанию того или иного произведения.

Собственно любовная лирика занимает в поэзии Маяковского немного места, но в стихах, где идёт речь совсем о другом, вновь и вновь возникает слово “любовь”.

В письме к любимой женщине Маяковский писал: “Исчерпывает для меня любовь всё? Всё, но только иначе. Любовь – это жизнь, это главное. От неё разворачиваются и стихи, и дела и всё прочее. Любовь – это сердце всего. Если оно прекратит работу, всё остальное отмирает, делается лишним, ненужным. Но если сердце работает, оно не может не проявляться во всём”. Именно такое, любящее и потому отзывающееся на всё в мире “сплошное сердце” открывается в лирике Маяковского.

Собственно любовная лирика занимает в поэзии Маяковского немного места, но в стихах, где идёт речь совсем о другом, вновь и вновь возникает слово “любовь”.

— Итак, назовите основные произведения Маяковского, относящиеся к любовной лирике.

  • Поэма “Облако в штанах”,

  • “Флейта – позвоночник”,

  • “Люблю”,

  • “Про это”,

  • Стихотворения:

  • “Любовь”,

  • “Лиличка”,

  • “Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви”,

  • “Письмо Татьяне Яковлевой” и др.

Биографический комментарий.

В жизни Маяковского было немало женщин, были и серьезные любовные увлечения, и быстротечные романы, и просто флирт. Но лишь три таких связи оказались достаточно долгими и глубокими, чтобы оставить след в его поэзии. Речь, конечно же, идет о Лиле Брик — героине почти всей лирики поэта; Татьяне Яковлевой, которой посвящены два превосходных стихотворения, и Марии Денисовой, ставшей одним из прототипов Марии «Облака в штанах». Каждая из этих женщин была очень интересной личностью.

Чувства поэта безграничны — «Громада любовь, громада ненависть». Любовь переполняет поэта, он готов отдать ее людям, но она никому не нужна — слишком огромна. И вот, наконец, появляется женщина, «разглядевшая просто мальчика» в этом сильном великане, которая «взяла и просто отобрала сердце».

Звучит отрывок из поэмы «Люблю» «Ты» читает подготовленный ученик

Женщины недопонимали его огромности, которую слишком ценила Лиля Брик, женщина, вызвавшая у Маяковского самое сильное и долгое чувство. Итак, что же это за женщина? Писатель Василий Шкловский вспоминая: “Она умела быть грустной, женственной, капризной, гордой, пустой, умной и какой угодно. Такой описывал женщину Шекспир”. Подруга Лили Брик сказала о ней так: “Женственнейшая женщина с трезвым рассудком и искренним равнодушием к “суете сует” (обращение к иллюстрациям).

Она была возлюбленной Владимира Маяковского, который практически все свои творения посвятил ей. Она вызывала любовь и ненависть, а споры об этой женщине не утихают до сих пор: одни считают ее едва ли не виновницей гибели поэта, другие утверждают, что она была его единственной музой. Она прожила удивительную жизнь, и всегда была центром притяжения для многих известных и талантливых мужчин, сама при этом особыми талантами не блистая. Но была в ней та самая пресловутая загадка, невероятное обаяние и магия,

Обратимся к стихотворению «Лиличка. Вместо письма» (1916 г.) Оно прозвучит в исполнении группы «Сплин»: песня «Маяк».

Анализ:

– Что представляет собой это стихотворение по форме (обратите внимание на подзаголовок). (Перед нами обращение героя к своей возлюбленной, страстный монолог, написанный в форме письма).

Ситуация, изображённая в стихотворении, внешне выглядит прозаичной. Герой страстно влюблён, но возлюбленная относится к нему далеко не однозначно и, видимо, может оставить его в любой момент. Но предельно взволнованная интонация стихотворения позволяет нам убедиться в глубине и трагичности чувств, переживаемых лирическим героем.

– Найдите и прокомментируйте строчки, передающие внутреннее состояние героя. Какие изобразительно-выразительные средства при этом использует автор?

Сегодня сидишь вот, сердце в железе. – метафора

Дикий, обезумлюсь, отчаяньем иссечась. – метафора, эпитет

любовь моя — тяжкая гиря ведь – метафора

Кроме любви твоей, мне нету солнца,

Кроме любви твоей, мне нету моря, — гиперболы

что душу цветущую любовью выжег, — метафоры

Слов моих сухие листья ли

заставят остановиться,

жадно дыша?

Дай хоть

последней нежностью выстелить

твой уходящий шаг.

– Какие строки подтверждают “громаду-любовь” героя?

Кроме любви твоей, мне нету солнца,

Кроме любви твоей, мне нету моря, — гиперболы

– Итак, любовь героя… Какие слова вы бы подобрали, чтобы охарактеризовать её? Учащиеся выходят по одному и записывают на доске.

Любовь

  • Забота о любимой

  • Порядочность

  • Нежное отношение

  • Любовь (обычное, понятное, некрасивое) отсутствие упреков

  • “Отдавание” себя без остатка

  • Ты – моя собственность дарение

  • Я тебя хочу

  • Сделка (я люблю тебя за…)

  • Возьми то, что я могу отдать, и от этого я буду счастлив

  • Желание сделать любимую лучше, чем она есть

  • Не ожидать ничего взамен.

1-я ступень – это легко, это “как все”, это ревность и т.д.

2-я ступень – это сложно, это “ не как большинство”.

Как вы думаете, какая любовь приносит человеку счастье?( Взаимная, настоящая, искренняя)

А что преобладает в жизни?(неразделённая, порой основанная на расчёте)

Поэму Маяковского «Люблю» считают самой светлой, полной любви и жизнерадостности. В ней нет места мрачным настроениям. Этим она, пожалуй, сильно отличается от всех других произведений поэта.
Одна из глав называется «Так и со мной». Читает подготовленный ученик

В конце поэмы «Вывод», который звучит достаточно оптимистически.

О любви Владимира Маяковского к Лиле Брик все помнят по двум причинам: с одной стороны, то была действительно великая любовь великого, поэта; с другой — Лиля Брик со временем превратила статус любимой женщины Маяковского в профессию. А ведь Маяковский творил чудеса не только для нее одной, просто о них постепенно забыли. И, наверное, самая трогательная история в его жизни произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву.

О своей любви к Яковлевой поэт говорит в стихах «Письмо товарищу Кострову о сущности любви». Это стихотворение навеяно сильным и глубоким чувством к Татьяне

Яковлевой. Маяковский познакомился с ней в 1928 г. в Париже.

Вот что вспоминает об этом сама Татьяна Яковлева в письме к матери:

“ Познакомились мы так. Ему…бесконечно про меня рассказывали, и я получала от него приветы, когда он меня ещё не видел. Потом пригласил в один дом специально, чтобы познакомить. В смысле внимания и заботливости (даже для меня, избалованной) он совершенно изумителен. Я до сих пор по нему скучаю. Главное, люди, с которыми я встречаюсь, большей частью “светские”, без всякого желания шевелить мозгами или же с какими-то мухами, засиженными мыслями и чувствами. Маяковский же меня подхлестнул, заставил (ужасно боялась казаться рядом с ним глупой) умственно подтянуться…Он такой колоссальный и физически, и морально, что после него буквально пустыня. Это первый человек, сумевший оставить в моей душе след…”

Выразительное чтение и краткий анализ стихотворения “Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви” (1928)

– Какие художественные средства использует автор для передачи своего эмоционального состояния?

– Это стихотворение не просто о любви, оно о сущности любви.

— В мировой лирике есть немало строк о любви, возвышающих поэта над действительностью. Маяковский демонстративно отказывается от возвышенно-романтических слов, пользуется разговорно-бытовой лексикой, полушутливым разговором).

— Что же для него тогда любовь? Что об этом говорила его муза?

Лиля Брик пишет в своих воспоминаниях: «Маяковский понимал любовь так: если ты меня любишь, значит, ты со мной, за меня, всегда, везде и при всяких обстоятельствах… Ты всегда голосуешь за меня. Малейшее отклонение, малейшее колебание — уже измена. Любовь должна быть неизменна, как закон природы. Не может быть, чтобы я ждал солнца, а оно не взойдет. Не может быть, чтобы я наклонился к цветку, а он убежит. Не может быть, чтобы я обнял березу, а она скажет «не надо».
Учитель: Любовь В.Маяковского готова сметать все преграды. Он сравнивает ее со стихийным бедствием, порожденным «ураганом, огнем и водой».

Это не ослепляющая человека страсть, а земное, радостное чувство, наполняющее творческой силой.

В «Письме Татьяне Яковлевой» Маяковский весь как будто нараспашку, открыт. Здесь уживаются рядом сила страсти и ее бессилие, ревность и достоинство.
«Ты не думай, щурясь просто из-под выпрямленных дуг.
Иди сюда, иди на перекресток моих больших и неуклюжих рук.
Не хочешь?
Оставайся и зимуй, И это оскорбление на общий счет нанижем.

Я все равно тебя когда-нибудь возму Одну или вдвоем с Парижем. «

– Какие строки, по вашему мнению, могли заставить Татьяну Яковлеву «остро вспомнить Россию»?

Объединяя отношение к женщине и к родине одним словом ЛЮБОВЬ, Маяковский утверждает:

В поцелуе рук ли,

Губ ли,

В дрожи тела

Близких мне

Красный

Цвет

Моих республик

Тоже

Должен

Пламенеть.

Маяковский зовет вернуться Татьяну Яковлеву в Россию:

Я не сам,

А я

Ревную

За Советскую Россию.

…вы и нам

в Москве нужны,

не хватает

длинноногих.

Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз орхидей, астр или хризантем. Парижская фирма с солидным именем четко выполняла указания сумасбродного клиента — и с тех пор, невзирая на погоду и время года, из года в год в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: “От Маяковского”.
Его не стало в тридцатом году — это известие ошеломило ее, как удар: неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что oн регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы, Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял на все происходящее с ней: так Луна в той или иной степени влияет на все живущее на Земле только потому, что постоянно вращается рядом. Она уже не понимала как будет жить дальше — без этой безумной любви, растворенной в цветах.
Но в распоряжении, оставленном цветочной фирме влюбленным поэтом, не было ни слова про его смерть. И на следующий день на ее пороге возник рассыльный с неизменным букетом и неизменными словами: “От Маяковского”.
Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удается воплотить это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому удалось.

Цветы приносили в тридцатом, когда он умер, и в сороковом, когда о нем уже забыли. В годы Второй Мировой, в оккупировавшем немцами Париже она выжила только потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. Если каждый цветок был словом “люблю”, то в течение нескольких лет слова его любви спасали ее от голодной смерти. Потом союзные войска освободили Париж, потом, она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин — а букеты все несли. Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и эти новые уже знали, что становятся частью ему не случилось частью. И уже как пароль, который дает им пропуск в вечность, говорили с улыбкой заговорщиков: “От Маяковского”. Цветы от Маяковского стали теперь и парижской историей.
Советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от своей матери и всегда мечтал узнать попасть в Париж.

Татьяна Яковлева была еще жива, и охотно приняла своего соотечественника. Они долго беседовали обо всем на свете за чаем с пирожными. В этом уютном доме цветы были повсюду — как дань легенде, и ему было неудобно расспрашивать седую царственную даму о романе ее молодости: он полагал это неприличным. Но в какой-то момент все-таки не выдержал, спросил, правду ли говорят, что цветы от Маяковского спасли ее во время войны? Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд… — Пейте чай, — ответила Татьяна — пейте чай. Вы ведь никуда не торопитесь?
И в этот момент в двери позвонили.
Он никогда в жизни больше не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно посыльного, букета золотых японских хризантем, похожих на сгустки солнца. И из-за охапки этого сверкающего на солнце великолепия голос посыльного произнес: “От Маяковского”.

Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удается воплотить это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому удалось.

Сопоставляя факты из жизни поэта и эти строки, становится совершенно ясным, что личное и поэтическое у Маяковского не существуют сами по себе, они тесно связаны, переплетены, одна переходит в другую. Поэзия делается из простой, реальной жизни, в самой этой жизни существует, из нее рождается.

Известно, что Сергей Прокофьев был любимейшим композитором Владимира Маяковского. Вашему вниманию предлагается два произведения композитора: «Вальс» и «Тарантелла». Послушайте и попробуйте ответить на вопрос: «Какое произведение может служить «музыкальным сопровождением» любви к Лилии Брик, а какое – способно «проиллюстрировать» отношения между Маяковским и Татьяной Яковлевой?»

Да, пожалуй, «Вальс» будет «аккомпанементом» к чувствам, возникшим между Яковлевой и Маяковским, когда у лирического героя «опять в работу пущен сердца выстывший мотор».

Итог урока.

Я своё, земное, не дожил,

На земле своё не долюбил…

Любовь — вечная тема — проходит через всё творчество Владимира Маяковского, начиная с ранних стихов и кончая последним незавершённым стихотворением «Неоконченное». Поэт Относился к любви как к величайшему благу, способному вдохновить на дела, на труд.

— Скажите, что значит любовь по Маяковскому?

По Маяковскому любовь — это состояние организма, как тяжесть, как тяготение… Маяковский был одинок не оттого, что был не любим и не признан. Его печатали, читали, слушали. Не счесть людей, преданных ему, любивших его. Но все это капля в море для человека, у которого «ненасытный вор в душе», которому нужно, чтобы читали те, кто не читает, чтобы пришел тот, кто не пришел, чтобы любила та, которая, казалось ему, не любит…».
Любовь — это жизнь и сердце всего. Если оно прекратит работу, то я мертв».

— Надо ли нам, жителям 21 века, выражать это чувство? И если надо, то как?

— Как вы считаете в наше время возможна такая большая настоящая любовь?

— Что вы можете сказать о Маяковском-лирике?

Домашнее задание.

Сочинение. Письменный ответ на вопрос:

«Какие чувства испытывает лирический герой

стихотворений В.Маяковского о любви?»

(Произведения на выбор учащегося)

Использованная литература:

РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОЙ ОДАРЕННОСТИ ЧЕРЕЗ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПОИСК НА УРОКАХ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ. Назарова Г.Н.

Антология русской поэзии. Стихи В.Маяковского

Интернетресурсы.

Брик была старше Маяковского на два года, и эта, пускай формальная, разница ощущалась заметно: в их отношениях вела именно она, поэт же играл роль ведомого, подчиняющегося. Брик и Маяковский познакомились летом 1915-го, будущая муза поэта на тот момент уже три года была замужем за Осипом Бриком. Лиля «украла» Маяковского у своей сестры Эльзы, с которой тогда тот встречался. Собственно, именно Эльза привела Маяковского в петербургскую квартиру Бриков на улице Жуковского. Поэт читал свежайшую поэму «Облако в штанах», снискал восторженный прием, был очарован хозяйкой, чувство оказалось взаимным. Осип помог издать «Облако», все трое сдружились, и Маяковский, не желая расставаться с новым увлечением, задержался в Петрограде. Постепенно дом Бриков превратился в модный литературный салон, а вскоре между поэтом и новой музой начался роман, который был спокойно воспринят мужем Лили.

«Эльзочка, не делай такие страшные глаза. Я сказала Осе, что мое чувство к Володе проверено, прочно и что я ему теперь жена. И Ося согласен», — эти слова, поразившие Эльзу до глубины души, оказались правдой. В 1918 году Брики и Маяковский стали жить втроем, весной следующего года перебрались в Москву, где совершенно не скрывали своих прогрессивных отношений. Лиля вместе с поэтом трудилась в «Окнах РОСТА», Осип работал в ЧК.

Любовь Маяковского к Брик (которой он посвящал все свои поэмы) была эмоциональной, по складу характера он нуждался в постоянных встрясках, что все чаще утомляло Лилю. Регулярные сцены, уходы-возвращения, — отношения в паре не были безоблачными. Брик позволяла себе пренебрежительно отзываться о Маяковском, называя его скучным, и в итоге перестала хранить ему верность. Это, впрочем, не мешало Лиле держать поэта на коротком поводке, следя за тем, чтобы Маяковский никуда от нее не ушел. В завещании тот указал Брик как одну из наследниц, и ей досталась половина прав на его сочинения.

Драматург, чекист и шведский семьянин: памяти Осипа Брика

Имя Осипа Брика в основном фигурирует в контексте «любовного треугольника», другими участниками которого были его супруга Лиля и поэт Владимир Маяковский. Однако этот человек, его многогранная деятельность и наследие интересны куда более, чем досужие разговорчики «про это». Адвокат, журналист, драматург, теоретик левого искусства, чекист — все эти регалии относятся к Осипу Максимовичу, чьё сердце перестало биться три четверти века назад. NEWS.ru вспоминает, чем запомнился культурный революционер.

Хлеб футуризма

Осип Брик появился на свет 16 января 1888 года в семье московского купца первой гильдии Макса Брика, владельца отцовской компании «Павел Брик, вдова и сын», занимавшейся продажей украшений из кораллов. Матерью будущего марксистского теоретика была Полина Сигалова. Её племянники, как и герой этого текста, стали известными представителями советской интеллигенции: Юрий Румер был специалистом по оптике и квантовой механике, а его брат Осип — полиглотом-литератором (знал 26 языков).

Родители дали Осипу хорошее образование, мальчик поступил в знаменитую Третью Московскую гимназию на Большой Лубянке, откуда его ненадолго отчисляли за участие в «революционной деятельности». Причиной для вынужденного «академического отпуска» стало создание «тайного общества», состоящего из пяти человек. Помимо политического вольнодумства гимназисты увлекались поэзией. В кружок также входил будущий советский актёр и кинорежиссёр Олег Фрелих. Оба друга потом поступили на юридический факультет Московского университета, по окончании которого Осип сначала работал помощником присяжного поверенного, а затем перешёл в фирму отца.

С будущей супругой он познакомился в 1905-м, когда Лиле Каган было 13 лет. У молодых людей завязались романтические отношения, а через семь лет они поженились. Молодожёны уже тогда интересовались искусством — будущая муза русского авангарда профессионально изучала архитектуру и живопись в Москве и Мюнхене, а её избранник к моменту женитьбы имел за плечами не только первые поэтические опыты в гимназии.

В студенческие времена, ещё до того, как мы поженились, Ося с двумя товарищами надумали заработать деньги и написали роман под заглавием «Король борцов». Печатать и продавать его решили выпусками, как Ната Пинкертона. Первый выпуск, с соответствующей картинкой на обложке, газетчикам понравился и прошёл хорошо, второй вышел с небольшим опозданием и прошёл хуже, а третий сдали чуть ли не через месяц после второго. Газетчик посмотрел презрительно и сказал: «Я думал, что это роман, а это плетёнка», — вспоминала позднее Лиля Брик.

Когда во время Первой мировой войны семейство переехало из Москвы в Петроград, где Осип Максимович по протекции оперного певца Леонида Собинова устроился в автомобильную роту, их дом на улице Жуковского стал местом богемных тусовок. Постоянными гостями Бриков стали те, кто произвёл переворот в русской словесности: Давид Бурлюк, Виктор Шкловский, Велимир Хлебников, Николай Асеев, Василий Каменский и, конечно же, Владимир Маяковский. В июле 1915 года он прочитал у них в гостях свою поэму «Облако в штанах».

Осип Брик восхитился произведением и вскоре на свои деньги напечатал поэму, а затем в альманахе «Взял. Барабан футуристов» написал рецензию «Хлеба!»:

«Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные». Мы ели пирожные, потому что нам не давали хлеба. И какой только пакостью не кормили нас предприимчивые кондитеры. «Пирожные! самые обсахаренные, самые свеженькие, тают во рту. Пожалуйте! Снежные буше Блока, вкуснейшие эклеры Бальмонта, не прикажете ли свешать фунтик карамели без начинки „Акмэ“ новой фабрики Гумилёва бывшего старшего приказчика и т.д. В. Брюсов с братом. Фабрика оборудована по последнему слову техники; все машины выписаны из-за границы. Очень рекомендую». И наконец наиновейшее достижение кондитерского искусства «Мороженое из сирени».
Сосали, пережёвывали, захлёбываясь, глотали эту сладкую снедь, вымазывая патокой губы и души. Потом валялись на всём, что помягче: куда деться от тошноты.
Радуйтесь, кричите громче: у нас опять есть хлеб! Не доверяйте прислуге, пойдите сами, встаньте в очередь и купите книгу Маяковского «Облако в штанах». Бережней разрезайте страницы, чтобы как голодный не теряет ни одной крошки, вы ни одной буквы не потеряли бы из этой книги-хлеба.
Если вы так отравлены, что лекарство здоровой пищи вам помочь не может, умрите, — умрите от своей сахарной болезни.

С этого момента Брик вплотную занялся вопросами литературы. В 1916-м он принимает участие в создании Общества изучения поэтического языка (ОПОЯЗ). К этой структуре имел отношение и Маяковский, страстно возлюбивший Лилю и поселившийся рядом с домом на Жуковского. Уже после Октябрьской революции все трое стали жить вместе — коммуной, подобно «Мечтателям» Бертолуччи. Их шведская семья распадётся в середине 1920-х, после чего Осип Максимович женится на Евгении Соколовой-Жемчужной — бывшей супруге кинодраматурга Виталия Жемчужного. Но несмотря на любовные разлады, все трое не разрывали товарищеских отношений и оставались единомышленниками.

Баррикады вместо богемы

Осип Брикmuzeimayakovskogo.ru

В послеоктябрьский период Осип Максимович стал одним из ведущих отечественных теоретиков новой культуры. В 1923 году при его непосредственном участии было создано объединение ЛЕФ — Левый фронт искусств, объединявший марксистских деятелей русского авангарда. Туда вошли почти все футуристы, с кем Брики общались в Петрограде. Маяковский стал одним из лидеров. Помимо литераторов идеологию организации разделяли кинематографисты Дзига Вертов, Сергей Эйзенштейн, Сергей Юткевич, Лев Кулешов, Леонид Трауберг, художники Владимир Татлин, Варвара Степанова, Александр Родченко, зодчие-конструктивисты (в 1925-м они образуют родственную структуру — Объединение современных архитекторов) и многие другие.

Революция переместила театр наших критических действий. Мы должны пересмотреть нашу тактику. «Сбросить Пушкина, Достоевского, Толстого с парохода современности» — наш лозунг 1912 года (предисл. «Пощёчины Общественному Вкусу»). Классики национализировались. Классики почитались единственным чтивом. Классики считались незыблемым, абсолютным искусством. Классики медью памятников, традицией школ — давили всё новое. Сейчас для 150.000.000 классик — обычная учебная книга. Что ж, мы даже можем теперь эти книги как книги, не хуже и не лучше других, приветствовать, помогая безграмотным учиться на них; мы лишь должны в наших оценках устанавливать правильную историческую перспективу. Но мы всеми силами нашими будем бороться против перенесения методов работы мёртвых в сегодняшнее искусство. Мы будем бороться против спекуляции мнимой понятностью, близостью нам маститых, против преподнесения в книжках молоденьких и молодящихся пыльных классических истин. Раньше мы боролись с хвалой, с хвалой буржуазных эстетов и критиков. «С негодованием отстраняли от нашего чела из банных веников сделанный венок грошёвой славы». Сейчас мы с радостью возьмём далеко не грошёвую славу после октябрьской современности, — говорилось в манифесте «В кого вгрызается ЛЕФ».

Позиция, которую отстаивал Брик и в целом ЛЕФ заключалась в том, что до октября 1917 года художник лишь «творил», будучи причисленным к определённой касте «то жрецом, то дармоедом». Теперь же он должен «быть точно определён и зарегистрирован в списках коммунальной биржи труда».

Художник творит. Для буржуазного общества этого было достаточно. Творила небольшая кучка людей, остальные были тварью. Звание творца давало право на привилегированное положение. В Коммуне творят все. Творить, быть самодеятельным — долг каждого коммунара. Профессиональные творцы Коммуне не требуются, — писал Брик в программной статье «Художник и Коммуна».

Он объяснял это тем, что освободив личность от «круговорота спроса и предложения», новая власть предоставила «каждому делать то, что ему свойственно», делая творческую свободу «достоянием всех». Отвечая на заочные обвинения в том, что большевики «загубят искусство», Брик объяснял, кого Советы «сбросят с корабля современности», а кто поведёт его в светлое будущее.

Погибнут художники, которые умеют только «творить» и «где-то там служить красоте». Есть другие художники. Они умеют делать нечто большее. Они умеют исполнять художественные работы. Эти художники умеют писать картины, декорации, расписывать потолки и стены, делать рисунки, плакаты, вывески, изготовлять статуи, памятники и многое другое, смотря по необходимости. Такие художники нужны Коммуне. Они делают вполне определённое, общественно полезное дело; исполняют реальную работу, требующую особых способностей, особого умения. Такой труд даёт художнику право встать рядом с другими трудовыми группами Коммуны, с сапожниками, со столярами, с портными. Он служит залогом, что искусство не погибнет, но найдёт себе место в общем строе коммунальной жизни, — писал Осип Брик.

Он вступает в партию большевиков и как дипломированный юрист устраивается в ВЧК. Там же работал известный друг будетлян Яков Агранов. Но в отличие от последнего, Осип Максимович пробыл в известном ведомстве недолго — с 1919 по 1921 год. Основная его работа в 1920-е — это создание концепций социального заказа, производственного искусства и литературы факта.

Литературная тема не совпадает с темой социальной. Методами художественного оформления нельзя непосредственно оформить социальный факт. Между художественным произведением и социальным фактом стоит литературная тема точно так же, как между куском дерева и стулом лежит технический чертёж. Литературная тема — это тот чертёж, на основании которого строится вещь. <…> Всё дело в том, чтобы материал рабочей жизни суметь оформить в литературной тематике, суметь найти в особых условиях рабоче-крестьянской жизни возможности литературного построения. Без этих чисто технических попыток, без этого литературного чертежа никакое знание рабочей жизни делу не поможет, — объяснял Брик в статье «Учить писателей».

Культ факта

Сотрудники «Окон ТАСС» Павел Соколов-Скаля, Николай Денисовский и Осип Брик ТАСС/Архив

Согласно концепции ЛЕФ, для литературы необходимо «создать условия, в которых авторы могли бы научиться отвечать заданиям сегодняшнего дня», а не «политически нажать» на деятелей перьевых ручек и пишущих машинок. Попытки найти образы нового мира в старых произведениях, как утверждал Брик, безнадёжны, потому что «художественная культура будущего создаётся на фабриках и заводах, а не в чердачных мастерских».

В этом отношении он, как и его единомышленники, критиковал концепцию Льва Троцкого, главреда журнала «Красная Новь» Александра Воронского и литератора Вячеслава Полонского, основанную на поддержке писателей-попутчиков вместо упора на формирование нового искусства. (Эта позиция Троцким объяснялась тем, что специфической «классовой» культуры при Советской власти не может существовать, поскольку «исторический смысл и нравственное величие пролетарской революции в том, что она залагает основы внеклассовой, первой подлинной человеческой культуры».) Лефовцы осуждали и Всесоюзную ассоциацию пролетарских писателей (ВАПП), которая жёстко боролась с группой Воронского (и в итоге раздавила её), но перенесла её подходы к созданию новых произведений по старым лекалам.

Мы продолжаем нашу борьбу против индивидуалистической художественной литературы за литературу деловую, газетно-журнальную. Мы считаем, что переход вождей ВАППа на позицию Воронских и Полонских грозит повернуть пролетарскую писательскую молодёжь на ложный и гибельный путь, — утверждал Осип Брик.

Проще говоря, вместо «вымышленных» произведений ЛЕФ выступал за документальные, пропагандируя репортажно-очерковые жанры в литературе (non fiction), фотографию и кинохронику — в визуальных жанрах.

Этой линии Осип Брик в целом придерживался в своих работах, не касающихся теоретических разборок. Таковых, впрочем, было не очень много. В 1923-м вышла его выдержанная в духе литературы факта повесть «Не попутчица», пропагандирующая новые семейные отношения, в 1926-м вместе с Маяковским они создают гротескную пьесу «Радио-Октябрь».

С начала 1930-х Осип Максимович уделяет внимание развитию советского театра. Из-под его пера выходят либретто опер «Камаринский мужик», «Именины» и «Иван Грозный». Над последним он работал уже в годы Великой Отечественной войны и координировал свою работу с Сергеем Эйзенштейном, который снимал одноимённый фильм.

К кинематографу Брик также был причастен, возглавив в конце 1920-х сценарный отдел киностудии «Межрабпом-Русь». Он, в частности, писал сценарий для фильма Всеволода Пудовкина «Потомок Чингисхана» (1928), посвящённого борьбе монголов против английских колонизаторов. Сюжет, основанной на реальных событиях, был заимствован у сибирского писателя Ивана Новокшонова.

Через год Брик написал сценарий ленты Льва Кулешова и Нины Агаджановой «Два-Бульди-два» о циркачах в годы Гражданской войны. Тогда же, в 1929-м, совместно с режиссёром Всеволодом Мейерхольдом он начал работать над фильмом «Евгений Базаров» по роману Тургенева «Отцы и дети». Выйти на экраны этой картине не было суждено, но труд даром не пропал, и на его основе создали пользовавшуюся успехом театральную постановку.

Ещё одна картина, сценарий для которой создал Брик (совместно с Михаилом Розенфельдом), — «Случай в вулкане» (1940), также снятая Львом Кулешовым. Это киноочерк о человеке, который, испугавшись прыгнуть с парашютом, стал матросом, а затем примкнул к учёным, с которыми направился к кратеру вулкана.

В 1930-е годы Осип Максимович трудился над фильмом «Дохунда» режиссёра Бенсиона Кимягарова. В основу сюжета он положил одноимённый роман основателя таджикской литературы Садриддина Айни. Киноработа о том, как Советская власть превратила среднеазиатского батрака в строителя новой жизни, была завершена только в 1957-м.

Маяковский как талисман

Владимир Маяковский и Осип Брикmuzeimayakovskogo.ru

В каком-то смысле все враждующие между собой группировки примирило и уравняло постановление ЦК ВКП(б) 1932 года «О перестройке литературно-художественных организаций». После выхода этого исторического документа в СССР образовались вобравшие в себя представителей разных течений большие творческие союзы — писателей, кинематографистов, композиторов, художников и архитекторов.

Лефовцам, прекратившим своё организационное существование ещё в конце 1920-х (в 1929–1930 годы они называли себя РЕФ — Революционный фронт искусств), повезло больше остальных. В отличие от перебитых в период большого террора литераторов-«троцкистов» вместе с большинством вапповцев, почти все «левые» пережили эту мясорубку (и даже Шкловский, который в 1917 году, будучи эсером, участвовал в антибольшевистском мятеже). Возможно, сему способствовала любовь товарища Сталина к Маяковскому, который после письма Лили Брик, жаловавшейся на забвение поэта, поручил в 1935-м заняться изданием его работ будущему кровавому наркому Николаю Ежову.

Тов. Ежов, очень прошу Вас обратить внимание на письмо Брик. Маяковский был и остаётся лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи. Безразличие к его памяти и его произведениям — преступление, — следовало из резолюции вождя.

Соратник и друг поэта-футуриста пережил его на 15 лет. В годы Великой Отечественной войны он трудился в редакции военно-патриотических плакатов «Окна ТАСС». Внезапная смерть застигла его на пороге собственной квартиры 22 февраля 1945 года. Как вспоминала позднее Фаина Раневская, Лиля Брик долго страдала и через несколько лет после ухода бывшего мужа признавалась, что «надо было быть только с Осей».

Имена Маяковского и Лили Брик и сегодня остаются на слуху, причём не только в контексте «амурных похождений». А оставшийся в их тени Осип Брик был одним из ведущих законодателей советского авангарда — всемирно признанного культурного феномена, ставшего возможным благодаря вовлечению в живое повседневное творчество самых широких слоёв общества.

Добавьте наши новости в избранные источники

Через две недели после смерти Маяковского Лиля Юрьевна Брик рассчитала домработницу Кочетову, проработавшую в семье Маяковских-Бриков в Гендриковом переулке три с половиной года.

Спустя почти 10 лет, 26 января 1940 года, рассказ Прасковьи Сергеевны Кочетовой об этих трех с половиной последних годах записал неведомый нам человек (я не нашла ссылок на то, при каких обстоятельствах и кем это было сделано). Запись была передана в Государственный музей Маяковского. Ее опубликовали только спустя 74 года в книге «Маяковский глазами современниц» (издательство «Росток», Санкт-Петербург).

Что было с Прасковьей Сергеевной после 1940-го — мы не знаем, годы ее жизни в книге не указаны.

Лили Юрьевна Брик покончила с собой в 1978-м, оставив вдовцом своего последнего мужа Василия Катаняна.

Осип Максимович Брик умер от сердца в феврале 1945-го.

Прасковья Сергеевна, простая женщина, терпеть не могла Лилю Юрьевну и очень уважала Владимира Владимировича. Когда ей одновременно поступило два предложения о работе — от Маяковского и от, на минуточку, Ворошилова, она выбрала первого.

«Я пошла к Маяковскому, — рассказывала она, — и он мне сразу очень понравился». Прасковья Сергеевна знала его и раньше — он бывал в том доме, где она работала до того, как поступила к нему и к Брикам. «Он приходил и кушал мои блины, бифштексы по-гамбургски и другое», — вспоминала она. Надо думать, с аппетитом.

📍Но дадим слово Прасковье Сергеевне.

«На работу нас принимал сам Владимир Владимирович, сам с нами разговаривал; все вообще сам делал — деньги на расход выдавал, сам нашел меня у знакомых. Лиля Юрьевна у нас была как гостья. Даже когда гости бывали, Лиля Юрьевна никаких обедов не заказывала, ничего, все он.

С утра Владимир Владимирович дает мне деньги на расход, дня на два, иногда на три; ну, по 50 рублей давал, по 75. За все расходы мы платили, все из его рук текло. И сам он нам жалованье платил обеим — по расчетным книжкам, платил всегда точно.

И когда Владимир Владимирович заграницу ездил или в Крым, все я на дорогу собирала. Я была моложе тогда, он меня Пашей называл: «Вот, Паша, я уезжаю тогда-то и тогда-то заграницу — и мне белье». Я подготавливала ему белье в дорогу. Так что он собирался только с одними нами, а у Лили Юрьевны никакого внимания к нему не было, чтобы вот проводить его, — что он уезжает в дальнюю дорогу, чтобы что-то обеспечить, сделать. Никогда ничего.

Вот он встанет, походит, видит — половина двенадцатого, скоро ему уезжать. Она еще не вставала. Он стучит ей в дверь: «Лиля — деньги!» Он ей всегда оставлял деньги. А она к нему относилась не очень-то хорошо. Так они разговаривали дружно все. Он ее очень любил. Так любил, что я это и не знаю. Цветы ей приносил. Иногда мне закажет купить.

Когда он уезжал куда-либо, ему никаких проводов не было, ничего этого не было. А когда уезжал Осип Максимович один раз при мне по Волге кататься, совсем по-другому было. На мне просто эти шаги отразились. Я с другой девушкой разговаривала тогда: «вот Лиля Юрьевна как с мужем».

Ведь пока я у них служила, Лиля Юрьевна ни с Владимиром Владимировичем, ни с Осипом Максимовичем не жила, они были просто товарищи. Но, по-видимому, она Осипа Максимовича уважала больше, чем Владимира Владимировича. Вот она ходит за ним и говорит: «Ося, у тебя есть деньги?» Она за три дня сказала, что Осип Максимович едет на Волгу кататься, что надо ему белье приготовить.

Ни разу я не видела, чтобы она его поцеловала, никогда он не ночевал у нее, не сидел в ее комнате ночью. На даче как-то один раз она его взяла просто пройтиться. И так он был доволен, что она с ним прошлась! Это удивительно! Я говорю: «Ну, Владимир Владимирович с Лилей Юрьевной прошелся. На такую высоту поднялся!» Он ее очень любил, а она его — нет. И в театры она не ходила с ним.

С Осипом Максимовичем они тихо жили, никогда они не ссорились, никаких скандалов не было. Только Маяковский был хозяин, он их просто содержал, они тут жили как в номерах где-нибудь. Ну, ничего не знали! У нас дровами отапливалось. «Владимир Владимирович, дров нет». Он на дрова денег даст, на всё. Все хозяйство вел Владимир Владимирович.

Владимир Владимирович никогда отчета с меня не спрашивал в деньгах. Как у меня все деньги выйдут, я опять прошу у него. Владимир Владимирович ведь знал меня — откуда он меня брал, какой я человек. Моя честность — мое богатство. Он мне верил, меня очень уважал и любил.

И в то время, когда он задумал застрелиться, — он мне деньги давал, — так он мне не показал свое лицо, а открыл дверь и просунул деньги и подал мне их. Это одним днем было раньше до того, как он застрелился. Вечером он так сделал, чтобы я его лица не видела, потому что он меня понял. Наверно, уж он на себя не был похож, и ему тяжело было с народом.

В это время он, наверное, дня два не ел — в последние дни.

Лили Юрьевны не было, она была заграницей. ее ждали два дня — когда она приедет.

И все это было нам такое горе! Так было ужасно горько.

Лиля Юрьевна приехала к похоронам. Ни слова не поговорила с нами. Приехала. Я думала, что она после него жить не будет, — я-то как предполагала, когда ее не было тут. А когда она приехала, я посмотрела: у нее и горя-то особенно тусклого не было. Осип Михайлович тоже не так был расстроен. Никак на них не отразилось особенно.

Комнату мне обещал устроить. Брату моему 30 рублей давал каждый месяц. Он обстрелил глаз, так Владимир Владимирович просил Авербаха, чтобы он его оперировал, и стал давать брату по 30 рублей в месяц. Он очень добрый был, костюм подарил моему брату. Месяц лишь брат был в больнице, и Владимир Владимирович веле ему покупать яблоки и все носить туда. Авербаха просил очень трогательно, что столько-то детей, нельзя ли посмотреть.

Он детей очень любил. Вот этой Марусе они пальто купили, все ей сделали. Если бы Владимир Владимирович не застрелилился, она бы всю жизнь ходила сюда.

(Примечание: Маруся — девочка, которую Лиля Юрьевна слегка сбила машиной — у нее был «Рено», привезенный Маяковским из Парижа).

И животных удивительно любил. А Булька месяца за три до его смерти плакать стала. Бывало скажу: «Булечка, что ты такая скучная?» А у нее капают слезы на коленки.

Булька при мне как-то принесла щенят. Он говорит: «Купи ей курочку, бульону свари». Котлеты я ей делала из фарша. Потом у нас всегда большой торт стоял, покупали мы в кондитерской за 10 рублей. Я утром прихожу — больше половины остается. И вот, если Владимир Владимирович возьмет с собой в комнаты Бульку спать, то Булька со стола все на пол перекидает и разбросает в углах.

Один раз я думаю: ну, надо ее проучить! А с черного хода был такой чуланчик. Я взяла эту Бульку на холодок и хотела ее постегать: вот тебе! вот тебе! Владимир Владимирович услыхал. Это перед смертью было. Он бежит на кухню в одном белье, за голову взялся:

«Что ты делаешь? Что ты делаешь? Ты же могла как-нибудь по-другому поступить, а ты ее же била».

Он меня очень ругал за эту Бульку, что нельзя было бить Бульку».

Подскажите, плиз, источники, в которых можно найти сведения о судьбе Прасковьи Кочетковой.

Источник — моя страница

Все про маяковского

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *